Стив Перри. Легендатор




OCR: Sergius - s_sergius@pisem.net



Перри С.
П26 Легендатор: Роман. - М.: ООО "Фирма "Издательство ACT"", 2000. - 448 с. - (Координаты Чудес).
ISBN 5-237-04929-Х
Он - легендатор.
Один из тех, на кого в мире фантастических технологий и всевластных суперкорпораций далекого будущего возложена престижная обязанность манипулировать сознанием миллионов.
Он - лучший из лучших. Лгать - его работа.
Но теперь, когда его любимая убита, а за ним самим идет безжалостная охота, он должен любой ценой найти в паутине лжи истину. Найти, чтобы выжить и восстановить справедливость.
Он будет искать, даже если ради этого придется нарушить законы времени и пространства...
ББК 84 (7 США)
© Steve Perry, 1994
© ООО "Фирма "Издательство ACT"", 2000



Стив Перри
Легендатор


Steve Perry
SPINDOC
1994
Перевод с английского О.Ю.Черепанова
под редакцией М.Б.Левина



Я лучше, когда я в движении.
Солнечная пылинка

Глава первая
Силк мылся под душем, когда с консоли послышались громкие, отрывистые гудки, наполнившие весь куб.
- Черт! - Он схватил полотенце и голым бросился в кабинет, оставляя мокрые следы на полу. Вообще-то сейчас не его смена, но так уже повелось - стоит ему только зайти в душ, и тут же пульт начинает сиять, словно ночной Лас-Вегас.
- Ну что там еще? - спросил он, завернув за угол.
- Аварийная ситуация второго класса на спусковой камере, - ответил компьютер спокойным женским голосом.
А еще говорят, что автономным биопатам не присуще чувство юмора. Он явственно слышал насмешку в ее словах. Силк не сомневался - эта тварь знает, что застала его за мытьем. В хорошем настроении Силк называл ее "Баблз", ну а когда был не в духе, придумывал по-настоящему интересные имена.
Должно быть, прошлой ночью он забыл включить защитный экран, и вот теперь на краю пульта примостился геккон. Завидев Силка, геккон тут же засеменил обратно к окну, под лучи мауского солнца. Передняя и задняя лапы с каждой стороны двигались синхронно, почти соприкасаясь друг с другом, так что в движении он смотрелся как серия бесконечно чередующихся скобок. Впрочем, это может быть "она". Почему бы и нет? Самка-геккон и компьютер с женским голосом немного посплетничали.
Силк покачал головой. Мозг никак не врубался. Хотя немудрено: ни тебе помыться как следует, ни кофе выпить. Он ведь заснул поздно, потому что рассчитывал на свободный день и полное безделье. Ладно, надо включаться.
Авария второго класса Е. Опасность, грозящая шаттлу, но не представляющая угрозы для населенных районов. До чего удобная кодировка.
- Ну-ка покажи, что там такое. - Он расстелил полотенце на стуле, сел и натянул на голову тонкую проводящую рамку. Пластиковые датчики памяти туго обхватили его виски, на глаза опустились специальные очки, наушники прижались к костям за ушами.
- Информацию с линии или виртуальную?
- Вначале с линии.
Перед ним вспыхнул голопроектор - призрачное изображение, сквозь которое просвечивал пульт. Имена, номера, статистические данные, схемы - все это проплывало мимо него в несколько слоев, каждый из которых для удобства был выделен своим цветом. Он сосредоточился на верхнем слое, красном, и тот тут же потек медленнее, подстраиваясь под движение читающих глаз.
У спусковой камеры номер 113 - шаттла под названием "Гавайская звезда" - серьезный сбой механизмов связи с наземным управлением, рулевые плоскости стабилизатора и правого борта вышли из-под контроля, и в результате корабль при входе в атмосферу вошел в штопор. Дублирующая система управления оказалась неисправна, связь между управляющими и исполнительными компьютерами прервалась. Попытки вырваться за счет форсажа двигателей бесполезны - они могут с тем же успехом бросить корабль не вверх, а вниз. Экипаж уже попробовал это сделать, но лишь усугубил ситуацию. Да, дело дрянь.
А вот и цифровые данные. На борту четыреста шестнадцать пассажиров и шесть членов экипажа. Скоро придется говорить о них в прошедшем времени.
- Репортеры к нам пробиваются, - доложил компьютер.
- Смотри, какие шустрые. У тебя утечка информации?
- Только не у меня, - ответила Баблз. - Рабочие каналы закрыты, трубки чистые. Так что, придержать их пока?
- Ага. И давай виртуальную.
Компьютер выдал новый оптический образ, созданный по информации из файлов, по снимкам со спутников связи и по информации от самого шаттла. Схемы связи "Гавайской звезды" по-прежнему работали исправно, направленный радиотрансляционный луч попадал на приемные устройства порта Мауи. Устройства эти находились на другом конце острова от того места, где голый Силк сидел сейчас на мокром полотенце. Возможно, кто-то перехватит направленный луч - это возможно, если знаешь, где искать. В устройствах связи шаттлов компании стояли шифраторы и вариаторы частот, но что может спрятать один компьютер, то в состоянии найти другой. Такое случалось сплошь и рядом.
Шаттл представлял собой закругленный на конце конус с крыльями и хвостом. Под обшивкой устанавливались теплопоглощающие пластины. Сейчас, кувыркаясь в воздухе, камера подверглась интенсивному трению в местах, не рассчитанных на тепловые нагрузки. Ее волоконно-углеродный корпус раскалился докрасна, а кое-где даже мерцали желтоватые пятнышки. Пригнувшись, Силк наблюдал за изуродованным кораблем так, словно до него было рукой подать. Корабль падал с неба, как большой булыжник, горячий большой булыжник.
- Температура внутри корабля?
- Сто семьдесят четыре целых девять десятых градуса по Цельсию. И непрерывно повышается.
Силк шумно выдохнул воздух. Да, для пассажиров это многовато. Настоящая духовка. Даже если бы Господу вдруг вздумалось подхватить корабль и плавно посадить его, они все равно к этому времени спекутся.
Боже! Что за бардак.
- Где и когда они врежутся в землю?
- Место падения: 20 градусов 36 минут северной широты, 154 градуса 45 минут западной долготы. Время падения: 08:31 по местному времени. Примерно через 208 секунд.
- Отключи виртуальный канал. Вернись на информационный. Дай мне карту.
Компьютер выполнил приказание.
Образы мелькали, сменяя друг друга. Появилась карта Большого Острова, по ней поплыли цифры. Силк покачал головой. У него выходной, времени только девятый час, и вот - на тебе. Серьезный кризис. Похоже, корабль упадет примерно на сотню километров севернее Хило и чуть к востоку, вдали от крупных островов. Межостровное транспортное управление уже предупредило все морские суда. Конечно, нужно колоссальное невезение, чтобы попасть точно под падающий шаттл, но кто знает? В прошлом году космический обломок величиной с кулак уложил одного парня наповал в его собственном кубе. Парень лежал в постели с женой. У нее - ни царапины. Женщина слышала, как обломок пробил потолок, потом ее тряхнуло и обдало дождем горячих и влажных песчинок. Обернувшись, она увидела, что мужу снесло полголовы. А ударь осколок сантиметров на пятнадцать левее, оба остались бы живы. Один шанс был из десяти миллионов, что осколок попадет в того парня - согласно неискаженной версии, которую Силк узнал от своего приятеля из "Молнии". Ох и торжествовали тогда все эти группы "Не-лезь-в-космос-сиди-дома"!
Эй, Силк, проснись, тут работа, а не вечер воспоминаний.
- Дай-ка мне Лжеца.
- "Лжец" - жаргонное слово, и корпорация рекомендует сотрудникам от него отказаться.
- Господи, Баблз, избавь меня от дурацких инструкций. Соедини меня с биопатом портовой администрации Мауи. Только не показывай мне седовласую бабулю, которую этот сукин сын выводит на голопроектор! Оставь экран чистым и печатай с голоса.
- Биопатический компьютер портовой администрации у нас на линии.
Зазвучал голос, теплый, женский, чуть тронутый возрастом - намек на мудрость.
- А, маскулин Вентура Силк! Мы ждали вашего звонка.
Еще бы.
- Вы получили данные с "Гавайской звезды"? - осведомился Силк.
- Да, получили, - ответил компьютер. - Какое несчастье! Ужасная трагедия для пассажиров, экипажа и членов их семей.
Да, до удара о землю остается минуты три, но все они - давно уже покойники, подумал Силк. После такой болтанки и пекла вам, ребята, одна дорога - к морскому дьяволу.
- Получили? Тогда задайте мне параметры легенды.
По невидимому экрану, который компьютер Силка генерировал у него перед глазами, поползли слова. Распечатка появлялась одновременно со звуковыми сигналами. Какой-то странный запах стоял в кабинете. "Уж не наложил ли здесь кучу геккон? - подумал Силк. - Интересно, как пахнет дерьмо геккона? Сейчас маленькая ящерица сидела на подоконнике в нерешительности. Странно, что в комнате нет мотыльков. И как это он забыл про экран? А может быть, Мак выключила его, собираясь на работу? Ей нравилось дышать океанским воздухом без добавленных экраном ионов.
- Существуют две возможности: несчастный случай и умышленный саботаж, - доложил Лжец. - В первом случае это или сбой оборудования, или ошибка, допущенная человеком, или сочетание обеих причин. Оборудование включает в себя механику, биопатику, электронику, программное обеспечение и вспомогательные системы.
Силк покачал головой. Каждый раз этот болван начинает от сотворения мира. А ему всего-то нужно знать, какая легенда нужна компании на сей раз.
- Ошибки могли допустить члены экипажа, наземные диспетчеры, орбитальные инспекторы, пассажиры, вспомогательный персонал...
Господи, да неужели там не понимают, что он в состоянии сам справляться со своей работой? Ему тридцать два года, вот уже пять лет, как он стал легендатором. Он давно научился управляться с репортерами, с другими легендаторами, сующими нос в чужие дела, даже с правительством, если потребуется. Вентура Силк считал себя одним из лучших пауков, задействованных в этом деле. Благодаря его стараниям барашки нагуливали жирок, не роптали и жили если не счастливо, то, во всяком случае, не ведая тревоги за все, что связано с портом Мауи, вторым по величине космопортом в Сьюпэк Интерлинк. Этим кретинам из компании достаточно объяснить, что они хотят, а они каждый раз читают ему лекцию из вводного курса.
- "Гавайская звезда" врезалась в землю, - вклинился в разговор его собственный компьютер. Баблз произнесла это спокойно, как нечто само собой разумеющееся.
- Черт! - процедил Силк.
Визуальные сенсоры подробнейшим образом изучат информацию, хранящуюся в черном ящике погибшего корабля, и, возможно, установят, что же случилось на самом деле, почему отказала система управления. Конечно, это важно - они ведь не хотят, чтобы корабли сыпались с неба дождем. Но еще важнее сейчас - что сказать людям. Репортеры уже барабанят в дверь - по крайней мере в фигуральном смысле, - и Силк обязан с ними объясниться. Если Лжец перестанет бормотать свои "или-или" и быстро перейдет к ОД - оперативным данным, то у него, Силка, быть может, останется после окончания работы несколько часов свободного времени. Да, пассажиров жаль, но его работа - обработать информацию. Правда - это золотой слиток, его можно сплющить, согнуть, вытянуть и свернуть в спираль - смотря что закажут. В умелых руках правда становится очень эластичной. Если Лжец не будет тянуть резину, для Силка эта катастрофа может обернуться триумфом. Ну а если победы не будет, то по крайней мере репутация компании останется незапятнанной.
Если они там поторопятся, то он еще успеет сегодня поплавать, а то и поупражняться с арбалетом. Ну, давай же...
Лжец закончил свои выкладки.
- Ну и?..
- Саботаж, - сказал Лжец. - Убийство под видом несчастного случая.
- Все ясно. Заканчиваю связь. Полупрозрачный экран растворился.
- Баблз, дай мне список пассажиров и членов экипажа камеры, сопоставь его со списком преступников, всех, кто как-то связан с преступниками, всех, кто был знаком с преступниками. Только уголовные.
К тому времени, когда заработала информационная линия, Силк уже набросал примерный сценарий. Главный прием хорошего паука - да, он уже смирился с этим унизительным прозвищем, - заключался в том, чтобы максимально использовать правду. Дайте барашкам сообщение, достоверное в шести пунктах, и они примут на веру седьмой - так всегда и случается. Конечно, у кого-то возникают разные догадки, но разве хватит времени их проверить при том потоке информации, который выплескивается в систему ежедневно?
- Брюс Ксонг из "Молнии" тоже занял очередь, - сообщила Баблз. - Под номером шестнадцать.
- Что-то он сегодня еле ползает, - отметил Силк.
Он сканировал поток информации. Одно преступное нападение. Нет, это слабовато, нужно найти что-то поубедительнее...
- Быть может, маскулин Ксонг не стал спешить, зная, что вы к нему расположены, - сказала Баблз.
Может, и так, мысленно согласился Силк. Ведь мы снабжаем друг друга необработанными данными. К тому же Брюс - отличный шахматист.
Силку ни разу не удавалось выиграть у него больше двух партий подряд - Брюс быстро его нагонял.
М-да... Арестован один колонист, который наглотался таблеток и сорвал общественное мероприятие. Нет, мало.
- Звонят из отдела внутреннего редактирования.
- Плевать я на них хотел. Подождут.
Давай, Силк, поднажми. В тот день, когда мясники заметят что-нибудь раньше, чем ты закончишь сценарий, это будет значить, что ты стал еще медленнее старины Ксонга...
Ага, вот оно! У одного из членов экипажа арестовали брата-наркодельца. Итак, подпольная торговля наркотиками. Всегда хорошо для легенды.
Силк вкратце изложил Баблз суть дела. Пусть она даже отправит сценарий мясникам для последнего редактирования, но главное, что к нему не придерешься. Просто мясникам нужно отрабатывать свой хлеб. Они переставят там и сям несколько слов - чтобы видели, что они работают. Но это не смертельно.
- О'кей, соедини меня с Ксонгом. А мне дай копию сценария.
Ожидая, пока Баблз подключится к компьютеру Ксонга, он прочитал проект готового заявления. Должно быть, несчастного репортера вытащили из сортира - он появился на линии только через минуту. Возраста они были примерно одинакового, но Силк - высокий и худощавый, а Ксонг - коротенький и толстый. Самым интенсивным физическим упражнением для репортера оставалась прогулка до собственного холодильника за очередной банкой любимого пива. Волосы у Ксонга были натурально черные, но с несколькими фосфоресцирующими зелеными прядями. Силк подозревал, что таким образом он пытался привлечь любовников обоих полов. В этих вопросах Ксонг был не особенно разборчив.
- Вен, как поживаешь, мой мальчик?
- Да помаленьку, старина Брюс. Вообще-то я сегодня выходной.
- Жизнь - тяжелая штука, мальчик. Видишь, на какие дела меня бросает компания? Ну, расскажи, как же это руководство порта скормило рыбам такую дорогую штуковину?
Силк хмыкнул.
- Налоги зато спишем. Свалилась бы у них еще парочка - мне бы тогда причитались хорошие премиальные.
- Не по призванию работаешь, детка. Тебе бы комедиантом быть. Но публике не терпится узнать подробности, а у меня еще две минуты эфира. Хочу дать в сеть. Что там по сути?
- Боюсь, саботаж, господин Ксонг. По нашим данным, второй пилот, женщина, была завязана в подпольной торговле наркотиками. Этакий семейный бизнес. Наступила на мозоль то ли якудзе, то ли мафии. Для гарантии перепроверим, но это похоже на расплату. А корабль - просто ей доставили гонорар прямо на работу.
Ксонг прищелкнул языком.
- Ничего себе. Да, дело серьезное, пусть даже касается только колонистов. Запусти это все ко мне.
- Уже в линии.
- Мне первому, да?
- Обижаешь, Брюс. Пусть ты даже в очереди шестнадцатый, зачем так обижать?
Круглолицый улыбнулся.
- Тебя обидишь! У тебя броня как у крейсера. Да если бы не Мак, никто бы и разговаривать с тобой не стал. Е2-ЕЗ, и конец связи.
Изображение исчезло. Силк улыбнулся. Потом сказал Баблз:
- Дай ему две минуты, а потом перебрось материал всем остальным, в порядке очередности звонков. И начинай новую партию. Ксонг пошел Е2-ЕЗ.
- Скучно он играет, - отметила Баблз. - Всегда одно и то же начало.
- Да, но при этом он побеждает в половине партий.
- Ты тоже скучно играешь.
- Ну вот, не хватало еще, чтобы биопат ко мне цеплялся. Ладно, пойду-ка я домоюсь.
Он встал, теперь уже почти сухой. Теплый солнечный свет играл на его коже. В свежем морском воздухе растворилось зловоние, оставленное гекконом. За окном автобус, полный туристов, взбирался по склону к Фаганскому Мемориалу - древнему каменному кресту на вершине Лионского Холма. Некоторые пассажиры заметили Силка, стоящего у большого, распахнутого настежь окна, и оторопели. Силк помахал им рукой. Еще до окончания тура половина из них станет расхаживать нагишом, наслаждаясь тропическим воздухом, загорая в тех местах, что они прежде прятали от солнца. Он повернулся к выходу.
- Задница у тебя что надо, - отметила Баблз.
- Что верно, то верно. Но ты-то откуда знаешь?
- Мак так говорит. Для тебя это комплимент?
- Еще бы, - рассмеялся Силк. - Сейчас я ее домою, с твоего позволения, потом схожу в тир и, может быть, даже поплаваю в бассейне.
- Возьми с собой телефон.
- У меня выходной.
- И все-таки возьми.
Он издал неприличный звук и направился в душевую.

Глава вторая
Ганский тир для лучников располагался на автобусном маршруте, примерно в четырех километрах южнее города, по направлению к Семи Священным Озерам. Участок дороги вокруг тира туристическое бюро нарочно сохраняло в плохом состоянии. В результате те одиннадцать-двенадцать километров, что отделяли тир от нижних озер, автобусы преодолевали за час с лишним, а пассажиров в них трясло, как поп-корн в коробке. А туристам только того и нужно. Первый белый человек, пришедший сюда, дал месту не совсем точное название. В сезон дождей озер здесь становилось в три-четыре раза больше, да и кто сказал, что аборигены почитают эти озера за святыни? В одном из гротов, в кристально чистой воде, кишели крохотные красные креветки - говорили, что это кровь гавайской принцессы, убитой ревнивым мужем. Это туристам тоже нравилось. По данным бюро, пусть и завышенным, за сезон 2117-2118 годов, только что закончившийся, здесь побывало семьдесят-восемьдесят тысяч людей, любителей пощелкать своими дешевенькими голографами.
- Эй, чудила, нашел свою потерянную пипку?
Силк отвлекся от мыслей о туристах и улыбнулся Коффи, служащему тира. Коффи - здоровенный мужик, совершенно квадратный, был по крови на большую часть туземцем. Темнокожий, с ослепительно белыми зубами, волосы черные с серым отливом. Был он лет на десять - пятнадцать постарше Силка, лет этак сорока пяти, и настолько к себе располагал, что даже его любимый богомерзкий одеколон, отдающий перебродившим вишневым соком, не мог этому помешать.
Пропускной пункт, ведущий за электрифицированную ограду, был всего лишь навесом на толстых опорах. Правда, на тот случай, если стихия разыграется, существовали жалюзи, но Силк ни разу не видел, чтобы Коффи их опускал. За воротами начиналась линия стрельбы, тоже под крышей, но без стен. Единственными сооружениями, обнесенными сплошными стенами, были туалет и оружейная - бронированная коробка, более походившая па старое банковское хранилище. Там держали луки, арбалеты и прочее снаряжение. Владеть настоящим арбалетом для любого из трех основных видов упражнений можно было только по лицензии. И все равно после стрельбы их обычно сдавали под замок, в оружейную.
- Слушай, Коффи: а правду говорят, что твоя подружка никак не отыщет твою пипиську и даже купила себе сканирующий микроскоп?
Коффи раскатисто захохотал. Кому-то нравится резаться в шахматы, кому-то - издеваться над размерами чужого члена.
- Слушай, Силк, я тебе выдам мишень, а ты, как отстреляешься, захвати ее обратно, идет? Зачем зря добру пропадать? Ты ведь все равно ни одной дырки не сделаешь. После тебя этой мишенью еще кто-нибудь попользуется.
- Старик, если мне не изменяет память, на прошлой неделе я тебя разделал под орех.
- Не свисти! Я стрелял с левой руки, с закрытыми глазами, и все равно ты меня еле-еле одолел.
Оба улыбнулись. Приветственный ритуал закончен. Силк вставил свое удостоверение личности в прорезь сканера, и стальные решетчатые ворота открылись. Коффи провел его к оружейной, отворил дверь и вынес Силку арбалет, десять стрел и стопку бумажных мишеней.
- Займешь пятую дорожку, - сказал он. - В одиннадцать придет команда школьников.
- Спасибо, братишка.
- Махалоа.
Силк пошел к навесу для стрелков, положил на стол снаряжение и сумку. Потом отправился вешать мишени. Раньше их крепили на тюках прессованной соломы, теперь - на брикетах какого-то искусственного вещества вроде дерна, которым еще устилали спортивные арены.
Когда-то стрелки из арбалета выполняли множество различных упражнений, но постепенно остановились на трех основных, два из которых стали олимпийскими видами. Упражнение на точность, когда стрелки сидя стреляли по мишеням с десятиметровой дистанции. Мишени эти, наклеенные на спандопластовые пластины, были не больше блюдца. В этом виде пользовались довольно хлипкими арбалетами и тонкими, облегченными стрелами. Излюбленный вид спорта среди людей, тяготеющих к сидячему образу жизни. Выстрелил, подтянул на тросе мишень, вынул стрелу, поставил мишень обратно, и можешь начинать снова. Нередко Силку приходилось видеть, как умелый стрелок пять раз посылает стрелу в пятнышко размером в полустадовую монетку. А лучшие арбалетчики в удачный день посылали в одно и то же отверстие до десяти дротиков подряд.
Другой вид назывался традиционным. В нем позволялось пользоваться лишь самым обычным арбалетом с открытым прицелом. Ограничений было столько, что меткий солдат с оружием образца четырнадцатого века вполне вписался бы в эту группу стрелков.
Силк предпочитал стрельбу в открытом поле. Этот вид был более близок к боевой практике. Мишени располагались на различной дистанции, от двадцати пяти до ста пятидесяти метров. Арбалеты в этих состязаниях использовались современные, безо всяких ограничений на класс, и походили на оружие четырнадцатого столетия примерно в той же степени, в какой крылатый маглевский поезд напоминал деревянную телегу, запряженную быками. И то, и другое - средства передвижения, но разница между ними огромная.
У Силка был арбалет Кохлера, тщательно сбалансированный, из литой японской найгрокерамики, с орфогелевой подушкой приклада. Сам лук был изготовлен под давлением из витого углеродного волокна, его детали подогнаны с микронными допусками. Тетива - с полимерной основой, с оплеткой из паутины искусственно выведенного паука-шелкопряда. Курок Ауэля, действующий от батарейки, задублированный ручным рычагом - для тех, кому нравится взводить курок вручную, а также для тех, кто вечно забывает подзаряжать батарейки. Сила натяжения - сорок килограммов плюс-минус двадцать граммов на уровне моря при относительной влажности пятьдесят процентов. Спусковой механизм Вильсона с возможностью настройки на любую тягу от ста граммов до трех килограммов. В прицел встроен широкоформатный голопроектор с шеститочечной цветной сеткой Таско - упрощенный вариант тех систем, что используют в крупнейших портах для посадки суборбитальных кораблей. На тренировках использовались те же стрелы, что и на соревнованиях: титановый черенок, наконечник из нержавеющей стали, пластиковое оперение.
В общем-то можно сказать, что современный арбалет по точности близок к огнестрельному оружию. Эта система обошлась Силку в две месячные зарплаты. Конечно, пока еще с олимпийцами ему рано тягаться, но через пару лет, если приналечь, можно достичь их уровня. В один прекрасный день он заткнет за пояс любого стрелка на этом острове. А сейчас он едва справлялся с Коффи и этим проклятым старшеклассником из Оаху, который, как подозревал Силк, был наполовину машиной. Если этот шестнадцатилетний юнец станет чуть выдержаннее, тогда никому на этой планете за ним не угнаться. Силк был в два раза старше и примерно представлял кривую своих будущих достижений. Все чемпионы по стрельбе были моложе тридцати пяти. Когда мальчишка достигнет его возраста, сам Силк, к тому времени уже пятидесятилетний, прочно обоснуется в команде старых хрычей.
Он дошел до тюка и вставил мишень в рамку. Да, когда-нибудь Вселенная растратит все свою энергию и тоже умрет. Так стоит ли переживать о будущем? Настоящее - вот единственное, что следует брать в расчет. Взять хотя бы этот шаттл, набитый туристами из внешних миров, - вряд ли утром кто-то из них подозревал, что этот день станет последним.
Обычно Силк не тратил времени на сравнения и метафоры. Но в откровенном разговоре он сказал бы, что его жизнь похожа на стрельбу из арбалета - та же целенаправленность, тот же жесткий контроль. Все разложено по полочкам, все движется точно по назначению, все имеет разумное, логическое обоснование. Он - летящая по дуге стрела, стремящаяся вверх, еще не достигшая своего пика.
Он прошел по аккуратно подстриженной траве к следующему ряду тюков - для стрельбы со стометровой дистанции. И пока устанавливал мишень, заметил, что ветер усиливается. Небо было почти ясное - лишь кое-где виднелись отдельные облака, но Силк тут же обратил на них внимание. Из-за теней с прицелом начинает твориться черт знает что. Даже поляризаторы не спасают. Ветер иногда бывает даже на руку, но тени - совсем другое дело.
Когда он шел на дистанцию пятьдесят метров, в траве перед ним скакал не то кузнечик, не то сверчок. Случается, такая тварюга запрыгивает на мишень во время стрельбы, и тогда стрелки, упражняющиеся в точности, ухитряются пригвоздить его к мишени. Но, ему, конечно, не под силу попасть с десяти метров в какую-нибудь мошку. Опять же все медалисты в состязаниях на точность старше него. Наверное, потому что им приходится сидеть...
Он водрузил последнюю мишень и пошел обратно, на линию стрельбы. При стрельбе из полевого арбалета упражнение начинается с наиболее удаленных мишеней, а заканчивается ближайшими. Считается, что таким образом воссоздаются условия настоящего боя, хотя на самом деле все это совсем не так. В мире, где наконец искоренили самые опасные эпидемии и наиболее частая причина преждевременной смерти - несчастные случаи, убийство человека считается тягчайшим преступлением. Коффи настроил голопроектор на развлекательный канал лишь потому, что, кроме Силка, в тире никого не было. Приди сюда еще кто-нибудь, этот здоровяк вел бы себя как подобает служащему тира - то есть не спускал бы с посетителя глаз. Если кого-то случайно подстрелят, то часть вины ляжет на Коффи, и тогда ему придется или заплатить внушительный штраф, или сидеть под замком вместе с неосторожным стрелком. Силк одобрял такие порядки. При системе коллективной ответственности человек становится осмотрительнее, он трижды подумает, прежде чем совершить какую-нибудь глупость. Самому Силку пришлось в течение двенадцати недель посещать после работы специальные курсы, прежде чем ему доверили арбалет такой убойной силы. И это тоже правильно.
Вернувшись на линию стрельбы, он надел специальные очки и перчатки. Потом проделал дыхательные упражнения, собрался и в течение пяти минут старался выбросить из головы все лишние мысли. Ничто не должно отвлекать стрелка, если он хочет добиться хорошего результата.
Приготовившись, он взялся за арбалет.
* * *
Силк отстрелялся еще до прихода школьной команды. Коффи, старательно демонстрировавший полное безразличие, наконец оторвался от проектора.
- Ну как?
- Да так себе. Метеоусловия плохие: ветер, облачность.
- На да, конечно. А еще у тебя болела рука и палец устал.
- А пошел ты на...
- К кому? - ухмыльнулся Коффи. - Если к тебе, так ведь придется поисково-спасательную команду вызывать. Иначе ты даже по малой нужде сходить не сможешь. Ну, давай выкладывай, братишка, сколько ты там выбил?
- Да так, пустячок - четыреста девяносто восемь.
- Трындишь! Сам туда иди и прихвати свой результат.
- Между прочим, при ветре.
- Это, наверное, был ветер кокуа - он и посылал твои стрелы в цель. Ну надо же - четыреста девяносто восемь...
Силк улыбнулся. Да, результат, достойный мастера. Пару раз он стрелял еще лучше, а один раз, на континенте, даже выбил пятьсот очков. Он тогда выступал в паре с Эндо Спирелли, и тот победил в переигровке на дистанции двести метров. Еще бы, Эндо - чемпион Северной Америки. Он тогда шесть раз попал в яблочко. Но и Силк не ударил в грязь лицом - четыре раза в яблочко. Сегодня он стрелял чуть похуже, но стыдиться ему тоже нечего.
- Моя тетива идет чуть вкривь, - сменил он тему. - Надо бы заменить.
- У меня есть дюжина новых. Хочешь, поставлю?
- Знаю я тебя! Ты ее так поставишь, что все стрелы в океан полетят. Нет уж, лучше я сам.
С ведома и разрешения служащего тира арбалет можно забрать с собой для починки. Правда, без стрел, и всего на пару дней. Силк держал дома пятьдесят тренировочных стрел, не говоря уже об острых, как бритва, охотничьих наконечниках, которые Мак подарила ему для коллекции. Такой антикварной штукой, изготовленной в прошлом столетии из углеродной стали, можно здорово порезаться, если не умеешь ей пользоваться. Силк не входил в число известнейших коллекционеров, но и у него было несколько ценных вещиц - например, деревянная стрела с каменным наконечником, которая датировалась 1880 годом и, согласно сертификату, была изготовлена индейцем из Северной Дакоты и принадлежала ему. Это маленькое сокровище стоило ему примерно столько же, сколько арбалет.
- Приложи палец, - сказал Коффи.
Силк дотронулся до пластины, и сканер скопировал его дактилоскопический рисунок.
- И не вздумай охотиться на туристов, когда расстроишься из-за своих скромных мужских достоинств...
- Ну, на прошлой неделе я ведь настрелял всего четыреста восемьдесят четыре. А с мужскими достоинствами у меня все в порядке.
- Ну ладно, бывай, - сказал Коффи.
* * *
Силк вышел из автобуса возле своего куба. Убрав арбалет и снаряжение, он взял полотенце, сумку и отправился на пляж Красные Пески. Он шел излюбленной дорожкой, задворками большого отеля - большинство туристов и не подозревали об этом маршруте. На пляже было всего несколько пловцов - в основном в трубках и с масками.
Силк спустился к воде. Так называемые пески больше походили на гравий, но действительно были красными. Каменные породы, выходя на поверхность, образовывали тихую заводь, где плескались несколько человек - судя по бледной коже, туристы. Был еще один смуглый - то ли местный, то ли тоже турист, но порядком повалявшийся на солнце.
Силк разделся, потом натянул плавки и силиконовые очки, побрызгал себя спреем от солнца и зашел в воду. Океан был теплым, несмотря на ноябрь. Он глубоко вдохнул несколько раз, выбрал дорожку и двинулся по ней ленивым, небрежным кролем. Вода колыхалась мягко, едва заметно. Даже заплывая на глубоководные участки, он видел дно и снующих под ним тропических рыбешек размером с ладонь. В свои первые заплывы он пускался в чем мать родила, рассудив, что такими плавками - сетчатым мешочком на эластичных ниточках - все равно ничего толком не прикроешь. А потом наткнулся как-то на стайку хвостатых, и те мигом отучили его от этой привычки - плавать нагишом. Эти малявки так и норовили впиться зубами во что ни попадя, а в особенности в то, что болтается на весу. Но это еще полбеды: в море водились твари покрупнее. Парочка морских попугаев вечно ошивалась поблизости, и вскоре он понял - без плавок тут лучше в воду не лезть.
Силк сплавал туда-обратно, описав пятидесятиметровую дугу, и движения его, поначалу неспешные, становились все быстрее и раскованнее, по мере того как разогревались застоявшиеся мышцы. Ему удалось разминуться с пловцами в масках с трубками, хотя пару раз он едва не налетел на одного толстяка. Чертовы туристы. В сезон отпусков они повсюду, куда ни плюнь. Стоит тебе упасть на землю, и ты обязательно кого-то из них придавишь, а еще пятеро посетуют, что приходится тебя обходить. Конечно, в середине зимы, когда до любого автобуса на континенте приходится брести по колено в снегу, дело обстоит иначе. Тогда уж купайся себе в океане сколько влезет. Правда, случаются и дожди, но теплые. Так что люди здесь ходят в шортах почти круглый год. В кубе Силка не было даже отопительной системы, и за пять лет, проведенных в Гане, он ни разу об этом не пожалел. Так же, как и об отсутствии кондиционера. В безветренную погоду он вполне обходился вентилятором, встроенным в окно, хотя Мак каждый раз грозилась купить кондиционер.
Он описал еще одну дугу и, сверившись с хронометром, обнаружил, что плавает уже двадцать минут. Ну что же - еще двадцать, и пора выбираться на берег. Потом он перекусит и, Бог даст, немного вздремнет. Мак вернется домой часа через четыре. Они могли бы прокатиться вместе, принять душ, пообедать. Да, если не считать утреннего происшествия, денек выдался на славу.
Силк снова обогнал толстяка в маске и с трубкой. Тот старательно двигал ступнями вверх-вниз, при этом ласты шлепали по поверхности, и на каждое незначительное движение тратилась уйма энергии. Он голографировал дно, рыб, порой женщину, вздумавшую поплавать голышом, в одних ластах и купальных очках, довольно привлекательную, пожалуй, даже излишне эротичную.
Силк снисходительно ухмыльнулся. Ну что возьмешь с этих бедолаг.

Глава третья
Сил к уже задремал, когда Мак вернулась домой. Он лежал на кровати совершенно голый, постепенно погружаясь в эротический сон, навеянный туманными картинами.
- Ну что, сладко тебе? - осведомилась Мак.
- А? - пробормотал Силк, выныривая из маслянисто-приторного сна.
- Значит, пока я исцеляю болезни, ощупываю лимфатические узлы, спасая наш мир от возможной чумы аусвельтеров, ты тут валяешься на кровати и воображаешь себя флагштоком?
Силк опустил взгляд и, оценив спою эрекцию, ухмыльнулся.
- Я грезил о тебе, Гемма Мак-Кензи Райан. Хочешь поиграть в доктора? Или, может, лучше в гнездо для флагштока? - Он повел бровями, выразительно показывая на свой пенис, и заставил его подскочить.
- Ну надо же - как ты владеешь собственным телом, - сказала она. - Я едва сдерживаюсь, чтобы не сорвать с себя одежду и не насадить свое горячее и влажное естество на твой могучий меч.
- И все-таки сдерживаешься, - тут же отпарировал Силк.
- А ты ничего не забыл?
Он нетерпеливо порылся в памяти. От всплеска умственной активности его флагшток стал крениться, вначале на правый борт, затем к корме, медленно сдуваясь, словно продырявленный воздушный шар.
- Нет, я не забыл, - проговорил он, озадаченный.
Что? Что он такое должен помнить? Ну, давай же, Силк, напрягись...
Мак взглянула на свой хронометр. А Силк - на нее. Она была высокая, всего на несколько сантиметров меньше его ста восьмидесяти пяти, не худая и не толстая, подтянутая - мышцы сохраняли упругость благодаря ежедневной стимулирующей гимнастике. Длинноногая, чуть широковатая в бедрах, но это ее даже украшало. Волосы - цвета воронова крыла, черты лица чуть неправильные, что приводило ее красоту в соответствие с характером. И полный доктор медицины, у которой ум - острее ультразвукового скальпеля.
Ну скорее же, Силк.
- Я просто подумал, что мы успеем порезвиться до ухода, вот и все, - запустил он пробный шар.
- Ну, если ты только зашустришь, как кролик, - сказала она. - А я откажусь от душа. Но тогда на приеме от меня будет вонять, как от блудливой кошки.
Вот оно что - прием! Ну конечно, черт бы ее побрал! Именно сегодня Медицинская Ассоциация устраивает званый вечер для своих новых членов!
- Ну и плевать. - Он сел на кровати и потянулся к ней. - Мне твой запах нравится. А твоя начальница наверняка знает, чем мы с тобой занимаемся. Так пусть убедится в этом лишний раз.
- Ага, а вместе с ней и все остальные? Вставай и одевайся, Силк. А я иду в душ.
- Тебе же хуже. - Он пожал плечами.
- И все-таки ты забыл, сознайся?
- Да брось ты! - пытался выкрутиться Силк. - Ты что же думаешь, я забыл про главное событие сезона?
- Нисколько в этом не сомневаюсь.
Он рассмеялся, наблюдая, как она, отойдя от кровати, начинает раздеваться и бросает на пол свои белые одежды.
- Ну ты и стерва! - крикнул он ей вдогонку. - Правда, трахаться с тобой - здорово, иначе давно бы вышвырнул тебя вон!
Из душевой кабинки донесся ее смех.
Силку нравилось, когда удавалось ее развеселить.
Он услышал, как полилась вода, и свесил ноги с кровати. Потом глянул на свой скукожившийся стебель.
- Извини, приятель. Но ведь ты сам виноват, что я забыл про эту чертову вечеринку. Так что страдай теперь.
* * *
В качестве штатного сотрудника Карантина для Гостей из Других Миров Мак пользовалась кое-какими привилегиями. Например, они отправились в бальный зал отеля "Гана" в четырехколесном электромобиле, который обошелся бы Силку в половину годового жалованья, имей он глупость его купить. Конечно, это великолепная игрушка, но ежегодное оформление лицензии на электрокар, даже из тех, что подешевле, стоило бы еще больше, чем сама машина. Так что если ты не богат и не имеешь таких льгот, как Мак, то до отдаленных мест приходится добираться в общественном транспорте, а до тех, что поближе, - пешком или на велосипеде. В пределах Ганы и ее окрестностей Силк передвигался на автобусе или на велосипеде. Да, электромобиль - вещь недешевая. Но зато из такой штуки с волоконно-углеродной рамой и ротолиновыми двигателями можно выжать на прямой дороге до ста километров в час. Не то чтобы вокруг было много прямых дорог, но на светлой стороне острова такие места встречаются. А забот с заправкой нет даже здесь, в дождливой Гане. Достаточно припарковаться на солнышке, и генераторы за пару часов зарядят подсевшие батареи.
Они ехали с открытым верхом, прохладный вечерний ветерок ерошил волосы.
- Где ты сегодня был?
Силк, прищурившись, посмотрел на Мак. До чего же она хороша в шелковом облегающем костюме и кепочке - и то, и другое синего цвета, переливающееся. Для себя он подобрал костюм предельно консервативного покроя из всех, что у него были, - пепельно-серый. Полипропиленовая туника по колено, под ней - комбинезон. Сорочка тоже серого цвета, но чуть потемнее. Ее воротник был виден через V-образный вырез туники, манжеты - из-под рукавов комбинезона. Для вечера такой костюм вполне годится, но на солнце в нем было бы жарковато. Мак старалась, чтобы он на подобных приемах выглядел как можно респектабельнее. Поскольку она метила на пост медицинского инспектора, то появление на людях с пьяным партнером, опрокидывающим бокал на колени начальству, было бы крупной ошибкой.
- Эй, маскулин Флагшток?
- Прости. Я размышлял, не купить ли мне такую же вещицу? - Он погладил приборный щиток, как собаку или ребенка.
- А где ты возьмешь деньги на ежемесячный взнос? И на что будешь питаться, разъезжая в этом символе благополучия?
Он нахмурился.
- Ну, например, стану гидом. Вполне профессиональным. Многие туристки готовы выложить кругленькую сумму, лишь бы я показал им что к чему.
Она засмеялась.
- Или ты меня будешь содержать. Она продолжала смеяться.
- Ну а потом, я ведь тоже могу пойти на повышение. Старушка Перкинс что-то последнее время совсем мышей не ловит. Взять хотя бы ее корявые легенды насчет водных такси в Оаху или старой бомбы в Молокаи, на которой подорвались туристы. Еще пара таких проколов, и им придется подыскивать нового шефа Сьюпэкского отделения.
- Ну да, конечно, - подтвердила Мак. - И какой по счету будет рассматриваться твоя кандидатура? Четвертой? Прекрасно. Перкинс свалит оттуда, Старк и Кинья отбросят копыта, и вот тогда-то и наступит твой звездный час - если они не найдут кого-нибудь со стороны.
- Ну, ты ведь знаешь, всякое случается...
- Еще бы. Мне вот тоже вполне могут присудить Нобелевскую премию по медицине.
- Я бы не удивился, - сказал он. - Ну а ты как провела день?
- Интереснее не придумаешь. Ты помнишь, я тебе рассказывала про одного аусвельтера? У которого нашли гемодискразию?
Силк рассеянно кивнул. По правде говоря, медицина его мало интересовала, и дома он обычно пропускал мимо ушей все, что Мак рассказывала ему про свою работу. Больные люди и жители других миров нагоняли на него тоску.
- М-да.
Он, конечно же, не помнил, но такой нейтральный ответ вполне ее удовлетворял.
- Так вот, когда его просканировали, обнаружилось кое-что потрясающее. Ты даже представить не можешь. Сегодня я не успела вникнуть в детали, но завтра разберусь во всем как следует.
- Ну что же, успехов тебе, - сказал Силк. Время от времени из окружавшей их темноты с жужжанием выскакивали насекомые. Одни погибали на ветровом стекле, другие, уцелев, атаковали идущий следом автобус с туристами. Впереди показался отель. Стоянка уже была заполнена наполовину, когда Мак припарковала там свой электрокар. Большинство таких машин с этой стороны острова обязательно в этот вечер будут здесь. Нынешний прием - главное событие если не сезона, то уж, во всяком случае, месяца. Силк уже приметил "ягуар", на котором разъезжал исполнительный директор Мауйской Корпорации, и гораздо более скромный "мицубиси" директора медицинского департамента, отца трех детей, пусть даже один из них и был приемный. Силк знал, что есть законы и законы. Законодательство для богатых и влиятельных людей, подобно золоту, мягкое и эластичное. В отличие от законов для всех остальных жителей Земли. Конечно; ты можешь завести столько детей, сколько захочешь, но тогда изволь отправиться за пятьдесят-сто световых лет отсюда, на З-2, или Фудзи, или Хок Мьет, или на любую другую планету внешнего мира. И поселиться там в современной разновидности глиняной сакли вместе со своими многочисленными отпрысками.
Ну, может быть, это и преувеличение, но все равно Силку слишком нравилась жизнь в метрополии, и не так уж хотелось ему заводить пискунов, чтобы резко менять окружающий ландшафт.
Может быть, когда-нибудь он сделает Мак одного, но сейчас еще не время.
- Эй, ты опять заснул?
Силк встряхнул головой, возвращаясь к сиюминутной реальности.
- Вовсе нет. Сегодня я буду, как никогда, обаятелен и остроумен. Так что считай, что новое назначение у тебя уже в кармане. К концу приема ты возглавишь центр.
- Да если ты не сблюешь на исполнительного директора, я и то буду рада.
- Я? Да никогда в жизни. Слушай, как ты думаешь, они сегодня подадут вареных креветок на льду? Обожаю это блюдо.
- Не ты один. Пойдем.
Внутри уже собрались представители местной элиты, несколько перспективных бизнесменов из Вест-Энда и еще двое из Гонолулу и с материка - Силк знал их как очень богатых людей. Большую же часть публики составляли местные доктора, инженеры крупного ранга и административные работники Ганской Карантинной Станции для Гостей из Других Миров. Все инопланетяне, прибывавшие в это полушарие, проводили тридцать дней на одной из трех станций Сьюпэка. Местная станция располагалась на насыпном полуострове, между космопортом и Старым Городом.
Мак отправилась разговаривать со своим шефом, а Силк - к столам с угощением. Он уже учуял запах креветок - величиной с большой палец, прелестного розового цвета, очищенных и красиво уложенных на подносах со льдом. С десяток человек уже вились вокруг этого притягательного места. Стараясь не выглядеть слишком потрясенными и нетерпеливыми, они вонзали в креветок длинные цветные зубочистки. На столах уже лежало этого морского деликатеса на пять-шесть сотен стадов, и, должно быть, еще больше креветок дожидалось своего часа на кухне.
Силк выбрал себе длинную розовую зубочистку, бумажную тарелку, салфетку и присоединился к компании. Зарабатывали они с Мак прилично и время от времени могли полакомиться мясными продуктами, но в основном это были цыплята и кролики. Чума 2060 года, принесенная из внешнего мира, выкосила шесть миллионов людей, а помимо этого уничтожила почти весь домашний скот. Теперь, съедая ростбиф, вы нарушали закон. Правда, существовали редкие исключения. Если вы держали корову, и она умерла от сердечного приступа или чего-то в этом роде, и ветеринары подтверждали смерть от несчастного случая, то останки можно было съесть. Это ограничение, как и всякое другое, люди научились обходить. Силк слышал, что некоторые люди промышляли тем, что за круглую сумму могли напугать корову до смерти. Сам он четыре раза в жизни пробовал гамбургер, а один раз - целый кусок жареного мяса, граммов в тридцать. Продукты моря до сих пор продавались свободно, но по пятьдесят - шестьдесят стадов за полкило, и креветки стали для большинства людей малодоступным лакомством. Он слышал, что планеты Юварос и Вентобланко до сих изобиловали дичью - можно было глушить ее палкой за порогом своего куба. В ресторанах там подавали мясо, рыбу и птицу. Да, это, конечно, здорово.
Но, с другой стороны, подумал Силк, подцепив на кончик зубочистки мясистую креветку, - нельзя забывать о глиняных хижинах, неведомых нам болезнях и прочих неудобствах жизни на границе. Нет уж, увольте.
Господи, до чего же вкусные эти креветки! Четыре. Он возьмет не меньше четырех. А если никто не покосится в его сторону, то, может быть, и пять.
К 22:00 зал был полон. Мимо то и дело сновали официанты. Гости весело болтали, смеялись, обсуждали дела.
Один из докторов, работавший вместе с Мак, отловил Силка и стал расспрашивать его о крушении спусковой камеры.
- Неужели это и вправду был саботаж?
Герр доктор Клейн был откормленный сорокалетний среднеевропеец, который старательно избегал солнца и потому ходил бледный как труп. Считалось, что таким образом он сохраняет здоровую кожу. Но тело, просвечивающее сквозь обтягивающий комбинезон и напоминавшее сырое тесто, складки подбородка, нависшие над туникой, вряд ли свидетельствовали о хорошем эпидермисе.
- Я лично готовил этот отчет, - сказал Силк. Он уже исчерпал лимит из трех порций спиртного, на льду больше не осталось креветок, но Мак, похоже, и не думала уходить. А тут еще этот герр доктор Клейн.
Ну что же - в каждой бочке меда...
- До чего жаль этих людей!
Силк украдкой взглянул на хронограф.
- Да, все это очень печально. Но что теперь поделаешь?
Клейн кивнул, и Силку показалось, что его светлые волосы сдвинулись, как единый монолит. Господи, чем он их смазывает? Шеллаком?
Тут подоспела Мак и спасла его от болтовни доктора.
- А, вот ты где. Вы простите нас, Ганс, если мы отойдем на минутку? Хочу представить Вена кое-кому.
- Да, конечно, дорогой коллега.
Когда они отошли на пару метров, Силк переспросил:
- "Дорогой коллега"? Есть еще люди, которые так говорят?
- Скажи спасибо, что я тебя вызволила.
- Просто не знаю, как тебя благодарить.
- Мог бы креветку для меня припрятать, жадный поросенок.
Он ухмыльнулся и, вытянув перед собой руки, показал, что они пустые.
Мак недоуменно вскинула брови.
- Ку-ку!
Он с торжествующим видом извлек из нагрудного кармана туники салфетку и, развернув, показал двух креветок.
Она рассмеялась.
- Беру обратно слова насчет жадного поросенка.
- Эти две - самые здоровенные из всех, что лежали на подносе. Я добыл их с риском для жизни.
- Дай сюда.
Силк протянул ей салфетку. Она улыбнулась, взяла креветку, засунула ее в рот наполовину, а потом стала двигать туда-сюда, словно занималась фелляцией.
- Вот это да! - Силк смотрел на нее, вытаращив глаза.
Она откусила полкреветки и стала медленно жевать. Потом облизала губы.
- О Боже, Мак...
- Не пора ли нам сматываться? - спросила она. - Ты как думаешь?
- Ага, пока у меня штаны не лопнули.
- Ах ты хвастунишка!
- Вот подожди, придем домой, я тебе покажу, кто из нас хвастунишка.
- Не знаю, дотерплю ли я до дома.
- Уходим, и немедленно! - сказал он, улыбаясь.

Глава четвертая
К тому времени когда Мак завела машину, Силк засунул руку ей между ног. Когда они выезжали со стоянки, он покусывал ей мочку уха. Его язык уже проник в ушную раковину, когда они миновали знак "стоп" у подножия холма и, не сбавляя скорости, проехали перекресток.
- Прекрати сейчас же! Хочешь, чтобы мы разбились?
Ветер и жуки летели навстречу и скрывались в ночи.
- Мне наплевать. - Он гладил ее лобок кончиками пальцев. Интересно, у нее уже намокло под шелком?
Она рассмеялась.
- Ладно, маскулин Силк, поглядим, какой вы смелый.
Они обогнули новую банановую плантацию, которую Миямото основал специально для туристов.
Полосу возделанной земли окаймляли густые заросли. При дневном свете они переливались десятком оттенков - от салатного до оливкового. А в темноте становились однотонными.
Мак свернула с дороги и направила машину к станции техобслуживания Миямото. Широкие банановые листья, освещенные звездами, понуро висели - не то что вымпел у Силка. Мак остановила машину за складом.
Силк потянулся к ней, она отстранилась и выскочила из машины.
- Мак...
- Ну давай, мой козленок. Поймай меня, если можешь.
Она повернулась и бросилась прочь.
Силк выпрыгнул через борт и припустился следом.
Она успела добежать лишь до ближайшей полоски мини-джунглей. Силк поймал ее, запутавшуюся в огромной лозе, с листьями в форме сердечка размером с человеческую голову. Он ухватил ее сзади, прижав ладони к ее груди. Мак рассмеялась и повернулась к нему лицом.
Поцелуй был долгим и горячим. Они покусывали друг у друга языки. Когда у него уже ноги подкашивались от возбуждения, она опустилась на колени, рывком расстегнула ширинку на его комбинезоне, взяла его член в рот и принялась быстро скользить вдоль него губами, при этом положив одну руку Силку на ягодицы, чтобы управлять его телодвижениями, а другой обхватив его так, чтобы он не мог войти слишком глубоко.
Сил к застонал, чувствуя, что у него уже подступает. Это было невероятное блаженство, но он мягко отстранил ее голову.
Она улыбнулась.
- Ты что? Сил нет сдержаться?
- Поговорим через минуту. Сейчас моя очередь.
Он сел на корточки, уложил ее на спину и стал раздевать.
- Проклятый костюм.
Она рассмеялась.
Наконец ему это удалось. Разведя ее ноги, Сил к наклонился, чтобы поцеловать ее. Он языком нашел ту маленькую штучку, которая набухла от его прикосновений.
Через полминуты Мак затрепетала и вцепилась в волосы у него на затылке.
- О Боже!
Когда предчувствие оргазма всколыхнулось в ней мягкой волной, он улыбнулся, глядя поверх ее увлажненного лобка.
- Эй, подожди, я только начал. Если ты разогрелась, то я покажу тебе, на что способен.
Она снова засмеялась и отвела его лицо от своего лона.
- Иди ко мне.
Он улыбнулся и стал двигаться вверх вдоль ее тела.
- Подожди немного.
Она перекатилась на живот и встала на четвереньки. Потом взглянула на него через плечо.
- Вот подходящая поза для леса. Войди в меня сзади.
Силк немедля это сделал.
Он проскользнул туда - к этому времени она исходила влагой - и тут же был захвачен ее тугим и теплым естеством.
- О Боже!
Он заработал, словно поршень, собираясь продлить это на часы, дни, годы. Он сдерживался из последних сил, но кончил после семи-восьми движений, стараясь, ухватившись за ее бедра, войти в нее как можно глубже, сделать свой последний выброс как можно мощнее и дальше.
- О-о-о!
Он постоял на коленях еще секунд пять, потом резко повернулся, и они оба упали боком на мягкую землю, по-прежнему слитые воедино.
- О Господи, - простонал он. И оба рассмеялись.
Через минуту она сказала:
- Конечно же, ты не взял полотенца, и вытереться нам нечем.
- Но ведь это была твоя идея.
- Ах вот как? А тебя она не заинтересовала?
- Признаюсь, даже понравилась.
- Ну вот и хорошо. Значит, мы вытремся твоей туникой.
- Эй, ты что делаешь!
Но не успел он и глазом моргнуть, как Мак откатилась от него и положила себе между ног его тунику.
- Вот теперь от _тебя_ будет пахнуть, как от блудливой кошки, - сказала она.
Силк снова рассмеялся.
Он лежал на земле, под зарослями субтропических растений, в уголке цивилизованного мира, наиболее походившем на рай, с животом, набитым морскими деликатесами, после изощренного секса с красивой и умной женщиной.
Что может быть лучше?

Глава пятая
Неподалеку от порта столкнулись два автобуса, полные туристов. Происшествие было незначительное - никто особенно не пострадал. Силк уже занялся разработкой легенды, когда ему позвонили по персональной линии.
- Это Брюс Ксонг, - доложила Баблз.
- Секунду.
Он закончил свою байку, и Баблз перекачала ее к мясникам.
- Ну что же, давай мне Ксонга.
- Вен, я очень сожалею... - начал Брюс. Вид у него был мрачный.
Силк недоумевающе смотрел на экран. Он никак не мог взять в толк, о чем речь.
- Мне будет ее очень не хватать. Если я чем-то могу помочь...
У Силка внутри все похолодело.
- Да о чем это ты, Брюс?
- Как, черт возьми, ты разве не знаешь?
- Отключи его, - приказал Силк компьютеру. - И соедини меня с Мак из карантина.
Сердце заколотилось как бешеное, когда на том конце кто-то подошел к селектору.
- Говорит доктор Клейн.
- Ганс, это Вентура Силк. Мне нужно поговорить с Мак.
Наступила долгая, как вечность, пауза. Казалось, вот-вот Вселенная ввергнется в полный хаос и распадется на части, вся энергия иссякнет и энтропия убьет все надежды. О Боже...
- Мне очень жаль, Силк. У нас тут произошел... несчастный случай.
"Только не это!"
- Доктор Мак-Кензи сейчас... э-э... в операционной, - промямлил Клейн.
Конечно же, он врал. Силк сам был слишком искусным лжецом, чтобы этого не понять. Даже если бы Ксонг не позвонил.
- Нет, она не в операционной. Она мертва, - сказал Силк. - Плетите свои байки для кого-нибудь другого, доктор, а еще лучше, оставьте это дело профессионалам - у вас умения не хватает.
И тут же он оборвал разговор. Подумал обо всех, кому он делал одолжения и кого о чем просить в первую очередь. Потом поручил компьютеру с ними связаться и стал ждать, тупо уставившись в стену, пока биопат, пробиваясь сквозь толщу недомолвок, старался выудить как можно больше правды.
Правда оказалась горькой, как он и ожидал.
Мак была мертва.
И ее убили.

Глава шестая
Депард Кинг был зол.
Он пребывал в этом состоянии большую часть своей жизни, но сейчас в первую очередь злился на самого себя. Ему снова не хватило выдержки. Он потерял над собой контроль, и вот что из этого вышло. Хуже некуда.
Он стоял на углу площадки для гольфа, а куб доктора был на другой стороне узкой улочки. 18:00 - время пересменки для персонала. Люди проходили мимо пешком, проезжали на велосипедах или в автобусах - тогда Кинг улавливал слабый запах горелой смазки и топлива. Одет он был в пестрые мешковатые шорты и такую же рубашку. Походные носки, тоже какие-то безразмерные, сандалии. На груди у него болтались дешевенькая голокамера и кошелек, как у всякого туриста. Шляпа, сплетенная из пальмовых листьев местным кустарем, довершала этот наряд. Он походил на тысячи других приезжих, за одним-единственным исключением: никто из них не совершил сегодня убийства.
Кинг посмотрел на хронометр. Стемнеет еще не скоро. Не стоять же ему здесь несколько часов подряд - такое поведение выглядело бы странным даже для туриста. Там, на пляже, за несколько кварталов отсюда, есть маленький ресторанчик. Он повернулся и двинулся в ту сторону.
Велосипедистка, коричневая, как ботиночный пластик, проехала мимо вверх по склону. На ней ничего не было, кроме обтрепанных шортов. Она улыбнулась, блеснув белыми ровными зубами, и крикнула:
- Махалоа!
Кинг тоже улыбнулся через силу и помахал ей рукой, стараясь выглядеть безобидно, как и подобает туристу. Он был крупного сложения, но не огромный, и всячески старался спрятать свою развитую мускулатуру под мешковатой одеждой. Для того чтобы слиться с пейзажем, нужно стать тем, кого ты изображаешь. Подобно актеру, вжившемуся в роль, ты не только переодеваешься, ты усваиваешь движения, манеры, характер своего героя. С туристами проще всего - Кинг сотни раз становился туристом, пока ишачил на Службу Земной Безопасности - Забой, как ее между собой называли оперативники. Это слово само собой напрашивалось по аббревиатуре - ЗБ. Да, Кинг так часто работал под туриста, что почти сросся воедино со своим вымышленным персонажем. Мэйнард Айзек Кларк - зовите меня просто Майк - жил в кондоминиуме в Канзас-Сити, работал в "Тарновер Файнэншнл" помощником инспектора. Его бывшая супруга при разводе ободрала его как липку, его никчемный сынок играет дурацкую африканскую музыку в каком-то паршивом ансамбле в Майами и тратит свои жалкие заработки на аусвельтерские татуировки. Майк на этот отпуск три года деньги копил. И в спортивный зал ходил - форму поддерживать, а то в этих местах приходится много ходить пешком. Когда человеку перевалило за сорок - вот как ему только что, - надо уже за собой последить, правда ведь?
Еще две туристки прошли мимо, и они обменялись кивками и улыбками. Повстречай он их в автобусе или в ресторанной очереди, наверное, следовало бы восхититься их загаром и рубашками местного покроя, но на улице это не обязательно.
В ресторане была длинная очередь, но это не важно - все равно нужно как-то убить время.
Черт побери!
Даже после долгих лет изучения боевых искусств и способов медитации он так и не научился до конца смирять свой буйный нрав. Это уже стоило ему работы в Забое. Годами он пытался обуздать себя. И постепенно он многому научился, но оказалось, что еще есть чему учиться в этом направлении. Если бы эта дура не уперлась, если бы прислушалась к разумным доводам, ничего не случилось бы. Так что она сама виновата.
Еще один автобус промчался мимо, подняв за собой хвост из пыли и мелких камешков. Майк сейчас наверняка бы отвернулся и зажмурился, и Кинг поступил так же.
Конечно, ему и раньше приходилось устранять людей, но начальство косо смотрело на такие вещи. Устранение допускалось лишь при крайней необходимости и только если его можно было замаскировать под несчастный случай или свалить вину на другого. На сегодняшней Земле насилие против граждан считалось самым тяжким преступлением. За убийство полагался пожизненный стасис - весьма неприятная перспектива. Человека помещали в специальный ящик и медицинскими средствами вводили в состояние транса, в котором он даже снов не видел. Благодаря жизнеобеспечивающим системам тело его функционировало, но интеллектуально он оставался мертвым, и так - пока не умирал на самом деле. Таков был окончательный ответ цивилизации на вопрос о смертной казни. Большинство людей считали, что такое наказание хуже самого преступления. Так считал Кинг, да и Майк тоже. Если уж хочешь разбивать черепа и хулиганить, езжай на внешние миры. А на Земле - либо иди в бокс или дзюдо и давай подписку, либо держи руки при себе.
Он встал в ресторанную очередь.
Вот дура.
А ведь все так хорошо начиналось. Майк к ней подошел, когда она отошла от машины. Электромобили парковали на солнце, чтобы подзарядить батареи, так что ей предстояла чудесная пешая прогулка до дома. Кратчайший путь проходил через густую чащу - местная растительность всегда буйно разрасталась, если ей не мешали. Мак-Кензи была одной из немногих сотрудниц карантинного центра, которые возвращались домой лесной тропинкой. Майк стал ждать ее там еще затемно. Никто не видел, как он пришел сюда, и никто не увидит его после. Осторожный человек всегда может укрыться за листвой, и хотя Майк разгуливал бы у всех на виду, Депард Кинг был человеком осторожным. Вот только вспыльчивый нрав его подводил...
- Доктор Мак-Кензи?
Она вздрогнула от неожиданности, но, увидев его в обличье Майка, тут же успокоилась.
- Можно сказать вам несколько слов?
Она остановилась. Они находились в самой густой части леса. Длинные лианы свисали с высоченных деревьев, кустарники поднимались на два метра от земли. За несколько метров человека уже не было видно.
- Да, конечно, - ответила она.
Но глаза ее сузились. Кинг понимал - она насторожена. Умная женщина. Она видит перед собой туриста, но турист этот обратился к ней по имени и в совершенно не подходящем для этого месте.
- У меня есть для вас предложение, - сказал Кинг.
Она выслушала его до конца, ни разу не перебив, понимающе кивая, и, как ему показалось, отнеслась к его предложению вполне серьезно.
Как он ошибся!
Когда Кинг договорил, она улыбнулась, а потом засмеялась в голос. Засмеялась!
- Вы с ума сошли, - сказала она. - Ну а теперь, с вашего позволения...
Она попыталась пройти мимо него. Кинг схватил ее за руку.
- Подождите, вы, наверное, не поняли.
Кто-то когда-то показал ей один прием. Она рывком высвободила руку и ткнула ему в глаза растопыренными пальцами. Попасть в него она, конечно, не могла, но, если бы попала, он остался бы без глаза. Кинг отклонился в сторону, даже не удосужившись отбить или заблокировать ее руку. На этом бы ему и остановиться.
Да, на этом бы ему и остановиться. Ведь он профи и мог бы найти другой выход. Например, недоуменно пожать плечами и уйти, а потом отказаться от личины Майка и стать кем-то еще.
Но нет.
Эта идиотка хотела выколоть ему глаз.
Ярость поднялась волной и захлестнула его. Да как она посмела!
Все дело в том, что когда его учили убивать голыми руками, то довели движения до полного автоматизма. Тренированный человек, потерявший над собой контроль, опасен. Смертельно опасен.
Кинг шагнул вперед, потом резким движением вскинул правый кулак и опустил. Этот удар имел много названий. В кендо его называли шомен, в чан-гене - кулак-молот. В академии Забоя - копер.
Кулак обрушился женщине на темя. Она упала, тут же потеряв сознание, однако даже и тогда еще было не поздно. Но Кинг уже действовал по инерции. Он ударил ногой в висок, пробив тонкую кость и разорвав мозговые оболочки. Этот удар и убил ее, хотя умерла она, наверное, не сразу.
Осыпая руганью ее и себя, Кинг несколько мгновений смотрел на скрюченную женщину, а потом повернулся и бросился прочь. Проклятие!
Проклятие...
- Обед на одного, сэр? - осведомился официант.
Кинг растерянно заморгал. Оказывается, он уже дошел до начала очереди. Он забыл, что он Майк, это плохо.
- А? Ну да, конечно, на одного.
- Вы не против сесть за столик с супружеской парой из... - официант сверился со списком на дисплее - ...из Буазе?
Майк был бы не против.
- Ради Бога!
- Тогда прошу вас сюда, сэр.
Двинувшись вслед за официантом, Кинг тут же выбросил из головы мысли о совершенном убийстве. Ему предстоит пообедать с супружеской парой из Буазе, сам он Мэйнард Айзек Кларк - зовите меня просто Майк - из Канзас-Сити. При чем тут убийство? Черт возьми, он три года копил деньги на этот отпуск...

Глава седьмая
- Все в полном порядке, - сказал врач. - Можете одеваться.
Лежавшая голой на столе для осмотра Зия Реланж никак не отреагировала. Конечно, все в порядке - а как же иначе после четырех лет упорных тренировок и пластической хирургии? Бригада из лучших на З-2 физиологов поработала над ее обликом, сделав ее привлекательной для среднестатистического гуманоида с нормальной сексуальной ориентацией. Конечно, она не понравилась бы тем, кто предпочитает женщин толстых, уродливых или с ампутированными конечностями. Она была крепкая, среднего сложения, с длинными светлыми волосами, широкими плечами, узкими бедрами и длинными ногами. Спортивная, но не чрезмерно мускулистая - грудь чуть больше среднего размера, такой не бывает при отсутствии жира в теле, так что пришлось давать ей специальные гормоны. Рост - сто семьдесят три сантиметра, чуть выше, чем у средней земной женщины, вес - пятьдесят восемь килограммов, возможно, чуть меньше среднего для такого роста. Лицо ей вылепили с не совсем правильными чертами - красивое, но не чересчур. По мнению докторов, слишком красивая женщина вызывала у землян чувство неловкости. А это вовсе ни к чему. Ей было двадцать пять стандартных земных лет. Возраст менять не стали, потому что в двадцать пять женщина уже взрослая, но в то же время достаточно молода, чтобы быть привлекательной. Помимо внешности, ей дали хорошую физическую и интеллектуальную подготовку. Она могла со знанием дела говорить на несколько тысяч тем. Она еще не прошла Курс Лечения, но, вернувшись, получала право на него в числе первых. Уже поэтому командировка того стоила.
Для той профессии, которой она занималась, запрограммировали ее идеально.
А занималась Зия Реланж шпионажем.
Она соскользнула со стола и стала без тени ложной застенчивости натягивать шелковый костюм. Столько людей перевидали ее голой, что ее давно уже перестало это смущать.
Доктор наблюдал за ней, стараясь сохранять профессиональное безразличие, однако ему это не вполне удавалось. Он обожал блондинок, особенно когда волосы на лобке были того же цвета, что и на голове, - как у нее. Зия знала это - прежде чем прийти на осмотр, она собрала о докторе кое-какие сведения.
Зия специально повернулась к нему лицом, когда надевала трусики. Она медленно подтягивала резинку вверх, а дойдя до растительности на лобке, едва заметно повела ею туда-обратно, так чтобы волоски слегка всколыхнулись. Казалось, что она слышит, как эрегирует его член, чувствует, как пересохло у него во рту. Вдруг этот доктор пригодится ей, когда она вернется с Терры? Почему бы на всякий случай не забросить крючок? Трюк очень простой, но эффективный.
Доктор был женат, имел четырех детей, ждал появления пятого, и если он когда-нибудь и нарушал брачный контракт, то Агентство Безопасности Новой Земли об этом ничего не знало. Но Зия не сомневалась - он тут же выпрыгнет из своей одежды, стоит только намекнуть. Это ведь входило в ее работу - чувствовать такие вещи и пользоваться ими.
Она закончила одеваться, взглянула на свое лицо в зеркале, кивнула доктору и вышла. Ей еще предстояло занятие по рукопашному бою и по стрельбе, но до них оставалась пара часов. Зия решила прогуляться пешком к ресторану, в котором обычно обедала.
Погода стояла теплая и по большей части солнечная, лишь на северо-западе, над горными вершинами, зависли облака. Бабочки придавали весеннему воздуху слабый аромат пыльцы, большие пчелы с жужжанием носились от цветков к ульям и обратно.
Бигл был крупнейшим городом на Нижнем Острове. Жизнь в нем кипела: улицы были запружены автобусами на спиртовых двигателях и маленькими скутерами, которые своим сердитым стрекотанием напоминали швейные машинки. Пешеходы двигались по широким пластобетонным тротуарам - в основном степенные старички и резвые, хохочущие дети. По обе стороны громоздились дома, среди них попадались и пяти-шестиэтажные. Почти двести тысяч жителей насчитывал этот второй по величине город Новой Земли, лишь Тачдаун, с населением в четверть миллиона, превосходил его.
Конечно, если собрать вместе всех жителей этой планеты - весь миллион - и поместить в один из кварталов Нью-Йорка на З-1, никто даже и не заметит прибавки. Ведь на Терре ютится почти семь миллиардов людей.
Такое просто в голове не укладывается. И хотя на занятиях она не раз при помощи голопроектора совершала прогулки по улицам Лондона, Токио и Нью-Мадраса, но все это до сих пор казалось ей нереальным. Как можно жить в таких условиях? Словно кролики, согнанные в тесную клетку. Выходит, верно то, что ей втолковывали инструкторы, - там, в метрополии, они все словно безумные, ползающие по дерьму мухи.
Ресторан "Большой пес" был всего за несколько кварталов. Зия жадно вбирала в себя образы и запахи города, взгляды, которые на нее бросали мужчины и женщины. Какое это наслаждение - быть молодой, сильной и идти по улице в шелковом костюме за восемьсот стадов, чувствуя себя хозяйкой жизни. Это задание - лакомый кусок для любого оперативника, но Зия добилась, чтобы дело поручили именно ей. После завершения операции спрос на нее резко возрастет - такие заслуги не забываются. Да, в этом сомневаться не приходится. К тому же задание не такое уж и сложное - нужно просто найти объект и доставить сюда. Для этого придется кое с кем переспать - а уж в этом она мастерица.
Она зашла в ресторан. Безобидный старикан у стойки улыбнулся ей и принялся искать свободное место.
- Привет, Дрелли, - сказала она, опускаясь на стул.
- Привет, Зия. Как обычно?
- Нет, знаешь, сегодня я хочу попробовать чего-нибудь необычное. Как насчет бифштекса "Дианна"?
Старик снова ухмыльнулся.
- Считай, что он уже у тебя на столе. Он пошел готовить блюдо.
Зия сама себе удивилась. Сырое мясо? Этого в ее программу не закладывали. Наверное, сколько ни вычищай из головы и сколько туда ни вкладывай, в ней все равно остается что-то от прежней Зии? Хотя это не так важно. Главное - выполнить то, что ей поручили.
Чего бы это ни стоило.

Глава восьмая
Силк мог бы связаться с полицией по компьютерной сети, но решил, что лучше самому туда отправиться. Сидя в домашнем кабинете, разговаривая с образом, витающим в воздухе, он особенно остро чувствовал свое бессилие. Ему хотелось увидеть настоящих людей, услышать живую речь и самому покопаться во всем этом дерьме.
И вот теперь он сидел в комнате для посетителей полицейского управления Ганы, ожидая встречи с дежурным офицером. Они не держали собственного легендатора - учитывая низкий уровень местной преступности, в этом не было необходимости. Пьяные или обкурившиеся наркотиков туристы, мелкие кражи" драки между местными - вот с чем обычно приходилось иметь дело ганской полиции. За последние пять лет не было совершено ни одного серьезного преступления. Вот разве только донос на босса корпорации из внешнего мира от его ревнивой жены. Разбирательством занималась Служба Безопасности Сьюпэка. Они и в этот раз должны были прислать следственную бригаду, но то ли их люди еще не прибыли, то ли эта информация хранилась в тайне.
Воздух в комнате был спертый. Краска на дешевых панелях из фибропласта местами облупилась, обнажив уродливую зернистую поверхность. Пластиковый стул, на котором сидел Силк, был продавлен - слишком много грузных тел ему пришлось на себе вытерпеть. За все годы, проведенные в Гане, Силк ни разу прежде не видел этого здания изнутри. И не много потерял.
- Маскулин Силк?
Он вскинул взгляд. Перед ним стоял лысый человек лет пятидесяти, загорелый, одетый в рубашку цвета хаки и шорты, какие носили все местные полицейские.
- Я - сержант Леннокс, - представился полицейский. - Позвольте выразить свое соболезнование.
- Что с ней случилось? - спросил Силк, вставая со стула.
Его собеседник замялся.
- Начальство не разрешило мне вдаваться в детали, маскулин Силк. Могу сообщить вам лишь следующее: доктор Мак-Кензи подверглась нападению сегодня утром, под дороге от автостоянки до дома. Она скончалась от ран.
- Послушайте, сержант, я понимаю - служба есть служба. Но ведь речь идет о моей невесте. Мы прожили вместе четыре года. А теперь я даже не знаю, из-за чего она погибла.
Леннокс огляделся. Кроме женщины, сидящей в другом конце комнаты, и полицейского у входа, вокруг них никого не было.
- Давайте-ка прогуляемся, - предложил Леннокс.
Снаружи вечер только начал вытеснять день. Прохладный бриз приносил с собой едва уловимый запах рыбы. Запах разложения. Запах смерти.
- Вот что написано в протоколе. Только я вам этого никогда не говорил, - предупредил Леннокс.
Силк кивнул.
- Один из аусвельтеров бежал из карантина между вечерней и утренней перекличкой. Выходец с Новой Земли. Служащие карантина ума не приложат, как он умудрился проскользнуть через заградительные кордоны, но, однако же, ему это удалось. Мы обязательно найдем его - он не сможет уйти далеко, не пользуясь общественным транспортом. Но в настоящий момент он разгуливает на свободе. Мы полагаем, что доктор Мак-Кензи случайно столкнулась с этим беглым. Парень запаниковал, между ними произошла стычка. Вы ведь знаете, что за люди эти аусвельтеры - настоящие бандиты. В мирах границы такие истории случаются сплошь и рядом. Конечно, это ужасное несчастье, что ее угораздило появиться именно в это время именно в этом месте. Я очень сожалею.
Силк оторопело глядел на него. Как такое могло вообще случиться? А тем более с Мак?
- Очень скоро мы его схватим и засадим в ящик. Я знаю - это слабое утешение, но он дорого заплатит за то, что сделал.
Силк даже не знал, что ответить. Неужели все это правда? Казалось, Леннокс говорит искренне, но Силку доводилось видеть, как самую чудовищную ложь произносят с невозмутимыми лицами. Он и сам не раз так поступал. Версия карантинного компьютера была такова: доктор Гемма Мак-Кензи Райан погибла в результате несчастного случая. Она просто неловко упала - ив результате летальный исход. Такое могло произойти с кем угодно. И следователи из Сьюпэка наверняка будут придерживаться этой версии до тех пор, пока не придумают что-нибудь поубедительнее. Если они поймают убийцу, то скажут - средства массовой информации намеренно распространяли неверные сведения, чтобы усыпить бдительность преступника, поддерживать у него вплоть до самого ареста ложное ощущение безопасности. А если ему каким-то чудом удастся уйти от преследователей, если он доплывает до материка или украдет какое-нибудь транспортное средство, тогда версия о несчастном случае останется в силе. Силк знал всю эту кухню. Правда - она, как золото, слишком дорогая, чтобы раздавать ее большими слитками. И слишком мягкая - она пригодна к употреблению только сплавленная с другими металлами, более прочными. Барашков нельзя лишний раз расстраивать. Жизнь и без того полна трудностей.
Он поблагодарил сержанта за помощь. Когда тот вернулся в управление, Сил к стал вспоминать, где оставил свой велосипед. Возвращаться домой не хотелось - куб без Мак казался страшно пустым.
Черт возьми, Мак, почему ты умерла?
Он взобрался на велосипед и придал ему нужное направление. Проехав с полкилометра, разогнался до максимальной скорости и теперь, налегая на педали, изо всех сил буквально летел по погруженной в сумерки дороге. Жуки отскакивали от маленького ветрового стекла, некоторые из них, зацепившись за край, попадали ему на лицо. Силк даже не удосуживался их смахнуть. На щеках его оставались влажные следы, но какое это имело значение - щеки и так были мокрые.
Хуже всего было то, что раньше он даже не понимал, насколько к ней привязан. Он, легендатор, всегда считал себя выше всех этих барашков, потому что знал подоплеку происходящего, потому что был сведущим, умным, высокоорганизованным существом. А вот теперь Мак погибла, и он остался один. Его планы на будущее, его жизнь - все рухнуло.
Мать твою. И еще раз мать твою.
* * *
Кинг в силиконовых кроссовках и хирургических перчатках стал вскрывать электроотмычкой замок куба. К этому времени уже стемнело, а лампочку аварийного освещения он вывернул через две секунды после того, как сенсоры среагировали на движущийся объект и ее включили, но задерживаться снаружи ему все равно не хотелось.
Электроотмычка завибрировала, дельтовидный конец тонкой металлической пластины лязгнул о реверсивное устройство допотопного врезного замка. Одновременно Кинг провернул отмычку. Прошло долгих двадцать секунд, и дверь открылась. Слишком много - он давно не практиковался. Ужас как быстро теряются навыки, если ими не пользоваться. Если внутри нет ключа на гвозде или где еще, ему не удастся при уходе закрыть за собой дверь. Но если он найдет то, что искал, это будет уже не важно. Ну а если ключ есть, то Кинг им воспользуется. Когда этот парень придет домой, дверь будет заперта. А после он подумает, что потерял ключ.
Как только дверь распахнулась, Кинг ввинтил аварийную лампочку обратно.
Зайдя внутрь, он сразу включил блокировщик электроники на тот случай, если в кубе установлена сигнализация. Этот парень работает пауком, здесь у него кабинет с компьютером, и компьютер вполне может быть запрограммирован на подачу сигнала тревоги. Этот блокировщик - просто чудо. Технологи из Забоя очень расстроились бы, узнав, что эта вещь, увековечившая ее гениального создателя, вовсе не погибла три года назад, во время землетрясения в Лос-Анджелесе, хотя куб Кинга действительно тогда сплющило в лепешку, да и сам он едва ноги унес. Просто он уже почуял, что дослуживает в агентстве последние дни, и решил приберечь блокировщик для себя. Вместо якобы раздавленного прибора ему выдали новый. Человек, хорошо смыслящий в электронике, мигом бы вывел Кинга на чистую воду, но шефа его липовая история вполне убедила. Получив отставку, он сдал по описи все оборудование. Кроме ворованного блокировщика, разумеется. Да, он пошел на серьезное нарушение закона, но прибор того стоил - он ценился на вес золота.
Кинг запер за собой дверь и огляделся. За исключением перчаток и кроссовок он по-прежнему был одет в костюм Майка, но в случае чего ему будет очень непросто объяснить, как он забрел в надежно запертый куб. Кинг убрал в сумку отмычку и блокировщик и достал небольшой дротиковый пистолет. Потом включил внутреннее освещение. В вечернее время люди ожидают увидеть в доме соседа свет от лампы, а не прыгающий по стенам луч фонарика. Фонариком в пустом доме пользуются только дилетанты. Если придется применить оружие, то скорее всего смертельного исхода не будет - миоэлектронные заряды дротиков рассчитаны на то, чтобы парализовать, а не убить. Но иногда, если у человека слабое сердце, возникают проблемы. Впрочем, вряд ли ему придется стрелять - и не стоит об этом беспокоиться. Жених покойной сейчас далеко отсюда. К тому же дорожка, ведущая к дому, - достаточно длинная. Если он вдруг вернется, то Кинга предупредит об этом электронный часовой, и он успеет смыться. Но хозяин еще долго будет где-нибудь слоняться. Так обычно ведут себя те, кто потерял любимого человека, особенно если после этого им суждено жить в полном одиночестве. Ведь дома их ожидают мучительные воспоминания.
Кинг начал поиски.
Вначале он осмотрел все, что сразу бросалось в глаза. Он когда-то читал "Украденное письмо" и уяснил себе: наивно думать, что ценности непременно хранятся под замком, в каком-нибудь надежном тайнике. Порой люди оставляют драгоценности и пачки денег прямо на столе. Однажды он наткнулся на коробку из-под обуви, набитую платиновыми монетами. Она стояла под раковиной, возле помойного ведра. Правда, то, что он сейчас искал, стоило больше платины.
Гораздо больше.
Конечно, если покойная докторша была и умна, и подозрительна, ему придется здорово попотеть. Огромный объем информации можно сжать до размеров крохотного пятнышка и запрятать в тридцатитомную энциклопедию так, что найти ее станет практически невозможно. Вряд ли простая докторша имела доступ к такого рода электронным средствам и достаточно специальных знаний, но всякое бывает. И все-таки он надеялся, что докторша если и спрятала то, что ему нужно, то наспех, кое-как.
Он открыл холодильник и стал перебирать упаковки мороженых полуфабрикатов. А что ему еще оставалось делать? Докторша мертва. Аусвельтер сбежал - не самый умный поступок, но на его месте Кинг, наверное, поступил бы точно так же. Этот человек столько всего натворил, что, как только знающие люди до него доберутся, он тут же уйдет в небытие. Это даже хорошо: для объяснения всего происшедшего разработают соответствующую легенду, Кинг и его второе "я" останутся чистыми. Об этом можно не беспокоиться.
Свежемороженая капуста. Какая гадость. Как это можно есть?
Кинг продолжал искать.
* * *
Зия Реланж прибыла в порт почти за час, и у нее было достаточно времени, чтобы проверить персональное снаряжение и в последний раз поесть натуральных продуктов. На корабле кормили ужасно - в основном туристам с З-2 приходилось довольствоваться разными травами. Мясная пища стоила невероятно дорого, и употребление ее не поощрялось. Не то чтобы Зия экономила деньги - Несси перевела на ее счет солидную сумму, и она могла заказать себе все, что душа пожелает. Но хороший агент старается не привлекать к себе внимания, и если ты хочешь остаться незаметной, не стоит сорить стадами направо и налево. А Зия, что ни говори, была хорошим агентом. Она неделями вырабатывала у себя нужный акцент и теперь вполне могла сойти за испано-говорящую уроженку З-1, даже выучила одну гонконгскую песенку, чтобы дурачить местных. Зия уже начала пользоваться легендой, по которой она, учительница с Новой Земли, летит в метрополию осматривать достопримечательности. Легенда у нее была подробная - она уверенно двигалась во всех направлениях по своему генеалогическому древу, доходя до прапрадедушек и прапрабабушек, и любая компьютерная проверка подтвердила бы эти данные. На одном из ногтей правой руки хранились замазанные красным лаком микрокопии полудюжины удостоверений личности и кредитных карточек к ним. При помощи обычной камеры с голопроектором эти изображения можно было перенести на пустые бланки или кубы и тут же стать другим человеком. Вряд ли это понадобится, но хороший оперативник - это тот, кто принимает в расчет любую возможность.
Земляне, вероятно, видели шпиона в каждом инопланетянине. Зия догадывалась, что именно по этой причине их отправляли в карантин прямо с корабля. А медицинский осмотр - только предлог. Таким образом власти получали возможность проверить каждого уроженца другого мира. Ну что же, пусть ищут, какая разница - все равно к ней не подкопаться при любом сканировании. Если все пойдет по плану, то она выйдет на искомый объект еще во время карантина - дважды пересядет с лайнера на лайнер и подгадает так, чтобы в конечном счете приземлиться в том же самом профилактическом центре, что и ее жертва. Согласно легенде, у нее есть достаточно веские причины, чтобы путешествовать именно таким маршрутом - липовые родственники, которых она якобы обещала навестить, достопримечательности, которые не терпится посмотреть.
Какой-то высокий мужчина с развитой больше обычного мускулатурой, сидящий за пару столиков от Зии, улыбнулся ей, когда та расправлялась с бифштексом. Она автоматически улыбнулась в ответ и покачала головой, показывая на хронограф. Он развел руками - мол, не повезло обоим.
Ну, на ее счет он сильно заблуждается. Быстрый секс в портовом боксе - сомнительное удовольствие. Да и вообще для нее секс и удовольствие - вещи совсем разные. Секс - неотъемлемая часть ее работы, средство разговорить человека или привязать его. Просто инструмент, не более того, ну а если захочется снять напряжение, то лучше уж сделать это самой - так меньше риска.
* * *
Силк съехал со склона холма, преодолевая последние сто метров до своего куба. Фары он выключил еще на улице и зарулил во двор, не стараясь попасть на дорожку. Он был измотан и морально, и физически - за последний час он выложился полностью, проехав двадцать - двадцать пять километров. Несколько раз он едва не врезался в каких-то туристов, а на оживленном перекрестке чуть не попал под автобус.
Он слез с велосипеда, бросил его посреди дороги и направился к крыльцу.
* * *
На методический обыск куба средней величины порой уходит несколько дней. А если осматривать его наспех за пару часов, то можно не заметить чертову уйму вещей. И все же у профессионала после многих десятков таких обысков развивается какое-то сверхъестественное чутье. И вот сейчас это чутье подсказывало Кингу, что с наскока эту проблему не решишь.
Уже почти потеряв надежду, Кинг рылся в гардеробе покойной, когда услышал скрип деревянных ступенек.
Черт возьми! И как это он не слышал писка электронного часового, установленного им в конце дорожки? Кто это может быть? Какой-нибудь случайный гость?
Он подошел к окну и осторожно выглянул - при включенном свете его могли заметить снаружи.
Он увидел жениха убитой им женщины, поднимающегося на крыльцо. Возле куба на земле валялся его велосипед.
Мощный выброс адреналина был подобен ослепительной вспышке. Что же делать? Выскочить из дома он уже не успеет - если только через окно на втором этаже, но и тогда нельзя поручиться, что он останется незамеченным. Однако паниковать не надо. Такое с ним уже случалось, и не раз. Есть планы на такой аварийный случай. Всегда есть укрытия, и он уже мысленно наметил несколько.
Депард Кинг пошел прятаться.
* * *
Силк отпер дверь и зашел внутрь. Сияющая при верхнем освещении кухонька, пустая и стерильная, словно насмехалась над ним. Силку нравилось готовить - прежде нравилось, - но сейчас при одной мысли о еде его затошнило. Утром он перекусил чем-то на ходу, а чем именно - уже не помнил.
Да и какая разница.
Он побрел в спальню и едва не разрыдался там, увидев пустую кровать. В кубе горели все лампы. Он не помнил, как зажигал их, но это тоже не имело значения. Силк распластался на кровати и уставился в потолок. Он устал, но спать не хотелось. Он долго лежал так, ничего не делая. Просто глядел в потолок и страдал.
* * *
Кинг сидел на полу стенного шкафа убитой, борясь с дремотой. Жених ее вернулся домой и почти четыре часа провалялся на кровати с включенным светом. По его дыханию и незначительным движениям Кинг знал, что человек этот бодрствует - по крайнем мере бодрствовал на тот момент, пока сам Кинг не начал клевать носом. И если он не заснет в ближайшее время, то Кингу придется помочиться в любую емкость, что попадется ему в темном шкафу.
Но вот человек задышал по-другому - глубже, размереннее. Очень хорошо. Давно пора.
Он медленно, как можно осторожнее подвинул створку двери и, когда образовалась едва заметная щелка, выгнулся так, чтобы увидеть кровать.
Спит, ясное дело.
Кинг выдохнул с облегчением. Значит, он смоется без всяких проблем. Этот парень так никогда и не узнает, кто здесь побывал. Пусть на этот раз дело сорвалось. Как только представится случай, он вернется сюда и продолжит поиски. И хотя он почти не сомневался, что напрасно потеряет время, но что-то мешало ему окончательно поверить в это и отказаться от затеи. Если в конечном счете он не найдет того, что ищет, тогда будет время подумать о других путях. Числясь студентом-историком, Кинг на самом деле уже стал профессором к тому моменту, когда его склонили к поступлению в агентство. Он знал, что зачастую самые чудовищные ошибки вырастают из незначительных промахов. Да, он здорово пострадал из-за собственной несдержанности. Но дураком никогда не был.
Он приоткрыл дверцу ровно настолько, чтобы выбраться наружу, не задевая за нее. Потом, оказавшись на полу, встал на четвереньки и пополз, стараясь не издать ни единого звука. Когда он добрался до выхода из спальни, на душе тут же полегчало. Он встал, направился к выходу, и в этот момент из спальни донеслись шаги.
Кинг метнулся в кухню и спрятался за шкафчики. Выход из куба находился в коротком коридоре, соединяющем спальню и душ, и Кинг рассудил, что скорее всего тот человек идет в душ - конечно, если он не услышал шума...
Нет. Шаги затихли в душевой кабинке. Послышалось журчание мочи в унитазе, особенно громкое из-за тишины, царившей в кубе. Кинг позавидовал парню. Если он сам не опорожнит мочевой пузырь в ближайшее время, ему станет по-настоящему худо. А парень, если только ему не вздумается перекусить на ночь глядя, с минуты на минуту вернется в спальню.
На всякий случай Кинг держал наготове маленький дротиковый пистолет.
* * *
Силк стоял над унитазом, облокотившись о стенку туалета, одной рукой направляя струйку. Ему приснилось, что он мочится, от этого он и проснулся.
Закончив, он автоматически опустил сиденье и крышку и тут же понял, что все это ни к чему. Мак больше не устроит ему нагоняй за то, что он оставил их поднятыми.
Эта мысль добила его окончательно. Он всхлипнул, а потом не сдержался и заплакал. Он не плакал с четырнадцати лет, с тех пор, как его собаку раздавил почтовый фургон. И вот теперь он сидел на крышке унитаза, давая выход слезам и жалобным всхлипываниям.
* * *
Кинг слышал, как парень в ванной сорвался и заплакал. Он закусил губу. Не стоит корить себя. Она ведь первой напала. Будь эта женщина поумнее, она бы не только осталась в живых, но и разбогатела...
Но правда сильнее разумных доводов. Он потерял выдержку. Хвати у него хладнокровия, он не стоял бы сейчас здесь, прислушиваясь к рыданиям незнакомого человека.
Ну да ладно. Теперь уже ничего не поделаешь. Случилось то, что случилось, стрелу времени не пустишь вспять.
Если человек всю жизнь будет оглядываться на прошлое, на дороги, которые ему когда-то следовало избрать, он вообще не доведет до конца ни одного дела. Конечно, изучать историю стоит, чтобы не повторять прежних ошибок, но при этом не нужно терять время и энергию, горюя о том, чего не произошло.
Жаль, конечно, подумал Кинг. Но ведь люди умирают каждый день, и галактика прекрасно без них обходится. Считай, что тебе повезло, плачущий человек, раз тебя самого до сих пор не выбрал всемогущий Рок.
За свою жизнь он причинил боль многим людям, и это казалось ему в порядке вещей. Подобно медику или работнику социальной помощи, Кинг научился отгораживаться от переживаний людей, с которыми приходится иметь дело. Таким образом он сохранял эмоциональное равновесие. Каждый должен в первую очередь думать о своем собственном благополучии.
Хватит лить слезы, мысленно приказал Кинг хозяину куба. Отправляйся-ка лучше на боковую. А мой мочевой пузырь тебе спасибо скажет.
* * *
Ему было стыдно. Он догадывался, что такое еще случится не раз, и все-таки сейчас скорбь немного улеглась. Силк утер лицо полотенцем, пару раз глубоко вздохнул и отправился в спальню. Там он уселся на краю кровати и стал рассматривать свои колени, раздумывая - не раздеться ли ему.
* * *
Ложись спать, твердил про себя Кинг. А не то оставлю тебе на кухне лужу. Хотя... Тут он заметил впереди раковину. Если он встанет, то вполне сможет ею воспользоваться. Нужно ведь что-то делать. В скрюченном состоянии ему становилось все больнее. Он боялся, что если перетерпит, то потом вообще не сможет помочиться. А из спальни его все равно не видно.
От мыслей Кинг быстро перешел к делу. Он встал, расстегнул шорты и нацелился в стенку раковины, так, чтобы струйка бесшумно сбегала по ней.
И как только из него полилось, испытал ни с чем не сравнимое чувство облегчения.
* * *
Силк уже принялся раздеваться, когда услышал бульканье воды в кухонной раковине. Странно. Он не слышал, чтобы загудело в трубах, но при этом на кухне явно текла какая-то жидкость. Куб этот - старый, сантехника в нем дерьмовая. Все узлы соединены между собой, и, если в одном из них что-то происходит, это слышно повсюду. Они с Мак еще смеялись над этим.
"Только не нужно думать о Мак".
Охваченный любопытством, Силк тихонько подошел к двери и выглянул. Никого. Может быть, у него просто начались галлюцинации? Он прошел около метра по коридору и...
Мать честная! Какой-то турист преспокойно отливал в его раковину!

Глава девятая
На какой-то момент Силк просто остолбенел, не в силах осмыслить происходящее. Какого черта здесь нужно этому туристу, опорожняющемуся в его раковину? Как он сюда попал? Может, это просто пьяный, которому так приспичило, что он шел, не разбирая дороги?
И тут же встроенный редактор ответил ему:
"Если бы парню и в самом деле стало невмоготу, не проще ли было отлить во дворе? Под каким-нибудь кустом? Кто это станет тащиться вверх по лестнице, чтобы мочиться в раковину?"
- Эй! Ты что делаешь, мать твою!
Человек повернулся, и его струя зависла над кухней вытянутой дугой. Он потянулся к чему-то, лежавшему на шкафчике...
Со зрением у Силка все было в порядке. И он достаточно насмотрелся боевиков по интерсети, чтобы понять, что перед ним пистолет. Когда турист вскинул оружие, он попятился обратно.
И тут же пистолет издал негромкое "пам"!
Что-то вонзилось в стену в нескольких сантиметрах от головы Силка.
Черт!
Силк резко повернулся, нырнул в спальню и захлопнул за собой дверь. Боже, он никогда раньше не задумывался, насколько хлипкие эти пластиковые двери. Запершись на жалкую щеколду, он прикинул, что делать дальше: драться или бежать, и решил бежать.
У него был один путь к отступлению - через окно.
Черт возьми, здесь ведь невысоко, и почва мягкая. Вперед!
Окно было еще хлипче, чем дверь. Силк навалился на ручку. От страха силы у него стало больше, чем нужно. После его мощного рывка тонкая алюминиевая рама согнулась, прижав пластик, и окно застряло в пазе, приоткрывшись всего на ширину ладони. Черт!
Второе окно выходило на бетонированную дорожку; выпрыгнув туда, он рисковал сломать голень, но что делать, если у этого проклятого туриста пушка!
Да, и сейчас он идет сюда, чтобы навести эту пушку на тебя. Дверь ему не помеха, он выстрелит тебе в спину, когда ты будешь выбираться из окна!
Страх захлестнул его с головой. Смерть подступила совсем близко.
Все это время Силк смотрел прямо на арбалет, лежащий на антикварном столе - том самом столе, который его убедила купить Мак. Казалось, прошел не один час, а то и год, прежде чем он осмыслил увиденное. Ведь он стрелял только по мишеням и почти не воспринимал эту вещь как оружие. И тем не менее это было оружие. Многие тысячи солдат погибли от стрел, выпущенных из таких вот арбалетов. Стрелы, которыми он пользовался - с закругленными металлическими наконечниками, предназначались исключительно для мишеней, но на близком расстоянии сгодятся и такие.
Силк потянулся к арбалету.
* * *
Кинг бросился к выходу. Теперь его затея провалилась окончательно. Парень видел его, он запаниковал, выстрелил из дротикового пистолета и, хуже того, промазал.
Воспитанный человек всегда знает, в какой момент следует откланяться. Вечеринка явно подходит к концу. Так что пора уносить ноги, и побыстрее.
* * *
Силк услышал, как затворилась входная дверь. Так, значит, турист испугался и сбежал? Силк понимал, что нужно пойти и проверить. Но вместо этого он стоял в испуге перед закрытой дверью в спальню, наведя на нее заряженный арбалет. А что, если тот парень просто хлопнул дверью, а сам сидит где-нибудь с пистолетом и метит в то место, где должна оказаться его голова, когда он выйдет за дверь? На короткий миг Силку представилось, как вдребезги разлетается его собственный череп, словно у мерзавца в боевике. Ну уж нет. Лучше он здесь постоит.
- Баблз! - крикнул он. - Соединись с местной полицией!
Неизвестно, услышал ли его компьютер. Но, во всяком случае, он не ответил.
Ну ладно. Возле кровати у него установлен селектор. Он мог бы сам...
Тут на бетонированной дорожке послышались шаги.
Силк подошел к другому окну и без колебаний распахнул его. Он увидел крупного мужчину, который уже пробежал по дорожке с десяток метров по направлению к улице.
- Эй! Эй!
"Что же ты делаешь? У него ведь пистолет, дурья твоя башка!"
Бегущий человек оглянулся через плечо. Вокруг было достаточно светло, и Силк увидел: он снова вскинул пистолет. Еще два негромких хлопка раздались у него под окном.
"Ложись, дурак, ложись! Он опять по тебе стреляет!"
Однако Силк совершенно бессознательно поднял арбалет. Потом прицелился бегущему человеку между лопаток - сделать это было непросто, потому что тот перемещался зигзагами. Выстрелил. В спальне громко зазвенела тетива.
В эту же самую секунду убегающий снова выстрелил из пистолета. Что-то ужалило Силка в основание шеи, и после судороги, вызванной электрическим разрядом, он потерял сознание.
* * *
Вдобавок к боли Кинг был вне себя от ярости. Этот человек подстрелил его! Каким-то длинным дротиком! На каждом шаге чувствовалось, как наконечник трется обо что-то с противным скрежетом. Заведя руку назад, Кинг обнаружил, что дротик вонзился ему в спину пониже правой лопатки. Рана болела, но, похоже, была не опасной. Если в дротике содержался электрический заряд, то он уже потерял свою силу, если наркотик - то он до сих пор не возымел действия, - а после попадания прошло уже минуты две.
Теперь нужно незаметно пробраться в свою комнату и обработать рану.
Черт бы их всех побрал!
* * *
Силк приходил в сознание, продираясь сквозь пелену боли. Тело ломило так, словно он плавал несколько часов подряд. В голове пульсировало, а в горле застряло что-то зубчатое. И какого черта он валяется на полу?
А потом он в одно мгновение вспомнил все: турист с пушкой, стреляющий по человеку с арбалетом...
Тьфу ты, черт.
Он вытащил крошечный дротик из шеи и внимательно рассмотрел его. Тот был похож на короткую стрелу, металлическую, с прозрачным пластиковым окошком, за которым помещалось крошечное электронное устройство. Похоже на сверхпроводящий конденсатор - примерно такой же стоял в прицеле его арбалета - с высоковольтным зарядом. Ну надо же! Нервно-паралитическая стрела - прямо как в этих дурацких боевиках. Господи!
- Баблз!
Компьютер молчал. Силк вспомнил, что уже окликал его прежде. Наверное, турист - хотя, какой, к черту, турист - взломщик - испортил его.
Не выпуская стрелы из рук, Силк торопливо прошел в кабинет.
С виду компьютер был в полном порядке.
- Баблз!
И снова в ответ молчание. Он достал клавиатуру из ящика стола и включил питание. И опять никакого результата. Черт побери, систему каким-то образом заблокировали. Конечно, блокировку можно снять, но он давно забыл, как это делается. Вроде бы нужно включить блок питания и одновременно нажать кнопку с клеверным листом. Да, все верно.
- Сейчас соединю тебя с ганской полицией, - вдруг сказала Баблз.
- Что случилось? Почему ты не сделала этого раньше, когда этот засранец стрелял в мою задницу?
- Меня заблокировали каким-то электронным устройством.
- Полицейское управление Ганы, - раздался голос из динамика. Но никакого изображения так и не появилось.
Силк в недоумении таращился на пульт.
- Заблокировали? Но разве это возможно?
- Полиция Ганы. Вам нужна помощь? - повторил голос, и тут же на экране возникла картинка. Силк узнал того самого дежурного полисмена, которого уже видел раньше. А насколько раньше? Интересно, сколько сейчас времени? Сколько он пролежал без сознания?
- Сэр?
- Ах да, простите. Говорит Вентура Силк. Ко мне в куб только что вломился грабитель.
- Он все еще здесь?
- Нет.
- Хорошо, мы сейчас вышлем к вам подразделение...
- Прежде чем скрыться, он выстрелил в меня какой-то дурацкой стрелой.
Силк поднес стрелу к экрану.
- Черт возьми! - воскликнул полицейский. - Оставайтесь на месте, наш скутер уже выехал.
* * *
Двое офицеров в форме, прибывшие расследовать кражу со взломом, были взволнованы - Сил к сразу это почувствовал. Вначале они осмотрели двор, чтобы убедиться - грабитель действительно убежал. У обоих были баллончики с нервно-паралитическим газом. Силк слышал, что это страшная штука - от нее у человека распухают веки и ноздри, потом он на несколько минут впадает в кому, а очнувшись, старается выблевать все, что съел, начиная с самого рождения. И тот, и другой держали баллончики на вытянутой руке, готовые выстрелить в любой момент.
- Кажется, его уже и след простыл, - сказал один из них, тот, что был постарше. Он был высокий и тощий, а его коллега - коротенький и толстый.
Толстяк взял арбалет и покачал головой.
- Значит, из этой штуки вы выстрелили в парня?
- Да.
- Вообще-то такие вещи дома не хранят, - сказал Тощий, взяв арбалет у Толстяка.
- Я закон не нарушал. Взял его вчера вечером, для починки. У меня есть лицензия - в одном файле с удостоверением личности.
Толстяк пожал плечами.
- Вашей стрелы мы так и не нашли.
- Она могла воткнуться под углом и уйти в землю, - сказал Силк. - Или срикошетила от пластика и валяется где-нибудь на улице.
- Или стала вертелом для этого парня, - добавил Тощий. И сделал пальцем вращательное движение.
Силк покачал головой. Он так и не знает, подстрелил он парня или нет. А если бы узнал, что подстрелил, то что бы почувствовал при этом? Наверное, ничего, кроме отвращения к самому себе. Шутка ли - он проткнул стрелой человека, ранил, а то и убил. Да, в этом случае он должен испытывать отвращение. Должен, но не испытывает. Этот человек стрелял в него. Будь он неладен.
- Группа захвата уже приступила к делу, - сказал Толстяк, дотронувшись до левого наушника. - Скоты.
- Разве это не ваши ребята?
- Куда там. Придурки из Сьюпэка. А нам, если повезет, через полгодика пришлют протокол задержания, из которого все равно ничего не поймешь.
- Я записал показания потерпевшего и сфотографировал место происшествия, - сказал Толстяк. - Мы здесь побудем, пока не явятся люди из Сьюпэка.
- Да, это тебе не полицейский боевик, - посетовал Тощий. - Ловишь за всякую ерунду туристов, ну иногда, бывает, разнимешь двух пьянчуг. А на все дела покрупнее тут же приезжают мордовороты из Сьюпэка.
Силк кивнул, но без особого энтузиазма. Может, для легавых все это и скучно, но он сегодня вечером пережил настоящую драму.
* * *
По яркости впечатлений путешествие в космосе сравнимо с путешествием на пароме из Фрогтауна к Дальним Островам в штиль и при густом тумане, подумала Зия.
А может быть, даже еще хуже. В глубинах Пустого Космоса вообще не на что смотреть. Тут нет иллюминаторов, а если бы они и существовали, то все равно снаружи перед ней раскинулась бы безжизненная темная пустыня.
Зия стояла в маленьком баре на верхней палубе, наблюдая, как человек пятнадцать выпивают или глотают наркотические таблетки. Была среди них парочка, которая решила отпраздновать шестнадцатую годовщину на штормовом курорте в Вентобланко, три-четыре одиноких посетителя, которые уже намекнули, что не прочь переспать с ней, и услышали вежливый отказ. Все это были средней руки бизнесмены или политики, направлявшиеся со скучнейшими миссиями в Шинто, Уварос или в Хок-Мьете.
Она потягивало пиво, умеренно горькое, которое вряд ли удостоилось каких-нибудь призов - если только за отсутствие градусов. Среди примерно трех сотен пассажиров нет, наверное, ни одного шпиона, кроме нее.
Хотя всякое случается. Практически любой из этих людей может оказаться ее коллегой. Если бы ей поручили подобрать кого-нибудь на роль шпионов в этой толпе, она остановилась бы на супружеской чете. Оба чуть старше средних лет - скорее всего им перевалило за восемьдесят. Лица - морщинистые, на голове полным-полно седых волос. Вот уж на кого в жизни не подумаешь. Впрочем, может быть, именно поэтому они и не годятся. Охваченные шпиономанией власти иногда вдруг решали, что проверять нужно в первую очередь тех, кого уж никак не заподозришь в шпионаже. Например, вот этого толстого бизнесмена, что собирается торговать с парадизианцами. Или молодую женщину, коренастую, с невыразительным лицом, которая взяла отпуск, чтобы повидаться с умирающим родственником.
Зия сделала еще глоток. Да, на самом деле все гораздо бледнее, чем это пытаются представить рекламные агентства межзвездного транзита. Вот оно - то самое "путешествие по галактике на одном из красивейших звездных лайнеров. Полет с Новой Земли до Йорка займет меньше времени, чем поездка на мотороллере из Бигла в Канду-Сити. Вы посетите экзотические планеты, разорвете путы пространства и времени и перегоните световые волны с такой легкостью, словно они застыли на месте".
Того, что Зия знала об устройстве сверхсветового двигателя Ромберга-Моррисона, хватало, чтобы толково побеседовать с любым, кто не был профессиональным физиком. Но это не так уж много. Каким-то образом этот двигатель позволял кораблю проходить световые годы за несколько часов, и это все, что людям от него было нужно. При такой скорости расстояние между любыми двумя из одиннадцати обитаемых миров, расположенных в пределах Семи Звездных Систем, можно покрыть за несколько дней. А потому никто не тратил деньги на то, чтобы превратить стандартный звездный лайнер в этакий летающий дом. Существовали и роскошные корабли для тех, кто привык сорить стадами, но на учительницу не очень-то похоже, чтобы она путешествовала первым классом. В основном корабли, летающие в космической бездне, напоминали изнутри океанские лайнеры. Сколько по нему ни ходи, вряд ли найдешь что-то отличное от средних размеров гостиницы - а это не самое интересное место в галактике.
Трудно было поверить, что они движутся. Гравитационные системы в основном работали без сбоев, но иногда происходили непредвиденные микроколебания, и тогда пассажиров начинало мутить. Воздух был спертый и постоянно отдавал фильтрующим составом, с помощью которого устраняли еще более едкое зловоние, еду подавали отвратительную - какую-то переработанную массу, хранившуюся в аккуратно сложенных коробках. Спальные каюты были не намного просторнее и комфортнее купе в маглевском поезде. Правда, даже на этом корабле под названием "Гордость Мханги" можно было заказать каюту побольше. Но стоила она намного дороже, а по размерам не так уж значительно отличалась от стандартной. В небольшом зале крутили видео, а если вы сторонились людей, то могли посмотреть его в каюте по собственному проектору. Были еще библиотека и гимнастический зал, но Зие пришлось оставить занятия спортом до возвращения на З-2 - ее легенда вступила в силу еще до приземления. Трудно ожидать от застенчивой и одновременно чопорной учительницы, что она станет читать романы в стиле ретро про японских самураев, даже если найдет их в корабельной библиотеке - к тому же их там и не было. И вряд ли она станет плавать голой в крошечном бассейне вместе с другими пассажирами. Да, на такой работе приходится себя ограничивать, и порой это бывает нелегко, но все окупится с лихвой, когда она выполнит задание. Это все равно что сыграть в спектакле или в видеофильме - ты вживаешься в роль, и тогда реальный человек исчезает, уступая место вымышленному: ты больше не можешь думать о том, о чем не стал думать бы твой персонаж. На это потом еще будет время. Масса времени.
Итак, сейчас она будет играть роль и думать о награде, ожидающей ее по возвращении. А этого мерзкого пива ей больше не хочется.
Она вышла из паба и отправилась изучать корабль. Конечно, ведя себя как полагается застенчивой учительнице начальных классов.
* * *
У Депарда Кинга еще со времен работы на Забой Была вполне приличная аптечка. Он утащил ее из медицинского центра, куда внедрился в качестве санитара. Аптечка была удобна прежде всего своими малыми размерами. В ней был диагностический компьютер, способный воспринимать информацию с голоса или с клавиатуры. Самые разнообразные лекарства, которых хватило бы на целый автобус пациентов. А также различные датчики, которые мог легко запрограммировать и использовать любой человек, хоть немного разбиравшийся в компьютерах. Вытащив стрелу из спины - уже само это оказалось делом непростым, - он приложил к ране датчик. Компьютер молча обследовал повреждение и объявил, что у пациента колотая рана, поврежден эпидермис и несколько мышц, названия которых он не запомнил, порвано или разрезано несколько кровеносных сосудов и осталась зазубрина на лопатке. Но серьезных повреждений нет. Кинг позволил прибору закачать в его тело все обезболивающие препараты и антибиотики, которые тот сочтет нужными, а потом скрепить рану скобками и зашить. Шрам, конечно, останется, но это не смертельно. К пластической хирургии он прибегнет позже, если захочет. Ну а пока достаточно того, что его залатали.
Когда подействовало обезболивающее, сразу полегчало, и Кинг принялся язвить над самим собой, припоминая события этого злосчастного дня. Он настолько увлекся поисками, что стал действовать небрежно. Да, ставка слишком высока, чтобы вести методичное расследование по всем правилам. В этой гонке второго места не присудят - тут либо пан, либо пропал. Он пошел ва-банк, решил нанести быстрый удар, надеясь, что его опыт и мастерство компенсируют недостаточную подготовленность операции. И вот что из этого вышло. Он вспомнил слова инструктора по тактике отхода и уклонения. Он произнес их на самом первом занятии, когда Кинг был моложе и - как выясняется - мудрее: "Ребята, мы руководствуемся принципом пяти "П": правильное планирование предотвращает плачевные последствия".
Несмотря на всю незавидность своего положения, Кинг улыбнулся. Подумать только, от каких пустяков подчас все зависит. Будь у него вместительнее мочевой пузырь, наверняка он бы выскользнул из куба убитой женщины, не попавшись на глаза ее возлюбленному.
Ну да ладно. Теперь уже все равно ничего не поделаешь. Если пытаться проанализировать эту историю сейчас, все равно ничего не получится. Должно пройти время. Позднее, когда его паническое бегство станет эпизодом из далекого прошлого, все случившееся можно будет рассмотреть под другим углом. А сейчас нужно пересмотреть арсенал приемов и продумать новую тактику поиска. Тот парень видел Кинга, скрывавшегося под личиной Майка, значит, Майк должен исчезнуть. Тот человек вел себя агрессивно, после налета на дом он встревожен и наверняка примет меры предосторожности, так что возвращаться на место преступления рискованно.
Чувствуя, как затуманилась голова от лекарств, Кинг стал размышлять о женихе убитой. Нужно побольше разузнать об этом человеке. Вдруг у них были настолько доверительные отношения, что докторша делилась с ним своими секретами?
Вот одна линия, которую обязательно нужно разрабатывать. Да, этот парень продырявил его из арбалета, и Кинг расквитается с ним, если появится такая возможность, но ведь он профессионал, и дело у него на первом месте. Цель слишком значительна, чтобы затевать вендетту. Как это там говорится? Лучший способ отомстить - это жить хорошо.
Да, это правда. Когда он наконец получит то, что ищет, любовник убитой женщины потеряет для него всякое значение.
Вот тогда он и прихлопнет его без всякого сожаления.
При этой мысли он снова улыбнулся.

Глава десятая
Детективы из Сьюпэка показались Силку какими-то слишком скользкими и обтекаемыми. Да, ясное дело, им хотелось создать вокруг себя ауру компетентности, но они вели себя настолько снисходительно и уверенно, что Силку захотелось подставить кому-нибудь из них ножку и посмотреть, останется ли его физиономия такой же невозмутимой, когда он внезапно растянется на полу. Как и в случае с местными полицейскими, Силк окрестил их в соответствии с физическими особенностями. Правда, к этим двум было трудно придраться - оба высокие, спортивные, гладко выбритые, хорошо одетые. Оба - шатены. Говорили они почти одинаково - с хорошей артикуляцией, голосами голо-проекторного диктора где-нибудь на Среднем западе. Они вполне могли сойти за братьев. Поведение их отличалось только тем, что один без конца улыбался, поблескивая своими белыми ровными зубами, а другой не улыбался совсем.
- Вряд ли вам стоит беспокоиться, маскулин Силк, - сказал Улыбчивый. И снова на лице его •заиграла лживая ухмылка. - По-моему, это дело выеденного яйца не стоит. Еще один горе-грабитель.
- Этим утром убили мою невесту, - сказал Силк. - А вечером в мой куб вламывается человек и стреляет в меня. Вы бы на моем месте не волновались?
- Это просто досадное совпадение, - сказал Серьезный.
- А как насчет аусвельтера, который сбежал из карантина?
- Судя по вашему описанию, маскулин Силк, это точно не он.
- Он мог переодеться.
- Да, но вряд ли он мог изменить свой рост, вес и телосложение - во всяком случае, за такой короткий срок. А кроме того, зачем ему было сюда являться?
На это Силк не нашелся, что сказать. Он и сам бился над этим вопросом.
- Вы обнаружили стрелу?
- Местная полиция до сих пор ее ищет, - снова вступил в разговор Улыбчивый. - Рано или поздно она найдется.
- Мы понимаем ваше беспокойство, - сказал Серьезный. - Но, поверьте, ситуация сейчас полностью под нашим контролем. Без сомнения, мы в самое ближайшее время поймаем преступника и выясним, что заставило его прийти сюда.
- Вы до сих пор не арестовали аусвельтера.
- Мы это сделаем, маскулин Силк, обязательно сделаем. - Тут даже Серьезный вымучил из себя улыбку. - В массе своей преступники - люди никчемные. Они не стали бы преступниками, если бы смогли адаптироваться в обществе.
- Однако у него хватило сноровки, чтобы раздобыть пистолет.
- При этом он не умеет им как следует пользоваться, - добавил Улыбчивый.
Силк потер шею в том месте, где ему сделали напыление - маленький участок искусственной кожи.
- Он попал в меня.
- Да, но с какой по счету попытки? А ведь первый раз он стрелял с очень близкого расстояния. Ему просто повезло.
Силк покачал головой. Да, этих ребят ничем не проймешь.
- Не лучше ли вам выбросить все это из головы? - спросил Улыбчивый. - Ведь ничего не украли, вас не покалечили, преступник сейчас, наверное, на полпути к материку. В конце концов мы его поймаем и обязательно сообщим вам об этом.
Улыбчивый и Серьезный быстро переглянулись. Улыбчивый сказал:
- Думаю, мы выяснили все, что хотели, маскулин Силк. Если вы потом спохватитесь, что упустили какую-нибудь деталь, можете связаться с нами по южно-тихоокеанской сети. Достаточно назвать место и сегодняшнюю дату, и вас тут же переадресуют к нам.
Если бы он улыбнулся еще раз, Силк бы, наверное, завопил. Но почему-то на сей раз офицер решил не демонстрировать свои дорогие трансплантированные зубы.
Итак, интервью окончено. Силк знал по собственному опыту, что на этом кончается и его причастность к этому делу. Для них он тоже барашек, штатский, которому полагается знать ровно столько, сколько они ему сообщили. Во всяком случае, пока.
Он смотрел, как они спускаются по крыльцу. Ночь пролетела как единый миг, и вряд ли он в ближайшее время уснет. Слишком много вопросов теснилось у него в голове. Почему погибла Мак? Тот человек, что мочился в его раковину, - кто он такой и что ему было здесь надо? А то, что в один день убивают его невесту, а потом вламываются к нему в куб, - не пахнет ли здесь чем-то большим, чем простым совпадением? Что все это значит? Что здесь происходит? Какого бога нужно прогневать, чтобы с тобой так обращались?
На глазах у Силка агенты-близнецы сели в электрокар и укатили. А два местных полицейских до сих пор бродили по двору, стараясь с помощью металлоискателей найти наконечник из нержавеющей стали или оперение пропавшей стрелы. А вдруг он Попал в убегающего взломщика? Ну что же, он даже рад. Конечно, это не вызывает приятных чувств, но тем не менее.
И все-таки: что все это значит?
* * *
Заглушив мотор взятой напрокат лодки, Кинг наблюдал, как исчезает в морских глубинах дорожная сумка с вещами Майка. Набитая камнями, она быстро пошла ко дну. Судя по карте, глубина здесь достигала восьмидесяти метров. Вряд ли какой-нибудь турист, нырнувший, чтобы полюбоваться рыбами, наткнется на сумку, а если даже такое и случится, то невозможно будет увязать эти вещи с тем новым человеком, в которого превратился Кинг.
Вода искрилась от утреннего солнца. Пахло рыбой. Мимо проплывали пучки водорослей. Мир праху твоему, Майк.
Кинг развернул лодку и отрегулировал двигатель на плавный ход. Теперь он абсолютно новый человек, не имеющий ничего общего с тем Майнардом Айзеком Кларком, чьи пожитки покоятся на дне морском. Да, размеры тела у него остались прежние - их изменить трудно, - но тем не менее он подложил под рубашку и шорты подушку и теперь выглядел не столько крепким, сколько тучным. Одежда по-прежнему туристическая, но не такая цветастая, как у Майка. Такую скорее наденет бизнесмен средней руки из Австралии. Волосы, прежде черные, он укоротил и перекрасил в каштановый цвет. Теперь на нем были дорогие солнечные очки, а кожа стала на три тона смуглее. С помощью специальной инъекции он спровоцировал аллергический отек, в результате лицо слегка раздулось, черты его смягчились. С помощью химических препаратов он даже чуть изменил уши, что было очень непросто. Походка у него другая, манеры тоже поменялись - стали более величавые, чем у Майка. Тот, кто когда-либо встречался с Майком, ни за что не признал бы его в Бентли Смите. Он поселился в другом отеле - комната там была снята в то же время, что и комната Майка. Оставался еще третий номер, на другое имя, он оплачивался независимо от того, пользовались им или нет. Обычные условия для оперативной работы такого рода. Конечно, расходы немалые, и теперь уже не за счет Забоя. Но ничего, не разорится ведь он. Если все пройдет удачно, то о деньгах ему больше не придется беспокоиться. Приятно в солнечное, благоуханное утро плыть с такими мыслями на маленьком катере вдоль побережья Мауи. Да, деньги - сущий пустяк по сравнению со всем остальным.
А вот время сейчас как никогда дорого, и мешкать нельзя. С другой стороны, прежде чем решиться на крутые меры, нужно как следует вооружиться знаниями. Принцип пяти "П" нисколько не устарел: придерживайся он раньше этого принципа, ему сейчас не пришлось бы прикладывать столько дополнительных усилий.
Ну да ладно. Именно так люди и учатся уму-разуму. Иногда приходится пройти самой трудной дорогой, чтобы как следует усвоить урок. Через несколько дней - не позднее - он выяснит все, что касается этого Вентуры Силка и его отношений с покойной.
А потом Депард Кинг начнет действовать. И на этот раз без промахов.
* * *
Космическая станция летала по высокой орбите где-то между Луной и Землей. Сравнительно новая, она тем не менее была такой же убогой, как и ее предшественницы. Возвели ее из строительных материалов, доставленных с поверхности Луны. Дешевые пластиковые покрытия и наспех сваренные металлические листы с торчащими из них болтами и заклепками не внушали особого доверия. Зие казалось, что стоит чихнуть погромче, и стены рухнут. Да, конечно, это лишь перевалочный пункт для тех, кто летел на Землю или оттуда, но все же. Она вкратце ознакомилась с историей подобных мест и знала, что аварии здесь - обычное дело. Года четыре назад одну из орбитальных станций вывернуло наизнанку, когда обвалился кусок стены. Более восьмисот людей засосало в вакуум, и там они взорвались, превратившись в облако замерзших кристаллов. В ходе расследования выяснилось, что на поврежденном участке стены в течение месяца происходила утечка воздуха, и пятьдесят человек докладывали об этом. Какой-то механик наскоро залатал дыру и думал, что этого вполне достаточно. Зия от души надеялась, что механик этот разделил участь остальных обитателей станции. Она терпеть не могла, когда от таких растяп зависела безопасность окружающих, особенно ее собственная.
Опять же большинство погибших - инопланетяне, аусвельтеры, о которых жители З-1 не особенно-то пекутся. Эти снобы, засевшие на самом дне гравитационного колодца, считали себя избранной гуманоидной расой, а ко всем остальным относились пренебрежительно.
Она улыбнулась этой мысли, стоя в очереди за визой. Ну что же, очень скоро землян ожидает большой сюрприз. И все благодаря "неполноценным" людям с З-2...
- Фемина?
Зия подняла глаза на молодого человека в окошке. Не забывай, кто ты такая, девочка.
- Да, сэр.
- Номер вашего удостоверения?
Она прочла цифры.
- Срок вашего пребывания на Земле?
- Две недели.
Это, конечно, не считая месячного карантина.
Он занес кисти рук над светочувствительным устройством компьютера и сделал несколько доведенных до автоматизма движений. Зия видела, как перед ним заскользили фото и цифры. Он взглянул на экран, потом на нее.
- Кажется, у вас все в порядке, фемина Кайл. Приятного вам путешествия.
Вида он был невзрачного. Ей, видимо, полагалось ответить на его слова улыбкой, нерешительной и чуть нервной. С долю секунды она колебалась - а не сменить ли постное, учительское выражение лица на другое, говорящее: трахни меня поскорее. Да, этот занюханный мужичонка, наверное, из штанов выпрыгнет, когда прямо у него на глазах учительница-недотрога вдруг расцветет словно тепличная орхидея. И все-таки нет. С ее стороны это было бы глупо и непрофессионально. Если хочешь остаться живой и здоровой, нужно остерегаться таких вещей. Все дело в том, что, когда ходишь по острию ножа, тебе начинает казаться, что ты умнее других, что тебе все сойдет с рук. Такой кураж опасен. А в данном случае уж точно не стоит рисковать: этот клерк - пустое место, от него ровным счетом ничего не зависит.
Довольно с него будет смущенной улыбки.
Когда она отвернулась, клерк уже перевел взгляд на следующего человека в очереди. Ну вот, теперь, если станция не взлетит на воздух в ближайшие несколько часов, она сядет на борт шаттла и приземлится на крохотный островок Мауи, где находится Карантинная Станция для Гостей из Других Миров. Вот, оказывается, как все просто.
* * *
После кремации Силк взял двухдневный отпуск. Ему предстояло доставить урну с прахом к ее родителям и выразить им соболезнование. Родители обещали поддерживать с ним отношения, но Силк в это не очень верил. Да и ему самому не очень-то хотелось еще раз увидеться с ее матерью - слишком уж она была похожа на Мак. Глядя на нее, Силк невольно представлял, что когда-нибудь и Мак могла бы стать такой же. Только теперь этого уже никогда не будет.
Силка на неделю освободили от службы в порту, оформив как отпуск по болезни, чтобы потом не укорачивать ему очередной отпуск. С одной стороны, он был даже рад. Делать из дерьма конфетку - такая перспектива ему сейчас мало улыбалась. С другой стороны, было бы все же какое-то занятие. Он ежедневно торчал в тире по нескольку часов, плавал до полного изнеможения, и ничего другого ему в голову не приходило. Он ел, но без всякого аппетита, спал, но каждый раз вставал не отдохнувшим. Такой пустоты он еще никогда не чувствовал. Чудовищно несправедливо, что такое случилось именно с ним!
Можно себе представить, что пережили родные и близкие тех людей, что поджарились в спусковой камере, а потом упали в океан.
А черт с ними. Он их не знал. А вот Мак он знал.
Господи.
Бывает ли что-нибудь страшнее?

Глава одиннадцатая
Удрал! Ее объект удрал!
Зия сидела на койке, уставившись на голую стерильную стену в крошечной палате, которую ей отвела карантинная администрация. Человека, ради которого она пролетела световые годы, здесь уже нет. Вот так фокус. И что же ей теперь делать?
Воздух был прохладный. Пахло больницей - они повсюду одинаковы. Зия мучительно размышляла и ответа не находила. Обычно уравновешенная, сейчас она едва сдерживала ярость. Черт возьми!
Докопаться до сути случившегося оказалось делом несложным. У многих жителей З-2 цикл дезинфекции подходил к концу, и практически все они слышали эту историю. Сопоставив восемь похожих друг на друга версий, Зия получила нечто похожее на правду.
Наверное, ближе всех к правде был старикан, которого звали Доглед Крик.
- Взял да и рванул отсюда, - рассказывал он. - Этот парень все время смотрелся каким-то запуганным - словно за ним кто-то гнался. Шагу не мог ступить, чтобы не оглянуться через плечо. Как будто он - канарейка, а в комнате полным-полно котов. Бывало, кто-нибудь кашлянет, а он тут же подскакивает чуть не до потолка. Уж не знаю, как он отсюда выбрался - двери-то всегда заперты, а по коридорам ходят "санитары" с электрошоковыми дубинками. А все-таки ему это удалось. Да, на следующее утро они тут скакали, как блохи на сковородке. Все спрашивали, кто последний видел Спаклера, не трепался ли он о чем, ну и все в таком роде.
Зия посмотрела на старика испытующе - она это умела.
- Да неужели? Ой, как интересно!
- Ну да, они до сих пор мечут икру - все хотят его отыскать. А значит, его не арестовали как шпиона - как некоторые болтают. Он сам дал деру. Наверное, что-то его здорово допекло.
Старик улыбнулся Зие.
- Я так думаю: он прихватил с З-2 какое-нибудь чужое добро и не хотел повстречаться с его хозяином.
- Вы так считаете?
- Да, именно так и считаю. Я ведь двадцать лет в армии оттрубил, дружил с парнями из разведки - они мне много разного порассказали. Без имен, конечно.
- Еще бы.
Теперь, оставшись одна, Зия размышляла, как ей поступить. Спаклера и след простыл, а его нехитрые пожитки давно пустили на переработку. Предполагалось, что к ее прибытию ему останется отсидеть в карантине две недели. Она вступит с ним в контакт, расскажет, кто она такая, а потом убедит прервать карантин и на следующем подъемнике вернуться на орбитальную станцию. Такое случалось довольно часто. Кое-кто из туристов, не дотерпев до окончания карантина, покидал гравитационный колодец и отправлялся путешествовать на какую-нибудь другую планету. Землянам на это наплевать - одним аусвельтером больше или меньше. Застав его здесь, она бы его убедила - стала бы с ним спать и намекнула бы: один неверный шаг, и она его прикончит. Он бы живо все сообразил. У него остался бы выбор - умереть здесь или вернуться домой и отвечать по закону. Конечно, за такое преступление ему светила вышка, но Зия убедила бы его, что он отделается большим штрафом или двадцатилетней каторгой на рудниках. А двадцать лет по сравнению с тем, что он натворил, - сущий пустяк, и он это знал. На его месте она бы не поверила во все это ни на секунду, но, когда Зия хотела в чем-то убедить человека, у нее это ловко получалось...
Хотя что толку теперь об этом вспоминать. Спаклер сбежал, да, похоже, еще и убил врача. Теперь все Земная Служба Безопасности сбилась с ног, разыскивая его.
Итак, что ей теперь остается?
Она может просто вернуться домой, и никто ее ни в чем не станет винить. Ей поручили найти и доставить на З-2 объект, а его не оказалось на месте. При чем здесь она?
Она может дождаться окончания карантина и начать самостоятельные поиски. Но у него преимущество во времени - почти в пять недель.
Еще можно последовать примеру Спаклера - совершить побег и тут же пуститься по его следу. Конечно, она и в этом случае будет запаздывать на несколько дней, но это все-таки лучше, чем на месяц с лишним.
Нет, возвращаться с пустыми руками она не собирается.
Так же как и торчать здесь без дела еще тридцать дней.
Итак, остается третий вариант.
Зия тяжело вздохнула. Впрочем, теперь от сердца немного отлегло. Конечно, план рискованный, но зато снова есть четкая цель. К тому же она ведь одна из лучших в своем деле. А вдруг ее поймают? Ну что же, если она не способна выбраться даже из этого клоповника, значит, поделом ей.
У Несси здесь не очень развитая агентурная сеть, но кое-кого все-таки удалось внедрить. Так что на воле ей будет к кому обратиться за поддержкой, если потребуется.
Да, именно так и следует поступить. Она уже пробыла здесь почти день. Пора и честь знать. Итак, сегодня ночью она сбежит. А сейчас нужно получше изучить планировку и обдумать все детали.
* * *
Преобразившийся Кинг сфотографировал карантинный центр, когда проезжал мимо в туристическом трамвае. Надежность - вот единственное, чем могло похвастаться это место. Но теперь, когда аусвельтер ухитрился выскользнуть наружу, его и надежным-то не назовешь. А интересно, пытался ли кто-нибудь пробраться туда?
Кинг улыбнулся. Глаза его были спрятаны за солнцезащитными очками. Он уже все выяснил про жениха той женщины, которую случайно ликвидировал. Человек этот - мелкая сошка в портовой администрации, профессиональный врун, у которого есть несколько маленьких причуд - например, страсть к арбалетам. Вряд ли с ним возникнут трудности при дальнейшей разработке. Теперь, когда Кинг узнал все подноготную этого Силка, он с ним в два счета справится, если возникнет такая необходимость. Но она, судя по всему, не возникнет. У него есть компьютерный взломщик, хотя и не самой последней модели, но достаточно современный, чтобы проникнуть в медицинский компьютер карантинного центра. Возможно, файлы, которые он ищет, хранятся где-то на самом видном месте. Во всяком случае, он на это надеется.
Пока нет необходимости ему самому появляться в центре - достаточно электронной кражи. Но чтобы взломать компьютер, ему придется заполучить коды. Это будет стоить немалых усилий и денег, и Кинг к этому готов. Аусвельтер до сих пор разгуливает на свободе, и, возможно, Кингу удастся разыскать его раньше, чем кому-то другому. Жених убитой, маскулин Силк, - вот один его шанс. Другой - это информация профессионального характера, хранящаяся в компьютере. Так что не все еще потеряно. Если первый блин вышел комом, не нужно опускать руки.
Какое-то насекомое влетело в открытое окно трамвая и метнулось к Кингу. Он непроизвольно вскинул руку, схватил несчастного жука и с хрустом раздавил. А потом на несколько секунд Кинга охватил страх. Он тут же опустил руку с останками жука и огляделся по сторонам. Нет, кажется, ни один человек не заметил - все увлеченно рассматривали огромную вырезанную из дерева фигуру. Ее и поставили сюда, чтобы изумлять туристов. Он выбросил мертвого жука и вытер ладонь о шорты. Да, нужно следить за собой - один раз он уже попал в историю, когда сработал рефлекс. Толстяк, который на лету ловит мух, - такое может запомниться даже полусонному туристу. А Кингу это вовсе ни к чему. Нельзя попадаться на такой ерунде, если он хочет получить награду.
* * *
Силк снова принялся за работу, но без прежнего рвения. Ему больше не доставляло удовольствия ювелирно подтасовывать факты на потребу компании. Он делал это все так же профессионально, но совершенно равнодушно. Его отправили к психоаналитику, и тот сказал, что у Силка от горя на время притупились чувства и иссякла энергия. Но все это были пустые слова, никак не соотносящиеся с реальностью.
- Репортеры ждут, - напомнила Баблз.
- А пошли они... Пусть ждут.
Тем не менее он просканировал информацию и тут же начал сочинять легенду о слиянии нескольких компаний - щелкоперы уже пронюхали об этом. Это дело нехитрое - задание для первокурсника.
И все-таки: почему погибла Мак? Просто потому, что наткнулась на этого чокнутого аусвельтера? Нет, на то обязательно есть более веские причины. Во всем этом есть какая-то подоплека, но Силк до сих пор в ней не разобрался.
- Ну вот тебе и легенда: слияние пойдет на пользу всем компаниям. Никаких задержек с поставками, постоянное обращение капитала. И соответственно - рост дивидендов.
Баблз молчала. Да и что тут скажешь...
- Скорми ее мясникам и репортерам, в порядке очередности звонков.
- И Брюсу Ксонгу тоже в порядке очереди?
Силк вздохнул.
- Нет, ему перекачай в первую очередь.
Какое это теперь имеет значение...
Следователи из Сьюпэка так ему больше и не позвонили, и полицейские тоже. А значит, убийца Мак до сих пор на свободе. И взломщик, побывавший у него в кубе, тоже в бегах. Силка не оставляло ощущение, что одно с другим как-то связано. Но каким образом? На ум приходило лишь самое простое объяснение, которое ему предложили местные полицейские: когда кто-то умирает, местные жулики тут же это примечают и начинают прикидывать: нельзя ли чем-то поживиться? Если человек умер, значит, некому больше присматривать за домом. Большинству этих болванов невдомек, что, помимо умершего, в кубе может жить еще кто-то.
Силк откинулся назад, снял наушники и уставился в окно. Гавайский день сиял своим обычным великолепием, легкий бриз колыхал тропическую листву, солнце снова и снова продлевало бесконечное лето.
Он знал - нужно как-то жить дальше. Слезами Мак не вернешь, даже самая сильная скорбь не способна сотворить этого чуда.
Силк покачал головой. И все-таки слова - это одно, а реальность - совсем другое. Черт.
- Есть еще кто-нибудь на очереди?
- Нет, - сказала Баблз.
- Отлично. Тогда я пошел в тир.
- Не забудь взять телефон.
Он кивнул. Препираться с ней не было настроения.
* * *
Конечно, пользоваться компьютерным взломщиком не так опасно, как проводить операцию на месте. И все же Кинг знал, что в определенной степени он рискует. Приняв обычные меры предосторожности, можно снизить степень риска до приемлемого уровня, но стопроцентной гарантии все равно дать нельзя.
Кинг сидел в третьем из своих заранее заказанных гостиничных номеров. Его взломщик стоял в спальне на небольшом письменном столе. Компьютерный пульт - более или менее стандартная переносная модель фирмы "Санио". Он подключил свой модем к сотовой связи через три каскада. Сначала сигнал проходит по ресторанной линии - это заведение открывается только во время завтрака и ленча. Сейчас оно не работает, и вряд ли телефоном кто-нибудь пользуется. Вторая ступень - таксофон на обочине Ганского шоссе, напротив старинной католической церкви. Чтобы отвадить от него посторонних, там висит табличка с надписью "неисправен". Третий каскад, как ему казалось, заключал в себе скрытую иронию. Это тоже был выведенный из строя таксофон, который стоял на территории карантинного центра, в секторе для посетителей. Конечно, специалист смог бы проследить, откуда поступает сигнал, будь в его распоряжении достаточно времени и хорошее оборудование. Но Кинг очень сомневался, что на службе у местных властей состоят такие специалисты. К тому же он включил компьютерный таймер, и связь оборвется через три минуты. В таких условиях даже компьютерный маг, заранее предупрежденный о взломе, с трудом проследил бы, где начинается цепь.
Да и вообще вопрос о безопасности не стоит так уж остро. Вряд ли ему придется иметь дело со столь бдительными стражами. Подумаешь - медицинские файлы с информацией об аусвельтерах. Кому они вообще нужны?
И наконец, программа у компьютерного взломщика была прекрасная, хотя и не самая новая. Несомненно, хороший электронный сторож предотвратил бы кражу, но вряд ли администрация карантинного центра поставила у себя такую штуку. Что страшного, если кто-то пороется в медицинских файлах? Проработав столько лет в правительственном учреждении, Кинг прекрасно знал, как трудно там выбить фонды на какое-либо новшество и как бездарно эти фонды расходуются...
Он сделал глубокий вдох, настроил оборудование, надел наушники и очки.
- Компьютер, запустить основную программу, - сказал он.
- Есть запустить.
Даже несмотря на то что сигнал шел окольными путями, он подсоединился буквально через секунду.
- Вы подключены к информационной линии карантинного центра, - раздался механический голос. - Чем могу быть полезен?
Кинг набрал нужный код на клавиатуре. Говорить сам он не решался, хотя электронный взломщик и изменял модуляцию голоса на выходе.
- Файлы, - произнес компьютер.
И тут же довольно ухмыляющийся Кинг принялся их копировать.
* * *
К тому времени, когда Зия окончательно продумала свой план, уже стемнело. Насколько она поняла, охрану центра усилили, но, поскольку никто толком не знал, как именно Спаклер выбрался наружу, они просто выставили больше патрулей.
Все запоры на дверях были электронные и контролировались центральным компьютером службы безопасности, но любое существо с интеллектом хоть немного выше тараканьего могло справиться с этими дешевенькими приспособлениями, имея сотовый телефон и элементарные знания по модуляторным генераторам. Зия располагала и тем, и другим.
Конечно, возросшая численность охранников создавала дополнительные проблемы. Теперь стало труднее улучить момент, когда кто-то задремлет или выйдет в туалет. Охрана старалась продемонстрировать свою повышенную бдительность - хотя бы первые несколько дней.
Повсюду поставили дополнительные камеры, и наверняка после побега Спаклера за мониторами стали следить внимательнее. Да, ему было намного легче. Достаточно было проявить немного терпения, а потом проскользнуть мимо задремавшего "санитара" и скрыться в лесу. А теперь они все время настороже.
С другой стороны, никто не мечтал уложить Спаклера в постель, а Зия уже высмотрела охранника, который явно был не прочь побыть с ней наедине и без одежды. Она удостоила его одной из своих зазывающих улыбок и тут же заметила, как спереди на комбинезоне вырос бугорок. С мужчинами гораздо легче иметь дело, когда они думают не головой, а головкой. Наверняка к землянам нормальной сексуальной ориентации это тоже относится, если их вкусы и отличаются чем-то, то лишь незначительно. Она это поняла и научилась использовать еще прежде, чем начала работать. Уже в пятнадцать лет Зия Реланж прекрасно разбиралась в мотивах, движущих мужчинами. Все это достаточно просто.
Она внушала себе, что нужно потерпеть, - ведь осталось совсем недолго. Еще несколько часов здесь - и все, поминай как звали. Ну а пока она еще раз побеседует со своими земляками, отфильтровывая нужную информацию. Ее не так уж много, но кое-что все-таки попадается. Спаклер, видимо, убил врача во время побега. Вообще-то такая агрессивность ему не свойственна. Зия считала, что это лишь свидетельствует о степени его отчаяния. Попробуйте-ка загнать любого человека в угол - он такого натворит! Выходит, ее уговоры вряд ли к чему-нибудь приведут. Он ни за что не поверит, что дома все это ему сойдет с рук. С другой стороны, он знает, что если его схватят местные власти, то ему отключат мозг. Да, если этот человек пошел на убийство, чтобы сбежать, значит, он опаснее, чем ей говорили.
Ну ничего, у нее есть запасной сценарий. Конечно, не хотелось бы им пользоваться, но тем не менее он существует. Если он откажется вернуться с ней подобру-поздорову, она загонит его в корабль насильно - а как, это она сможет придумать. Ну а в самом крайнем случае она отправится домой одна, но к этому времени Спаклер уже превратится в удобрение. Конечно, славной победой это не назовешь, но ведь и поражением тоже. Принимая в расчет все, что он уже натворил, она без особого труда оправдает убийство и тайное захоронение его тела. Так что, если Спаклер начнет доставлять ей слишком много хлопот, он быстро отойдет в историю.

Глава двенадцатая
Кинг сидел, откинувшись в дешевом гостиничном кресле, уставившись в стену. Проклятие! Он потратил почти три часа реального времени, сканируя файлы, которые выкрал за пару минут. И до сих пор никакого результата. Конечно, он не рассчитывал, что женщина поместит их под собственными названиями, с очевидным шифром - это было бы слишком просто. Но он до сих пор не обнаружил даже намека на то, что искал. Правда, работа еще не закончена, но начало малообещающее. Сотни страниц информации, сжатой и перекачанной из компьютера карантинного центра по созданному им модемному лабиринту, были теперь аккуратно складированы в его собственной системе. Связь прервалась вовремя, и он ушел незамеченным. Без всякого для себя вреда - но и пользы, кажется, тоже.
Ну что же, по крайней мере он теперь знал наверняка одну вещь: убитая обнаружила секрет и приберегла его для себя. Кинг вывел это скорее индуктивным способом, чем дедуктивным, но это не имело значения. Аусвельтер с Новой Земли просто перестал существовать - именно такое впечатление складывалось после чтения медицинских файлов карантинного центра. Не может же это быть просто дьявольским совпадением - то, что из всех пациентов, обследуемых в карантине за последние несколько недель, именно те данные, что искал Кинг, были стерты из памяти. Нет, покойная подобралась к Спаклеру и его маленькой тайне и, образно говоря, спрятала его.
Вряд ли она запихнула эту информацию в какие-то медицинские справочники в собственном компьютере. Тогда следовало бы признать, что она намного лучше разбиралась в компьютерах, чем Депард Кинг. А это сомнительно, очень сомнительно.
Конечно, он просканирует каждый файл, проверит каждую строчку. Но уже сейчас следует отдать должное это женщине. Она водила его за нос.
И за это вполне заслужила смерти.
Другое дело, что убить ее следовало позднее, выудив сперва всю информацию.
Ну да ладно. Это все история - материал для последующего осмысления, в настоящий момент совершенно бесполезный. Воскрешать людей из мертвых ему все равно не под силу.
Он протер глаза и снова взялся за работу.
* * *
Зия не собиралась заниматься сексом с санитаром-охранником. Не потому, что он ей не понравился, - конечно, он был не красавец, но ей встречались и похуже. Просто она не хотела терять времени. Сейчас ей требовалось несколько вещей.
Во-первых, средство передвижения. Поскольку здесь ходят пешком, ездят на велосипедах или на автобусах, ей больше всего подойдет велосипед. Если у охранника нет своего велосипеда, он наверняка знает, где его можно одолжить. Конечно, электромобиль удобнее, но машины здесь - редкость, и ее будет легче вычислить.
Во-вторых, ей нужно место, где она может изменить внешность и изготовить новое удостоверение личности. Если у охранника отдельный куб, она им воспользуется. Но скорее всего там еще кто-нибудь живет - или жена, или любовница. Он, конечно, в этом не сознается, пока она на него не нажмет как следует.
Пора начинать операцию. Лучшее время для побега - когда поблизости еще достаточно людно и на нее никто не обратит особенного внимания. Это курортная зона, и некоторые заведения работают всю ночь, и все-таки - лучше уж перестраховаться. А потому она расположилась на виду, в регистратуре, ожидая скорого появления охранника.
И действительно, через несколько минут охранник, высокий и тощий, если не считать отвислого брюшка, вошел в регистратуру и покосился на нее.
По такому случаю Зия надела салатную шелковую блузку с низким вырезом. Когда охранник проходил мимо, она наклонилась, демонстрируя свои соски. Конечно, это совершенно не вязалось с обликом невзрачной учительницы, но от учительницы теперь можно избавиться, как от ненужного хлама.
Ну что, дружок, хочешь заглянуть ко мне под блузку?
Еще бы, конечно, хочет.
У него небось уже слюни потекли.
- Добрый вечер, - едва выдавил из себя охранник.
Она улыбнулась.
- Ну и скукотища здесь!
Она показала на людей, сидевших возле голопроектора, игравших в карты или в то, что здесь называли пинг-понгом.
- В такой вечер так и тянет прогуляться, - сказал он.
- Да, это точно. Да кто меня выпустит?
- Ну, это можно устроить.
- Правда? Ой, как я вам буду благодарна. - Она томно вздохнула и подалась к нему грудью.
Казалось, еще немного, и она доведет его до оргазма прямо сейчас, не сходя с этого места.
- М-да... Вот что: подождите-ка пару минут. Я кое-куда схожу.
Он торопливо пошел к выходу, а Зия, глядя ему в спину, едва заметно улыбнулась. Вот они, мужчины. Ну до чего примитивные существа. Конечно же, он побежал к дружку - попросит, чтобы тот его прикрыл, пока он побалуется с одной девчонкой из аусвельтеров. Да, для него сейчас и две минуты - слишком долгий срок.
И точно - он вернулся через полторы.
Зия пошла вслед за ним к двери и продолжала улыбаться, когда он запер за собой дверь, а потом взял ее за руку и повел по коридору. Другой охранник улыбнулся ему и сделал одобрительный жест - незаметно для Зии, как он считал. Наверное, подумал, что работа у него вовсе не так уж плоха. Может, и ему как-нибудь подфартит.
Не очень-то ему завидуй, дружок. Чуть позже ты еще будешь благодарить судьбу за то, что я выбрала это пузатое чучело, а не тебя. Зия улыбнулась и стиснула охраннику руку.
- Ой. У тебя такие мускулы твердые, - сказала она и захлопала ресницами.
- Самого твердого ты еще не видела, детка. - Он провел ее еще через две запертые двери, и они очутились снаружи.
Она улыбалась, но вовсе не по той причине, которую он себе воображал. Вот здесь ты ошибся, дурачок. Сюрпризы ожидают не меня, а тебя.
* * *
Силк облокотился на кухонный шкаф, посмотрел на кастрюлю со сваренным рисом. Есть ему не хотелось.
Он через окно любовался теплым вечером. Небо понемногу затягивало облаками - похоже, дело идет к дождю.
Что-то засиделся он дома. Надо бы выйти - побродить пешком или сесть на велосипед. Что угодно - лишь бы не торчать в этих стенах.
* * *
Кинг покачал головой, осознав свое временное поражение. Ничего. Никакого следа нужной ему информации. Вот оно как.
Похоже, ему все-таки придется тесно пообщаться с маскулином Вентурой Силком. Ну что же, надо - значит надо.
* * *
С лица Зии не сходила профессиональная улыбка, пока охранник вел ее в густые заросли. Как только они скрылись от посторонних глаз, он сгреб ее в охапку и хотел поцеловать, прижимаясь к ней всем телом и одновременно стараясь ухватить за грудь.
- Эй, полегче, большой мальчик, - прошептала она. - Давай-ка мы его вначале вытащим и немного смочим.
Она опустилась перед ним на колени и расстегнула ему брюки. Его эрегированный член тут же выскочил наружу. Охранник предвкушал удовольствие, какого еще не знал в своей жизни - подумать только, ему в кустах делает минет красивая и экзотичная женщина-аусвельтер.
И вот, в тот самый момент, когда он замер, ожидая прикосновения ее теплого рта, она вдруг выпрямилась и врезала ему костяшками двух пальцев под дых.
- А-ах...
А потом зацепила левой ногой его ступню и сделала подсечку. Он опрокинулся навзничь, оцепенев от боли и изумления, а Зия навалилась на него сверху. Потом схватила его одной рукой за член, выхватила из заднего кармана стальную расческу и прижала к чувствительной плоти.
- Только дернись, я тебе член отпилю, - пригрозила она и улыбнулась.
Он судорожно глотал воздух, покачивая при этом головой - словно до сих пор не мог поверить в случившееся.
Зия представляла, каково ему было сейчас. Такие сиськи, такая улыбка, а потом - нА тебе, приехали.
- Ну а сейчас, если не хочешь оставить тут свою лучшую часть, ответь мне на несколько вопросов. Если ты понял меня, то кивни.
Он кивнул.
Она добавила:
- А тебе бы все равно не понравилось. Что там зубы, что там.
* * *
Силк проехал на велосипеде по Ганскому шоссе и свернул к мемориалу на холме и курорту Хасегава. Когда-то Хасегава была всего лишь большим универмагом - ею тогда владел дед нынешнего хозяина.
Теперь же она превратилась в самое популярное заведение на острове. Чтобы заполучить здесь номер, приходилось записываться в очередь на три года вперед. И не важно, сколько у вас денег. Старику было наплевать на деньги, он больше интересовался манерами, когда решал, пустить вас сюда или нет. С полдюжины людей пытались купить этот курорт и вышвырнуть отсюда старика, потому что он отказал им в гостеприимстве. Но он каждый раз отвергал такие предложения. Помимо всего прочего, у него были высокопоставленные друзья, проводившие отпуск вместе с ним, так что он ничего не боялся.
Силк проехался по курорту, шурша пластиковыми шинами. Первые капли дождя уже упали на землю. Он мог бы притормозить и надеть плащ. Но не стал. Промокнет так промокнет. Какая разница?
* * *
Зия повергла охранника в забытье специальным удушающим приемом - в последний момент он начал сопротивляться, хотел вырваться, но было уже поздно. Она связала парня его собственной одеждой, засунула ему в рот кляп и оставила в кустах. Его дружок, что остался внутри, наверное, думает, что она стоящая штучка, если напарник до сих пор не вернулся - ведь прошло уже с пару часов.
Она осторожно пробралась к велосипедной стоянке для персонала и нашла велосипед охранника именно там, где он и должен был стоять по его описанию. Весь комплекс опоясывало электрифицированное ограждение. У главного входа стояла охрана, но были еще одни ворота - ими пользовались служащие, если куда-то спешили. Достаточно помахать своим удостоверением личности, и замок отомкнется. Довольно примитивный компьютер отмечал приход и уход, но не пытался остановить человека, желавшего пораньше улизнуть домой.
Все прошло гладко. Едва она приложила удостоверение к считывающему устройству, ворота раздвинулись, дав ей возможность выехать.
Господи. И это - охрана. Да отсюда запросто удерет десятилетний ребенок, даже теперь, когда они якобы начеку. За такое им надо головы поснимать.
Она щелкала переключателем скоростей, наслаждаясь ездой. У охранника есть подружка, но она отправилась на Большой Остров, навестить маму, и пробудет там до конца недели. А больше в кубе никто не живет, кроме кота. Дома у него, конечно же, были голокамера, магнитофон и дешевенький компьютер.
Все, что нужно.
После обильного выброса адреналина, произошедшего помимо ее воли, Зия с удовольствием окунулась в теплый и влажный ночной воздух, напоенный запахами диковинных растений и насекомых. Так обычно пахло перед дождем. Она так и не разглядела звезд за густыми облаками, высвеченными огнями города. И все-таки как это хорошо - снова оказаться на свободе, в движении, имея перед собой цель и действуя по плану, хотя вторая его часть и оставалась несколько схематичной. Ну ничего, всему свое время.
* * *
Кинг бродил по аллеям гостиничного комплекса, размышляя, как ему лучше использовать добытую информацию. Начал накрапывать дождь, водяные капли мягко шлепали по кустарнику и широколистным растениям в гостиничном саду, с шипением испарялись, попадая на лампочки, подсвечивающие ухоженные деревья изнутри. Бывают случаи, когда нужно действовать стремительно. Если бы он не ликвидировал докторшу, именно такой случай был бы сейчас. Но поскольку докторша мертва, а аусвельтер находится в бегах, то и спешить пока некуда. Когда был выбор, он предпочитал действовать по тщательно выверенному плану. Не надо, конечно, излишне усложнять - чем проще, тем лучше, но при этом нужно принимать в расчет любое возможное развитие событий. Да, действительно "правильное планирование предотвращает плачевные последствия".
Дождь чуть усилился. При порывах ветра по лицу хлестали водяные струи. Но Кинг не обращал на это внимания. Не нужно отступать от роли. Преуспевающему австралийскому бизнесмену любой дождь нипочем - разве что настоящая буря разыграется.
Он вышел на дорогу, огибавшую отель с западной стороны, и остановился. Похоже, от дождя настроение у туристов скисло - не было видно ни одного. Блестящая мокрая дорога была пустой, в какую сторону ни глянь. По подернутым рябью лужам прыгали отблески гостиничных огней. Стоп! А вон с севера катит какой-то одинокий велосипедист, оставляя за собой шлейф водяных брызг. Ну надо же, каков болван, подумал Кинг. Гнать на такой скорости, на узких колесах, по мокрой дороге - такое к добру не приводит.
* * *
Силк включил максимальную скорость и теперь едва не парил над скользкой мостовой. Дождь хлестал ему в лицо, и, моргая, он почти ничего не видел. Он ехал по направлению к отелю "Роза ветров", огни которого уже просвечивали сквозь серую завесу. Впереди одиноко стоял турист, мокрый и совершенно недвижимый.
Зия увидела, что ей навстречу мчится еще один велосипедист. Она спешила. Она промокла до нитки, спину забрызгало грязью, вылетающей из-под заднего колеса, - охранник даже не поставил крылья или щитки на этом дурацком велосипеде. Но теперь до куба охранника должно быть совсем близко - если он точно объяснил дорогу. А она в этом не сомневалась. Когда человеку грозят отрезать член, он не станет врать по мелочам.
Этот жалкий придурок считал ее за обыкновенную подстилку, а она вдруг предстала перед ним холодным и расчетливым монстром. Зия не испытывала к нему особой жалости. Дело есть дело. Она поступила так, как требовали обстоятельства.
* * *
Силк на полном ходу промчался мимо стоящего под дождем туриста. На какой-то миг человек этот показался ему знакомым, но потом ему в глаза попала вода, он заморгал и так и не успел его толком разглядеть. Человек так и остался для него безымянным туристом, у которого хватило глупости выйти на улицу в такой дождь.
А это кто такая?
Женщина, одетая явно не по погоде, вырулила ему навстречу. Они поравнялись, а потом стали удаляться друг от друга с суммарной скоростью пятьдесят километров в час, если не больше. Проезжая мимо, она обдала его брызгами, и он снова ослеп на несколько секунд.
Он рассмотрел длинные светлые волосы, мокрую блузку, прилипшую к телу так, что казалась нарисованной. Да, сиськи у нее что надо.
И тут же он почувствовал укол совести. Мак...
Когда огни отеля остались позади, он снова включил фары. Дождливая ночь сомкнулась вокруг него словно стены тоннеля.

Глава тринадцатая
Куб охранника стоял среди десятков точно таких же. Он был одноэтажный, с одной спальней. Зия открыла замок механическим ключом, который, как и сказал охранник, лежал под ковриком. Она торопливо прошла внутрь и, оглядевшись по сторонам, не нашла никого, кроме мяукающего кота. Прекрасно.
Она сбросила мокрую одежду и оставила ее в кухне на полу. Потом нашла в холодильнике пластиковую банку с кошачьими консервами и вывалила их в блюдце. Кот тут же замолчал и принялся за еду. Нашлось там и пиво. Она открыла бутылку, отхлебнула, голая прошлепала в гостиную, нашла там проектор и включила его. Выдвинула панель управления и нашла кристалл памяти для ввода информации. Отлично, с электроникой все в порядке.
За несколько секунд она соскребла лак с ногтя и достала первый из микрочипов с негативами удостоверений личности. Такая мелкая штучка, что чуть не выскользнула, но Зия ее в последний момент поймала. В ящике стола она нашла металлическую вилку, выгнула у нее зубец и с его помощью заправила чип в модуль проектора. Это непростой фокус даже с пинцетом или иголкой, но Зие он удался. Она ввела с клавиатуры соответствующий код, и на экране появились удостоверения личности, полностью оформленные, но без фотографий. Фотографии она вставит, когда изменит внешность.
Зия пошла в ванную, порылась на полке возле зеркала и под раковиной. Отыскала ножницы и старый флакон с краской для волос, видимо, принадлежавший подружке охранника. Удачная находка. "Темно-рыжая" - было написано на флаконе, и Зия решила, что этот цвет ей вполне подходит. За несколько минут она постриглась, сделав себе короткую прическу. Потом выкрасила волосы, сделав их темнее, высушила, распушила. Выщипала брови, сделав их тоньше, и с помощью грима чуть сузила нос и удлинила скулы, раскрасила губы, наложила тени под глазами. Конечно, не такие уж значительные перемены, но на первый взгляд она все же изменилась. По-настоящему она изменит свою внешность, когда представится возможность.
Зия прошла в спальню и порылась в одежде той девушки. Судя по вещам, подружка охранника была ниже и полнее, чем Зия, но некоторые цветастые рубашки свободного покроя оказались впору. Помимо этого, она подобрала несколько пар спортивных брюк, которые сидели не слишком мешковато. Она оделась, аккуратно убрала на место все остальные вещи и вернулась к голопроектору. Там она взяла камеру, сфотографировалась и вставила маленькую карточку в новое удостоверение личности.
Прощай, застенчивая школьная училка. Здравствуй, Венда Флорес, личная секретутка окружного прокурора в Майами-Бич.
Конечно, при тщательном сравнении или сканировании сетчатки подделка тут же всплывет, потому что дактилоскопический рисунок и схема артерий сетчатки на старом и новом удостоверениях полностью совпадают. Но если ее начнут разглядывать так пристально, это так и так будет означать провал. Однако при беглой проверке, если сканер не подключен к картотеке, документ вполне сойдет за настоящий и даст возможность добраться до безопасного места, где она сделает себе еще одно удостоверение.
Ну а теперь пора отправляться в путь.
Зия села возле компьютера и связалась с билетной кассой. Забронировала место в следующем хоппере, летящем из Ганы на материк, на имя Пии Ларанж. Хоппер отправлялся через полчаса. А охранник скорее всего до сих пор валяется связанный в зарослях.
Теперь предстояло самое трудное. Она набрала код подпольной компьютерной сети, потом свой агентурный номер и сообщила резиденту-биопату, кто она такая и что ей нужно.
Если компьютер правильно ее понял и хотя бы наполовину так хорош, как ей описывали, то он взломает компьютер хоппера и поместит туда нужную ей информацию: о том, что некая Пия Ларанж села на борт суборбитального шаттла, держащего курс на материк. Она заказала место отсюда, и, значит, пытаясь задним числом проследить ее путь, они клюнут на эту дезу. Но на самом деле она не собиралась лететь на этом шаттле. Есть еще кое-какие дела здесь. Как ее предупреждали, возможности биопата ограниченны, значит, не следует всецело на него полагаться, но такая задача ему вполне по силам. Контакт, который она установила отсюда с секретной системой З-2, тоже никто не сможет засечь. Во всяком случае, не должны.
Она выключила компьютер. К этому времени дождь уже перестал. Она встала, потянулась и направилась к выходу.
- Пока, киска, - бросила она на ходу. Кошек Зия любила - эти животные такие же независимые, как она сама.
Кот ничего ей не ответил - он в это время умывался.
Выйдя на улицу, она двинулась к людному бару, который присмотрела по дороге. Если повезет, она подцепит там какого-нибудь похотливого туриста, и тогда проблема с ночлегом решена. Ну а потом она закажет себе номер в гостинице под новым именем. Пока все идет как по маслу.
* * *
Силк зарулил во двор. Колеса велосипеда тут же увязли в мокрой земле. Он бросил его прямо там и потопал к крыльцу, оставляя на траве грязные следы. От быстрой езды он разогрелся, но при этом вымок и чувствовал себя отвратительно. Больше всего на свете ему сейчас хотелось принять горячий душ и завалиться в постель, он слишком устал, чтобы думать о чем-то еще.
Давно нужно было справиться со своим горем, и он злился на себя, потому что так и не смог этого сделать. Нужно принять жизнь такой, какая она есть, идти вперед, оставив Мак в прошлом, выбраться из этой ямы, в которую он угодил. Он вполне способен это сделать.
Но только не сегодня. Сегодня вечером только душ и постель, и больше ничего.
* * *
Кинг подключился к глобальной сети Криминал-Инфо и выудил оттуда всю информацию относительно беглого аусвельтера Спаклера. Когда-то он делал это, пользуясь удостоверением сотрудника Забоя, теперь - благодаря любезности Пангуманоидной Государственной Полиции. За солидную мзду каждый мог получить статус специального сотрудника со всеми соответствующими этому статусу привилегиями. В сущности, привилегий было немного, но самая главная из них - доступ к специальной компьютерной сети, созданной криминалистами, - стоила затраченных денег. Кинг пользовался этой сетью под вымышленным именем, но предъявляя подлинные удостоверение личности и жетон специального сотрудника. В почтовый ящик компьютера он переводил ежегодную плату, а также погашенные счета за каждую минуту эфира.
Если какая-либо из правоохранительных структур - будь то местная полиция, Сьюпэк или Земная Служба Безопасности - узнала что-то новое о Спаклере, то в картотеку эти данные пока не попали.
Кинг отключился от сети и дал компьютеру команду "отбой". Встал, потянулся, потом наклонился, достав до носков, подпрыгнул пару раз, чтобы снять напряжение в пояснице и мышцах ног. В отеле был гимнастический зал - довольно убогий, всего с несколькими тренажерами, включая штангу. Он мог бы сходить туда, пару минут подвигать рычаги - это поднимет настроение. А если нет, по крайней мере он даст себе полезную физическую нагрузку. Кинг гордился своим тренированным телом. Mens sana, сороге sana. Конечно, амплуа раздобревшего бизнесмена не позволяет ему разойтись в полную силу, но время уже позднее, и, если никого не окажется поблизости, он хотя бы разомнется. Это лучше, чем ничего.
Он натянул мешковатый тренировочный костюм, скрывающий его мускулатуру, обмотал вокруг шеи полотенце и отправился в спортивный зал.
* * *
Зия быстро нашла себе жертву. После двух порций выпивки она уже знала всю жизнь этого человека - не слишком интересную, но это не имело никакого значения. Терри М. Фонтено прилетел сюда из местечка под названием Новая Аркадия, искусственного острова где-то у побережья Луизианы. Был он высокий, смуглый, черноволосый и голубоглазый и, по собственному разумению, великолепно играл в теннис. А еще он был хорошо сложен, молод - примерно одного с ней возраста - и жил на протяжении всего тура в одном из лучших отелей. Через четыре дня он встречался в Гонолулу со своей невестой, но, черт возьми, все это будет потом, а сейчас... Он ведь живой человек.
Интересная мораль, отметила про себя Зия. Конечно, она тоже не святая - работа есть работа, - но всегда думала, что после помолвки человек не станет трахаться вот так - со всеми подряд. Шпионы живут по иным законам, чем большинство людей, но если она выйдет за кого-нибудь замуж, то будет играть по-честному. Не то чтобы она строила сейчас подобные планы, но, может быть, когда-нибудь...
Впрочем, все это не важно. Маскулин Фонтено вполне ей подходит. Они друг другу нужны.
Взявшись за руки, они прошли короткий путь от паба до его номера. Едва очутившись в комнате, Зия прильнула к нему, одну руку положила ему на шорты, а другой прижала его лицо к своему. Потом просунула язык ему в рот и одновременно взялась за уже набухший член.
Одежды слетели с них словно лепестки отцветших роз или осенние листья под порывом ветра.
Зия уложила его на пол прямо возле двери. Они еще успеют перебраться на кровать. Она распластала его и, взгромоздившись сверху, одним быстрым движением впустила в себя.
- О Боже! - простонал он.
Зия наклонилась вперед, положила руки ему на плечи и принялась работать бедрами. Выбрав подходящий ритм, она выпрямилась, откинула голову назад и на какое-то мгновение увидела потолок, а потом закрыла глаза. Ей не нужно было его видеть, она не хотела его видеть. Для нее он - это его член, и если она ублажит этот член как следует, то парень потом для нее в лепешку расшибется. Зия поддерживала руками грудь, чтобы она не колыхалась. Фонтено понял, в чем дело, убрал ее руки и, прижав большие пальцы к ее соскам, стал поглаживать их быстрыми круговыми движениями.
От его прикосновений соски набухли и затвердели. Было немножко больно, но Зия не обращала на это внимания. Она застонала. Пусть думает, что более страстной женщины он не встречал. Она двигалась все быстрее, опускаясь на него всем весом, с хлюпающим звуком. Один раз, два, три, четыре... Он задергался, приподнялся вместе с ней от пола.
- О-о-о...
А она, все это время сохранявшая над собой контроль, с улыбкой смотрела на него, упиваясь своей властью, то сжимала влагалищные мышцы, то расслабляла, выжимая из него все, до последней капли.
"А ведь я только разогрелась, дружок, - подумала она. - Вот когда я кончу вместе с тобой, ты вообще ни на ком не захочешь жениться, кроме меня, и для всех остальных женщин будешь потерян навсегда".
Не выпуская его из себя, она наклонилась вперед и укусила за левый сосок.
- О-о-о... - снова простонал он. - Это что-то, Венда.
В какой-то миг она даже не сообразила, кто такая Венда. Потом улыбнулась.
- Пошли в кровать, - предложила она. - Я еще кое-что умею. Тебе наверняка понравится.
Теперь он всецело принадлежал ей. А для Зии это было самое обычное шоу.
* * *
Силку снилось, что какой-то турист мочится на него и одновременно пытается его застрелить. Но тут на его пути встает Мак, в которую тот парень и попадает вместо него, Силка.
Силк проснулся в слезах. Мак... Ах ты Господи...

Глава четырнадцатая
Когда обессилевший Фонтено заснул - вернее, впал в какое-то подобие комы - Зия взяла его радиотелефон и заказала на следующий день номер в отеле за несколько кварталов от того места, где они сейчас находились. Власти вряд ли ожидают, что она осталась здесь. Если ее план сработал, то они станут искать ее на континенте под слегка измененным именем Пия. На всякий случай она посылала сигнал кружным путем, через спутник, чтобы казалось, что он поступает из Флориды. Все это просто как дважды два.
Потом она снова лежала в постели, уставившись в потолок. Да, она, как всегда, была на высоте. Фонтено умудрился сделать это четыре раза за шесть часов. Она так стонала и всхлипывала, изображая экстаз, что он почувствовал себя фантастическим любовником. На самом деле Зия так и не испытала оргазма - и никогда не испытывала во время работы, а ведь сейчас она работает. Но он, без сомнения, ей поверил. Она уйдет рано утром, пока Фонтено еще спит, побродит немного по пляжу, а потом вселится в свой новый номер. Ну а что дальше? Если она хочет поймать Спаклера, нужно представить себя на его месте. Куда он побежит? У него нет доступа к кротам из Несси, он может рассчитывать только на самого себя, а потому ограничен в выборе средств. Если верить его личному делу, на Земле у него вообще нет знакомых. Значит, он действует лихорадочно и наугад. Земля - большая планета, но Зия ознакомилась с его психологическим портретом и примерно знала, чего от него ждать.
Прежде чем покинуть эти места, ей нужно кое-что выяснить. Спаклер убил человека и, возможно, сделал это непроизвольно, поддавшись страху. Ну а если нет? Что, если женщина, которую он убил, была как тот охранник, что, если она помогла ему? Быть может, она знала нечто такое, что помогло бы отыскать Спаклера. Конечно, теперь этот узел уже не распутаешь. Зия ни о чем не может спросить ту женщину - она покоится в земле или в колумбарии. И все-таки стоит покопаться в недавнем прошлом. Вдруг Спаклер где-то наследил?
"Ну да. А может, тебе еще и карту дать с его маршрутом?"
Конечно, ничего подобного ждать не приходится, но порой действительно обнаруживаешь такое, о чем даже и не подозревал, - нужно только не полениться и посмотреть повнимательнее.
С другой стороны, теперь, когда местные сыщики уверены, что Зия-Пия уже далеко отсюда, она может заказать билет на любой лайнер и запросто смотаться в любое место. Через какое-то время она сообразит, куда ей лучше податься.
Да, Спаклер удрал, но она тоже сбежала из карантина и идет по его следу. Сейчас ей есть где отсидеться. Так что все идет неплохо. Могло быть и хуже.
* * *
В это безмятежное тропическое утро Депард Кинг неторопливо позавтракал в гостиничном кафе и вернулся к себе в номер. Он не то чтобы безнадежно увяз в сомнениях - нет, скорее просто пребывал в нерешительности, как поступить дальше. Кинг пошарил на самой поверхности, и оказалось - убитая была вовсе не так проста, как это казалось на первый взгляд. Одно дело - отвлеченно рассуждать о том, что на планирование операции требуется время. Другое дело - столкнуться с реальной оперативной ситуацией. По правде говоря, он рассчитывал, что к этому моменту уже добудет все необходимые данные. И вовсе не ожидал, что придется кого-то ликвидировать, а потом скрываться по запасным документам, так ничего и не добившись после столь радикальных мер.
Сидя в номере, Кинг обдумывал, на каком варианте дальнейших действий ему остановиться. Для начала он снова подключился к полицейской компьютерной сети: вдруг за это время еще что-нибудь случилось? Компьютер, работающий по особой программе, вдруг сообщил то, чего он никак не ожидал.
Еще один аусвельтер исчез с местной карантинной станции.
Кинг растерянно заморгал при виде четкой голопроекции, плавающей по комнате. От этой информации веяло холодом - словно арктический ветер вдруг подул.
Да, а ведь он в глубине души предчувствовал такой поворот событий, просто гнал от себя тревожные мысли, считая их несвоевременными. Вот еще один промах.
Внезапно где-то под ложечкой зародился страх и стал расти, распространяться, грозя заполнить все его существо. Стараясь одолеть этот внезапный приступ слабости, Кинг несколько раз глубоко вдохнул, настраивая себя на спокойный лад. Да, выходит, • жители Новой Земли не такие уж дураки. Они не позволят Спаклеру просто так уйти. И уже пустили агента по его следу.
Компьютер выдал ему портрет беглой женщины-аусвельтера. Он посмотрел на голограмму, прочитал комментарии. Итак, эта довольно привлекательная особа - агент З-2. Кинг не ожидал, что для подобного задания выберут агента со столь яркой внешностью.
Он старательно впитывал в себя информацию, обращая особое внимание на ее черты лица и уши. Его преимущество, хотя и весьма призрачное, в том, что местные власти и Забой ищут просто беглую инопланетянку, не зная, кто она на самом деле. Но, конечно же, в ней подозревают шпионку, иначе и быть не может при охватившем Забой психозе. И на сей раз их приступ шпиономании имеет реальные основания. Но с каким именно заданием она прибыла, власти наверняка не знают. А вот он знает.
Кинг размышлял над свежей информацией. То, что в игру вступил еще один агент, создает лишние проблемы. Наверняка она захочет вернуть Спаклера на З-2 живым, но в случае провала без всяких угрызений совести прикончит его и уничтожит труп. Знай эта шпионка, что Кинг в курсе всего, что связано со Спаклером, она обязательно встала бы у него на пути. Но, к счастью, она никогда этого не узнает.
С другой стороны, если бы он сумел отыскать шпионку, она бы ему пригодилась. Скорее всего у нее больше информации, дающей возможность выйти на Спаклера, чем у местных властей. Ей сообщили все, что спецслужбы З-2 собрали на Спаклера, и к тому же она наверняка один из лучших агентов. Иначе ее бы просто сюда не прислали. Кинг предполагал, что задание поручили не только ей одной. Наверняка здесь действуют и другие агенты, значит, нужно все время быть начеку.
Конечно, земные власти станут искать и Спаклера, и эту женщину, но вряд ли это будет их первоочередной задачей. Каждый год с различных объектов, расположенных по всей планете, убегают в общей сложности с десяток аусвельтеров. Некоторые из них, безусловно, шпионы инопланетных спецслужб. Но попадаются и просто нетерпеливые дураки. На самом деле с медицинской точки зрения в карантине вряд ли есть необходимость. За последние двадцать лет на близлежащих планетах искоренили почти все смертоносные болезни - по крайней мере с эпидемиями покончено навсегда. И никто уже не опасается появления Тифозной Мэри, заражающей местных жителей. Зато с политической точки зрения карантин дает власть имущим возможность тотального контроля, от которой они не собираются отказываться. Рано или поздно карантин станет камнем преткновения, и интересы свободной торговли заставят усовершенствовать эту систему, а то и вовсе ее отменить. Но это дело будущего. А сейчас агенты Забоя наверняка сбились с ног, охотясь за Спаклером и женщиной, идущей по его следу. Кингу придется опередить охотников, иначе из его рук выскользнет самая дорогая награда, какая только существовала в истории.
Предположим, он шпион-инопланетянин, оказавшийся в совершенно незнакомой местности, не знающий точного местонахождения искомого объекта. В этом случае он попытался бы войти в контакт с кем-то, кто может навести его на след. По официальной версии докторша погибла в результате несчастного случая. Согласно неофициальной, внутриведомственной легенде - убита Спаклером при его побеге. Связь между Спаклером и покойной - едва различимая, и все-таки она существует, и Кинг, окажись он на месте агента З-2, стал бы эту связь разрабатывать. Докторша мертва, и ее ни о чем уже не спросишь, но зато жив ее брачный партнер, человек, которому она, быть может, доверила ценную информацию.
Маскулин Вентура Силк - вот кто может стать ключом к разгадке этой головоломки. Кинг до сих пор так считал. Следовательно, новый игрок не упустит шанса выйти на этого человека.
Интересно. Очень интересно. Значит, Кингу придется повести себя более агрессивно. А объектом его агрессии должен стать не кто иной, как маскулин Силк. Уж он-то в любом случае.
* * *
Силк сидел и пил кофе, уставившись в окно. Уже полдень, а ему до сих пор не заказали ни одной легенды. А ведь работа - это единственное, что способно отвлечь его от собственных мыслей. Он уже допивал пятую чашку кофе - отборной "Коны", которой купил с полкилограмма, невзирая на высокую цену. Мак всегда выбирала этот сорт... Черт возьми, хватит. Это просто невыносимо: о чем бы он ни подумал, в конечном счете все сводится к воспоминаниям о Мак. Но ведь была же у него какая-то другая жизнь до того момента, как они повстречались. Он провел вместе с Мак лишь последние несколько лет. Нет, нужно как-то справиться с собой. А что, если взять отпуск и махнуть куда-нибудь...
Он улыбнулся, склонившись над чашкой остывшего кофе. Интересно, куда может поехать в отпуск человек, если он и так живет в раю? В какие-нибудь трущобы? На окраины Сингапура, Рангуна или Малого Нью-Йорка, кишащие заразными крысами?
Женщина с короткими рыжими волосами, в босоножках, в бело-голубой гавайской рубашке, достаточно новой - даже складки еще не разгладились, - шла к его кубу легкой, спортивной походкой.
Сил к наблюдал за женщиной, отхлебывая кофе. Ее соблазнительная грудь явственно проглядывала даже под такой просторной рубашкой...
М-да... Было в ней что-то знакомое, но Силк никак не мог сообразить, где он ее видел. И видел ли вообще.
Он настолько увлекся, что едва заметил высокого тучного мужчину, приближающегося к кубу с другой стороны, всем своим видом показывая, что шутить он не намерен. Наблюдательный пункт у Силка был удобный. Он сидел на втором этаже, спиной к солнцу, и ничто не загораживало вид из окна. Все произошло прямо у него на глазах, так молниеносно, словно кто-то выплеснул воду из стакана и у него перед глазами лишь промелькнули брызги. Лишь впоследствии он смог восстановить в памяти отдельные подробности.
Женщина шла по дорожке, заканчивающейся у его куба. Вот она улыбнулась, показывая два ряда ровных зубов, и от этого ее лицо стало еще красивее.
Толстяк прибавил ходу. Когда до женщины, идущей наискось от него, оставалось метров пятнадцать-шестнадцать, он выхватил что-то из-под своей мешковатой рубашки и направил на нее.
Воспоминание о пистолете сверкнуло у него в голове словно молния.
- Берегись! - крикнул он.
Окно было открыто, женщина уже находилась метрах в тридцати от куба, не больше. Она подняла взгляд на Силка, который вскочил со стула, уронив на пол чашку, и показывал на толстого мужчину. Она услышала его, резко обернулась и увидела толстяка с пистолетом.
А Силк смотрел на него не отрываясь. Это же тот самый грабитель!
Правда, выглядел он теперь иначе, но габариты-то сохранились прежние. Да и пистолет он держал точно так же, как тогда, - подставив снизу левую ладонь и сжимая рукоятку правой. Силк хорошо знал, что значит правильно держать оружие во время стрельбы...
Прочертив в воздухе вытянутую дугу, женщина упала на пластобетон, перекатилась, отпрыгнула в сторону...
Толстяк выстрелил три-четыре раза, но женщина каталась по площадке, словно безумная гимнастка, время от времени резко останавливаясь и меняя направление...
В это время на дороге появился двухместный педальный экипаж, и все еще больше усложнилось. Силк так и не успел разглядеть водителя экипажа, только пассажира - бледного светловолосого человека, тоже одетого туристом - в новенькие цветастые рубаху и шорты. И этот турист - они что, с ума все посходили? - перегнулся через борт экипажа, держа в руке длинный пистолет. Силк увидел его лишь мельком. Скорее всего это была пневматическая винтовка или дробовик, потому что при стрельбе раздалось "пам-пам-пам" - с таким звуком вырывается сжатый воздух из шланга, когда наполняют акваланг.
Стрелок из педального экипажа, должно быть, подстрелил толстяка - тот стал крениться на один бок, схватившись левой рукой за правую ляжку, и одновременно навел пистолет на экипаж и сделал еще три выстрела.
Женщина еще раз перекатилась по земле, а потом вскочила и бросилась к двери Силка.
Пассажир экипажа отпрянул в глубину салона и прекратил стрельбу. Силк так толком и не разобрал, попал в него толстяк или нет.
А свой арбалет Силк уже сдал в тир.
Толстяк бросил взгляд на Силка, потом сунул пистолет за пазуху и бросился прочь, припадая на одну ногу.
- Баблз! - крикнул Силк. - Вызови...
- Не звоните в полицию!! - раздался у него за спиной женский голос.
Силк обернулся и увидел перед собой ту самую гимнастку.
- Прошу вас, - сказала она, немного отдышавшись. - Я все объясню, дайте мне только секунду, хорошо?
Силк пристально посмотрел на нее. Какого черта? Что здесь происходит?

Глава пятнадцатая
Вернувшись в свой номер, Кинг обнаружил, что пуля вошла в ляжку под углом, не очень глубоко, и не задела ни кости, ни основных кровеносных сосудов. И входное, и выходное отверстия были небольшие. Он снова пустил в ход свой медицинский чудо-агрегат и услышал знакомое жужжание. Вскоре подействовали местные и общие болеутоляющие, и он немного расслабился. Рана, хотя и неопасная, раздражала его. Но еще больше его беспокоила причина этого ранения.
У шпионки есть сообщники.
Кинг здорово просчитался, понадеявшись, что она действует в одиночку. Одного он точно зацепил - того, который стрелял в него. Когда парень очнется, у него будут дикие головные боли. И все-таки опять он ошибся, и на этот раз ошибка едва не стоила ему жизни. Теперь Кинг в первую очередь злился не на шпионку, не на ее подручного, а на себя самого. Десять лет назад он не позволил бы себе такой беспечности, не стал бы полагаться на то, что шпионку никто не прикрывает и ее можно взять голыми руками. Сейчас ему сорок пять, и, возможно, он уже стар для подобных дел. Что-то он стал терять нюх.
Столкнувшись со шпионкой по чистой случайности, он так возликовал, что стал излишне самоуверен. Решил, что остальное проще простого - нужно только всадить в нее дротик, а потом уволочь к себе в номер. А там - допрашивай, сколько душе угодно. Он сможет выведать все, что ему нужно, использовать ее по собственному усмотрению, сделать своим послушным оружием. Ему и в голову не приходило - все это слишком уж замечательно, чтобы быть правдой.
Идиот. Хорошо еще, что у нее такие никчемные помощники, а иначе он получил бы ранение посерьезнее, и объяснялся бы сейчас с местными властями. А то и вовсе бы дал дуба. Ведь у того стрелка винтовка военного образца. Слава Богу, что он ею пользоваться как следует не умеет. Если бы металлический шарик попал в кость, то раздробил бы вдребезги. А стоило стрелку взять на полметра повыше, Кингу разнесло бы печень или селезенку.
Он изо всех сил сдерживал ярость, но она бурлила внутри, как доведенная до кипения жидкость, готовая в любой момент сорвать крышку котла. Да, теперь, когда в нем взыграли эмоции, он не сможет уйти просто так, не получив личного удовлетворения. Конечно, главная цель остается прежней, но теперь, помимо всего прочего, ему хочется еще и отомстить своим противникам. Да, он знает, что это неправильно, но ничего не может с собой поделать. Пусть это непрофессиональный подход - с этим все равно приходится считаться.
Они еще проклянут тот день, когда скрестили шпаги с Депардом Кингом.
* * *
Чьи это были люди? Зия терялась в догадках. Наверняка это не сотрудники Земной Службы Безопасности - те только на подходе. Но почему ребята палили друг в друга? Просто бессмыслица какая-то...
Стараясь не обронить ни одного лишнего слова, она лихорадочно соображала, как быть дальше. О парне, который стоит сейчас перед ней, она тоже ничего не знает, кроме имени и еще того факта, что он был брачным партнером убитой. Сейчас дело приняло такой скверный оборот, что, возможно, придется привлечь его на свою сторону. Если она хочет выбраться из этой передряги без особых потерь. Если она просто хочет выбраться. Конечно, она не рассчитывала встретиться с ним при подобных обстоятельствах. Но что теперь поделаешь? Сейчас важнее всего выдумать для него что-нибудь убедительное и поскорее расположить его к себе.
- Понимаете, маскулин Силк, вы влипли в очень неприятную историю.
"Да уж, что правда, то правда".
- Но если вы нам поможете, то вас вытащат.
"Или меня вытащат - это гораздо важнее".
- О чем это вы, черт возьми?
"Он сейчас зол, и этим можно воспользоваться".
Она начала свой рассказ, сочиняя на ходу:
- Тот человек, что в меня стрелял, - он и убил вашу женщину.
Силк изумленно посмотрел на нее:
- Но он не похож на того беглого аусвельтера. Зато похож на сукиного сына, который на прошлой неделе залез в мой куб и стрелял в меня. А кто это в него палил?
"Кто-то стрелял в этого парня? Да что тут у них творится?"
Зия мигом перестроилась.
- Да, из карантина сбежал другой человек. Но они действуют заодно. А те, другие, - из моей команды, но они тоже нелегалы.
- Послушайте, может, хватит говорить загадками? Выражайтесь яснее.
- Ну хорошо, я вам доверюсь. Меня зовут Триш Даннер. Я работаю на Земную Службу Безопасности, в секретном отделе. Мы раскрыли заговор аусвельтеров. Они организовали саботаж при поддержке диссидентских групп и некоторых фракций на Новой Земле. Я только что оттуда. А этот человек хотел убить меня, чтобы помешать расследованию.
"Похоже, она излагает неплохо. Искренний тон причет рассказу убедительность".
- Я тоже сидела в карантине, но прошлой ночью мне пришлось бежать, чтобы продолжить операцию. Вы можете проверить - скорее всего уже опубликованы данные о том, что еще один аусвельтер сбежал из-под стражи.
"Когда придумываешь легенду, желательно вставить в нее как можно больше подлинных фактов. Если этот божий одуванчик вздумает ее проверить, то хотя бы часть ее истории подтвердится, пусть даже некоторые детали и не совпадут".
- А какое отношение все это имеет ко мне?
"Вот видишь, Зия, он так просто все это не проглотит. Нужно ввернуть что-нибудь покрепче".
- Ваша брачная партнерша, доктор Мак-Кензи, тоже нащупала одну из нитей заговора. Скорее всего она что-то выведала о заговорщиках, когда те находились в карантине. Мы не знаем в точности, что там произошло. Должно быть, они решили, что Мак-Кензи представляет для них угрозу, и заставили ее замолчать.
- Ну-ну, что вы еще придумаете?
- Маскулин Силк, какой мне смысл вам врать? Уж не хотите ли вы сказать, что купились на версию о несчастном случае? Или поверили, что она просто проходила мимо, когда из карантина бежал этот чокнутый аусвельтер, и тот убил ее со страху?
"Ну вот, совсем другое дело, - подумала она. - Похоже, я на верном пути. Интересно, что он теперь ответит?"
Он медленно покачал головой.
- Нет, конечно, все это чушь собачья. Кажется, она его обработала.
- Я понимаю, что вам тяжело все это выслушивать. Но речь идет об очень важных вещах. Вы просто обязаны мне помочь.
- Я? Еще не хватало. Не проще ли обратиться к военным?
- Не могу. В моей организации происходит утечка данных. У нас завелся агент, которого мы никак не можем вычислить. Если я попытаюсь связаться с руководством по обычным каналам, то просто-напросто спугну его. Или ее.
Он все еще смотрел на нее недоверчиво, но, похоже, уже стал поддаваться. Самое время забрасывать крючок.
- Неужели вы допустите, чтобы гибель вашей партнерши осталась безнаказанной? Неужели она этого заслужила? А ведь мы могли бы поймать этих людей и покарать.
Ее собеседник вздохнул. Он был вполне симпатичный, чуть старше ее - наверное, лет тридцати-тридцати двух, - в хорошей форме. Видно, что он страдает, потеряв свою возлюбленную. И это станет для Зии главным рычагом воздействия: нужно только найти правильную точку приложения и затем как следует нажать.
- Ну как мне вас убедить, маскулин Силк? - Она наклонилась вперед, и перед ее рубашки отстал от тела - так, что образовался небольшой зазор. Он бросил взгляд на ее грудь. В этот раз она надела сверхоткровенный лифчик - почти прозрачный, он лишь слегка поддерживал соски. И тут же Силк снова перевел взгляд на ее лицо.
Зия едва сдержала улыбку. Она убедит его. Не одним, так другим.
* * *
Силк был совершенно сбит с толку. И эта женщина, стоявшая возле него, мало что прояснила. Все это напоминало сюжет дрянного боевика: какие-то шпионы, заговоры и прочая чушь. Однако Мак мертва, и с этим не поспоришь. И если эта Даннер говорит правду, тогда убийство Мак приобретает хоть какой-то смысл, более того - имеет отношение к чему-то очень важному. Вряд ли Мак от него что-то утаивала. Впрочем, она, кажется, рассказывала про какого-то аусвельтера. Нет, за шпиона она его не считала - это совершенно точно. И все-таки что-то с ним было не в порядке. Что именно, Силк так и не смог вспомнить. Просто этот аусвельтер всплыл в их разговоре незадолго перед тем, как Мак убили.
Силк снова посмотрел на молодую женщину, теперь уже повнимательнее. Она достаточно привлекательна, несмотря на ужасную стрижку и мешковатую одежду. И, возможно, то, что она говорит, - правда. Нужно только все как следует проверить. Вслух он произнес:
- Баблз!
- Слушаю.
Женщина вздрогнула, огляделась вокруг и через пару секунд догадалась, что голос принадлежит компьютеру. Да, соображает она быстро.
- Настройся на полицейский канал и проверь, бежал ли кто-нибудь из карантина прошлой ночью.
- Подключаюсь к полицейскому каналу. Сообщаю: за прошедшие сутки зарегистрирован один случай незаконного ухода из карантина. В связи с этим происшествием допрашивают охранника.
- А фотография беглеца?
- Не дают.
- Удостоверение личности?
- Не дают.
Силк посмотрел на женщину.
- Ну что, убедились? - спросила она.
- Дай-ка мне Ганса Клейна с карантинной станции, - сказал он Баблз.
- Алло? - послышалось через несколько секунд.
- Ганс, это Вентура Силк, - сказал Силк, не включая изображения.
- А, маскулин Силк. Как вы там?
- Спасибо, уже лучше. Послушайте, Ганс, у меня к вам одна просьба. Сугубо личная, не для огласки.
- Слушаю вас.
- Насколько мне известно, прошлой ночью сбежал еще один аусвельтер.
Ганс помолчал некоторое время.
- Ну, видите ли...
- Послушайте, эту новость уже передали по официальному каналу, так что ничего нового вы мне не сообщите.
Силк был уверен, что доктор Клейн уже включил свой дисплей, чтобы проверить его слова. Через несколько секунд он сказал:
- Да, правда, это была не моя смена, но, похоже, дело обстоит именно так.
- Сбежала женщина с З-2, не так ли?
Гансу сейчас приходилось соображать и читать с дисплея одновременно.
- Да, здесь именно так сказано.
Силк улыбнулся. Оказывается, облапошить Ганса - сущий пустяк.
- Спасибо, Ганс. Мы еще созвонимся. Баблз, отключайся.
Он посмотрел на женщину.
- Ну что же, в этой части ваша история правдива. Действительно, прошлой ночью сбежал аусвельтер, а точнее, сбежала.
Даннер кивнула.
- Ну, допустим, я вам поверил. И что дальше? Зия старалась выглядеть как можно серьезнее.
- Нам надо уходить отсюда, пока убийца не вернулся с подмогой, - сказала она. - Найдется тут поблизости укромное место, где можно спокойно поговорить?
Силк задумался на какое-то мгновение и сказал:
- Да.
Он до сих пор сомневался в ней, но теперь его охватило любопытство. Здесь пахнет чем-то крупным и к тому же имеющим отношение к смерти Мак - по крайней мере в это он поверил. Власти так и не сказали ему ничего вразумительного. Так, может быть, у этой женщины найдутся для него ответы? Ответы - вот что ему сейчас нужно.
- Хорошо, мы поедем на моем велосипеде.
Приютившись сзади, на слишком маленьком пассажирском сиденье, она прижалась к его крестцу лобком, при этом ее ноги прикасались к его бедрам. В местах соприкосновения ее тело было теплым, почти горячим, Силк почувствовал легкий зуд в промежности, от которого в последнее время уже стал отвыкать, и страшно смутился.
"Господи, Вен, ведь всего несколько дней прошло, как умерла Мак. Что это вдруг на тебя напало?"
Он приналег на педали, переключил скорость и, на полном ходу миновав поворот к Коки-Бич, погнал к тиру.
- Хвоста за нами нет, - сказала женщина. - Вот если только радиомаяк вставили в велосипед. Притормозите - мы сейчас это проверим.
Мимо промчался автобус, полный туристов. Они возвращались со Священных Озер. Силк сбавил скорость, остановился. Спрыгнув с велосипеда, Силк и женщина тщательно ощупали раму, откинули сиденья, заглянули под зажимы.
- Вроде бы все чисто, но эти штуки бывают совсем крошечные, - сказала она.
Господи, все это просто уму непостижимо.
Все то время, что они катили по шоссе, он не переставал ощущать поясницей тепло ее лона.
О Боже.

Глава шестнадцатая
Коффи немало удивился, увидев перед собой женщину, - Силк сразу это понял. Конечно, он знал о существовании Мак, но она ни разу не появлялась в тире. Стрельба из лука или арбалета ее совершенно не интересовала. И вот Силк притащил в тир свою новую подружку всего несколько дней спустя после смерти прежней.
- Махалоа, Коффи.
- Махалоа, братишка.
- Найди-ка для нас дорожку. Снаряжение мне не нужно. Я хочу провести теоретическое занятие.
- Ну конечно. - Он приподнял бровь. - Идите на третью.
Сейчас он не может объяснить всего Коффи. Может быть, в следующий раз. А пока им нужно поговорить и все обдумать, и безопаснее тира места не найти. Да, позднее он обязательно поделится этим с Коффи, если, конечно, до тех пор киллер его не прикончит.
Когда они проходили через ворота, его спутница молча озиралась по сторонам и заговорила, только когда Коффи не мог их слышать.
- Вы здесь много времени проводите?
- Да так, захаживаю иногда.
Они направились к дорожке. Зная, что Коффи не сводит с них глаз, Силк демонстративно показывал рукой на мишени. Они были одни в тире - в это время мало кто приходил стрелять.
- Ну и что же дальше?
Она посмотрела на него бесстрастно и уверенно.
- Нужно выследить беглого аусвельтера, - сказала она. - Он - ключ ко всему остальному. Если мы его поймаем, то размотаем весь клубок.
- Но как, черт возьми? Планета наша большая, и, насколько я понял, за этим парнем уже охотится куча народу, и все-таки его до сих пор не нашли.
- У меня есть информация, которая должна нам помочь, - сказала она.
- Не знаю. - Он покачал головой.
- Послушайте, я понимаю, насколько вам все это кажется диким. Но посмотрите правде в лицо - вы уже ввязались в это дело. Противник пытался и до вас добраться. Если их не остановить, ни вы, ни я не сможем чувствовать себя в безопасности.
- Но ведь у меня есть работа...
- Сочините что-нибудь для своего руководства. Позже мы все оформим официально. Вы нужны своей планете, маскулин Силк. К тому же для вас это шанс сравнять счет, расквитаться с теми, кто убил вашу невесту.
Силк какое-то время размышлял над ее словами. Да, Мак мертва, и для него это - страшное горе, но стоит ли ему еще глубже нырять в это дерьмо? Ведь ее все равно не вернешь, что бы он ни сделал. С другой стороны, его взбесила дешевенькая байка о ее гибели и то, что виновный до сих пор где-то скрывается. К тому же, будучи сам пауком, он жаждал узнать всю правду, восстановить полную картину случившегося. Официальный протокол, который для него состряпали, Силка не устраивал.
Даннер подошла ближе, взяла его за руку и посмотрела в глаза.
- Пожалуйста, маскулин Силк, мне очень нужна ваша помощь.
От этого прикосновения его бросило в жар.
* * *
Кинг надеялся, что новый облик, придуманный на скорую руку, выручит его при беглом осмотре. Теперь он старался как можно чаще попадаться людям на глаза, рассудив, что, привлекая к себе внимание, легче сойти за того, за кого ты себя выдаешь, потому что в этом случае никто не пытается заглянуть глубже, раскрыть твою истинную суть. Он перекрасил волосы в экстравагантный синий цвет, довел свой загар до цвета кофе с молоком и полностью сменил гардероб. Теперь он был одет в пестрые, крикливые шелка - ни дать ни взять инопланетянин. Он выделялся в любой толпе и походил - во всяком случае, ему так казалось - на звезду развлекательного канала или рок-видео, а может быть, продюсера, приехавшего сюда в отпуск потратить деньги, человека в летах, но все еще крепкого. Он взял напрокат спортивный электромобиль новейшей модели. Этих денег небольшой семье хватило бы, чтобы в течение месяца платить за еду и жилье, но что поделаешь - нельзя ни в чем отступать от своего имиджа. Он промчался мимо куба Силка с таким видом, словно вся дорога принадлежала ему. И туристы, и местные поглядывали на него, но совсем не так, как глядят на убийцу или на неуклюжего оперативника. У одних на лице сквозила зависть, у других удивление, у третьих отвращение, но все это Кинга мало волновало.
Он не заметил поблизости ни одного полицейского, его широкополосный детектор ни разу не пискнул на электронное устройство. Конечно, ни за что нельзя поручиться - приборы слежения стали настолько совершенны, что его вполне могли засечь с орбитальной станции и даже узнать, который час, взглянув на его хронограф. И все-таки инстинкт подсказывал, что за ним никто не наблюдает.
Это казалось странным и одновременно придавало ему уверенность. Если брачный партнер покойной не забил тревогу, значит, ему тоже есть что скрывать от местных властей. И это, конечно, только на руку Кингу. С другой стороны, если Силк теперь заодно с инопланетной шпионкой, значит, между ними заключен какой-то уговор. Но это тоже не является непреодолимым препятствием. Если человек ищет покупателя на какую-то вещь, значит, он продаст ее тому, кто больше предложит. Это напомнило Кингу старую хохму: "Мы уже поняли, кто вы такая, мадам, вот только насчет цены все еще спорим..."
У женщины-аусвельтера есть определенные возможности, и если она уговорила Силка перебраться в безопасный куб или вообще покинуть остров, то сейчас почти ничего нельзя предпринять. Но если шпионка этого не сделала, то он сможет установить, где они находятся, и до них добраться.
В его дротиках по-прежнему нервно-паралитический заряд, но это в любой момент можно исправить. А пока ему нужно оставить в живых хотя бы одну жертву.
Где им сподручнее всего прятаться, если по каким-то причинам она решила не переправляться на большую землю? Нужно продумать все возможные варианты.
Он разузнал о Силке всю подноготную. Выяснил, что этот человек - заядлый домосед, выходит из куба только пострелять из арбалета или поплавать. До пляжа Красные Пески отсюда рукой подать. В первую очередь Кинг поищет там. Потом в тире, хотя это и малоприятная перспектива. Одно дело подкрасться к объекту, когда тот безоружен и в одних плавках. Совсем другое - когда он забавляется с этой чертовой штукой. У Кинга достаточный опыт общения с человеком, имеющим под рукой арбалет. А парень уже видел его в двух обличьях, он явно не дурак и тут же насторожится, повстречав кого-то, хоть отдаленно напоминающего одного из этих персонажей. При всем желании Кинг не может уменьшиться в размерах. Значит, придется действовать с особой осторожностью.
Улыбаясь, он направил свою роскошную машину за угол. Две туристки поспешно отпрянули, чтобы не попасть под колеса. Машина промчалась мимо, и обе женщины - пожилые, седоволосые - принялись поносить его на чем свет стоит, продемонстрировав довольно беглый англосаксонский. Улыбка, однако, предназначалась вовсе не этим двум дамам. Просто Кинга охватил дух соперничества. Возможно, его лучшие времена уже позади, но мысль о предстоящей схватке с легендатором и его новой союзницей будоражила Кинга. Человеку не нравится, когда без конца проверяют, чего он стоит. И он вовсе не собирался идти на глупый риск, соблюдать какие-то правила - нет, такой идиотизм не для него. Здесь условия игры просты, как у древних самураев: ты подготовлен к ней всем своим предшествующим существованием. А в большей или меньшей степени - это уже твои проблемы. Противника они не касаются. Функциональная паранойя - вот, пожалуй, наиболее точное определение, хотя на самом деле, если в любой момент на тебя может кто-то напасть, это уже не паранойя. Желтый Режим - вот как это называли старые стрелки. Приходится есть, спать и отправлять естественные надобности в этом режиме, иначе потом придется горько раскаиваться.
Больше Кинг ничего не прозевает. Оставаясь долгое время не у дел, он словно заржавел, увяз в паутине самодовольства и скуки. Все, хватит. Теперь он в полной боевой готовности, и горе тому игроку, который готов хуже.
* * *
Из сложившейся неудачной ситуации Зия старалась извлечь максимум. И, учитывая, что высадилась она посреди густого тумана, добилась немалого. Задача оставалась все та же - доставить объект обратно или распорядиться им в соответствии с обстоятельствами. Сейчас в игру включились новые участники, и она еще не разобралась, кто на чьей стороне. Но с Силком начала вполне удачно. Она сумела ему понравиться - да и неудивительно. К тому же у него свои счеты с ее противниками. Теперь, когда он согласился помочь, им нужно поскорее удирать с этого острова туда, где попросторнее и где их труднее будет найти. В качестве прикрытия от Силка пользы мало, но не исключено, что он что-то знает. Вдруг эта женщина сболтнула что-то лишнее или совершила какой-то неосторожный поступок и в результате подпустила его к данным, которые ему вовсе не полагалось знать? Задача номер один - найти и доставить обратно объект, но если кто-то здесь узнал, что стоит за Спаклером, то этим тоже придется заниматься. Конечно, без самого Спаклера это знание немногого стоит, но если подозрения существуют, то это создаст определенные проблемы. Что ни говори, а земляне занимаются разведкой и контрразведкой дольше всех остальных. Да, их подводит старческая медлительность и косность. Но зато они располагают огромными финансовыми средствами и информационной сетью, вызывающей зависть у любого инопланетянина.
Задача Зии - устроить дело так, чтобы, даже если бобы рассыпались, это произошло бы не по ее вине.
* * *
- И что теперь? - спросил Силк.
- Нам нужно попасть на большую землю.
- На материк, - поправил он.
- Называй как хочешь. В общем, нам нужно в Лос-Анджелес.
- В ЛА? Но почему?
- Там мы, возможно, найдем Спаклера.
- Кого?
- Того аусвельтера, что сбежал из карантина. Предателя с З-2.
- Понятно.
- Мы доедем на велосипеде до аэропорта или космопорта?
- Да, конечно. Только мне нужно собрать кое-какие вещи.
- Не слишком удачная мысль, - возразила она. - Лучше, если мы купим все необходимое по дороге. Правительство оплачивает, маскулин Силк.
- Называйте меня просто Вен, - попросил он. На лице Зии заиграла профессиональная улыбка, но на этот раз вполне искренняя. Попался.

Глава семнадцатая
Силк уже успел как следует разогнаться на своем велосипеде, оставаясь в диапазоне между десятой и двенадцатой скоростями. Удалившись от тира на километр, он двигался по прямому участку дороги со скоростью тридцать пять - сорок километров в час, когда встречный электромобиль выскочил на его полосу и стал стремительно приближаться.
- Черт!
Вильнув в сторону, он успел рассмотреть водителя машины. Темнокожий человек с синими волосами, вырядившийся как попугай. Господи, да он, наверное, накурился до чертиков!
Велосипед вкось проехал по усыпанной гравием обочине, вильнул, потом выровнялся и запрыгал по каменистому полю. Даннер крепко ухватилась за его талию и больше не двигалась. И слава Богу - стоило ей чуть сместить центр тяжести, и они бы точно перекувыркнулись...
- Это он! - крикнула Даннер.
Силк, озабоченный сейчас лишь одним - как бы сохранить равновесие, - все-таки исхитрился бросить взгляд через плечо. Даннер не сводила глаз с автомобиля, который, резко притормозив, развернулся в их сторону и теперь пытался выжать все сто восемьдесят.
- Кто он?
- Тот парень, что побывал у тебя в кубе. Стрелок, - пояснила Даннер. Голос ее звучал на удивление спокойно и рассудительно.
Выехав на более или менее ровный участок поля, он притормозил.
- Гони без остановки, - приказала она. - Вон туда - к океану.
- Что?
- На дороге нам от него не оторваться.
- И в поле тоже. У автомобиля подвеска лучше, да плюс двигатель.
Впереди, метрах в пятидесяти, проходила водосточная канава - ее вырыли, чтобы в сезон дождей не заливало тянущиеся вдоль дороги низины. Канава эта, глубиной всего в полметра и шириной в метр, круто изгибаясь, уходила к морю. На велосипеде такую не переехать.
И тот парень, что гонится за ними на машине, тоже через нее не перескочит.
- Бежим к канаве, - сказал Силк.
Так они и сделали.
Рев электрического мотора у них за спиной нарастал. Силк слышал, как барабанит гравий по днищу машины. Ему вдруг подумалось: машину наверняка взяли напрокат. Хозяин за голову схватится, когда узнает, как с ней обращались...
Они добежали до канавы. Не сбавляя скорости, Силк перемахнул через нее и боковым зрением увидел, что Даннер опережает его на полшага.
Если водитель электромобиля вздумает гнаться за ними дальше, ему придется бросить машину здесь. Конечно, лучше бы он не успел вовремя притормозить и влетел в канаву. Да, вот уж хозяин обрадуется...
Сейчас их разделяло метров шестьдесят - семьдесят. Оставалось лишь надеяться, что из пистолета с такого расстояния их не достать.
Самое интересное, что, если бы не Даннер, он ни за что не узнал бы того парня, напоминающего в своих разноцветных шелках райскую птичку. Проехал бы мимо и даже не оглянулся.
Впрочем, об этом он поразмыслит позднее. А сейчас самое главное - поскорее смыться.
Кинг выругался и попытался достать пистолет, одной рукой направляя машину. Но ничего путного из этого не вышло. Автомобиль ударился о едва выступавшие над землей камни, крутанулся на месте, сам Кинг подскочил в кресле, прикусив язык. Мушка пистолета зацепилась за ткань дорогой рубахи, и, высвобождая оружие, он разодрал и рубаху, и кожу.
А те двое притормозили, спрыгнули с велосипеда и побежали дальше. Стрелой их не достать - слишком далеко. Но поскольку едет он гораздо быстрее, чем бегут его жертвы, то за несколько секунд выиграет еще десять метров, и тогда опять попытает счастья...
Черт!
Поле впереди него перерезал узкий овраг, который Кинг заметил лишь в последний момент, когда те двое через него перепрыгивали.
Кинг швырнул пистолет на соседнее сиденье и, вцепившись в руль обеими руками, резко опустил ногу на тормоз. Машина остановилась не сразу. Ее повело в сторону, а потом развернуло на месте. Кинг отпустил тормоз и пошел юзом. Выправив автомобиль, он снова притормозил и встал, не доехав четырех-пяти метров до траншеи.
Кинг взглянул на соседнее сиденье. Пистолет куда-то делся. Наверное, упал на пол и закатился под кресло. Сейчас некогда его искать. Он выпрыгнул из машины и, не теряя ни секунды, продолжил преследование.
Теперь та парочка опередила его метров на тридцать, и это расстояние быстро увеличивалось. Он перепрыгнул через узкую канаву и припустил следом. Ничего, он в хорошей спортивной форме, он их нагонит...
Но, преодолев со спринтерской скоростью метров сто - сто пятьдесят, Кинг понял, что те двое тоже на здоровье не жалуются. Разрыв между ними не увеличивался, но и не сокращался.
Правда, в полукилометре от него, а то и ближе, уже плескалось море, и если те двое не бросятся в океан, то на берегу он их нагонит. По каменистому берегу, где скалы подступают к самой воде, не очень-то побегаешь. Так что теперь это лишь вопрос времени. Оружия при нем нет, но он вполне обойдется голыми руками. Конечно, шпионка тоже прошла курс самообороны, но он больше и сильнее, а при прочих равных условиях именно этим все и решается. А ее спутник вообще не владеет боевыми искусствами, и сейчас он без арбалета. Кинг не сомневался, что справится с обоими.
Он вдохнул теплый морской воздух и, почувствовав жжение в легких, постарался не расходовать зря силы.
* * *
Зия жалела, что у нее нет с собой ножа. Впрочем, в ее положении с таким же успехом можно было мечтать о роте спецназа. Тот верзила по-прежнему бежал за ними, нагнать он их пока не мог, но и не отставал. Берег совсем рядом, а там он их быстро сцапает. И куда только все эти чертовы туристы подевались? Ни души!
А может быть, вдвоем они его одолеют?
"Ну да, конечно, он будет просто стоять и смотреть на нас и даже не вытащит дротиковый пистолет, который наверняка при нем".
А впереди просматривалась отмель, влево она тянулась на триста - четыреста метров, до самой черной скалы, которая под углом уходила в океан, образуя неровную стену метрах в пятидесяти от воды. Им придется вплавь огибать эту стену, а это сомнительное удовольствие, судя по тому, как волны разбиваются о камни, подбрасывая в залитый солнечным светом воздух брызги и хлопья пены.
Проклятие!
"Постой-ка, что это там..."
Из-за скалы показался катерок. Он шел вдоль берега, совсем рядом от каменистой кромки. В нем сидел всего один человек - рыбак, наверное.
- Катер! - произнесла Зия, задыхаясь.
Силк непонимающе уставился на нее.
- Поплыли к катеру!
Силк молча кивнул, чтобы не сбивать дыхания, и они наискосок помчались к воде.
Силк нырнул в воду с безукоризненной техникой спортсмена-пловца. У самого берега было мелко, но скорости, набранной при прыжке, хватило, чтобы его через пенистый прибой вынесло во впадину. Даннер нырнула не так умело, она вошла в воду в согнутом положении, хотя и быстро выпрямилась.
Силк рассчитал свои движения так, чтобы, нырнув перед очередной большой волной, миновать ее под водой. Почувствовав под собой глубину, он поплыл вперед энергичным кролем. Море колыхалось, и Силк использовал это, чтобы его отнесло подальше от берега. Он знал, что Даннер плывет следом, отставая примерно на метр. Катер приближался к ним с северной стороны, но докричаться до него отсюда было невозможно. Может быть, парень, который за ними гнался, оставил эту затею, может быть, он не умеет плавать?
Силк вынырнул на поверхность, чтобы глотнуть воздуха, и оглянулся на берег.
Верзила пробежал по мелководью, взметая каскады брызг, а потом неуклюже плюхнулся на живот и поплыл.
Между ними все еще оставалось значительное расстояние. Главное теперь - отплыть подальше, чтобы встретиться с лодкой прежде, чем тот человек их догонит. Конечно, при других обстоятельствах Силк остановился бы и стал ждать. Плавал он отлично, мог задержать дыхание почти на две минуты и попытался бы утопить этого сукиного сына. Но пистолет - он, возможно, продолжает действовать, даже если его окунуть в воду. А вдруг, кроме пистолета, у парня есть еще и нож? Силк вовсе не хотел стать кормом для крабов.
И он поплыл изо всех сил.
* * *
Зия тоже прекрасно плавала, когда-то она даже выступала за школьную команду, но за Силком ей было не угнаться. Ну что же, если только их преследует не человек-амфибия, то они успеют выплыть к лодке.
Конечно, повод для беспокойства есть, но паниковать пока еще рано.
* * *
Кинг пришел в ярость. Он продвигался мощными гребками, возмещая силой отсутствие техники. Ему стало ясно, что задумали его жертвы. Если не поспешить, они ведь могут и улизнуть.
Нет, он этого не допустит. Его уже столько раз обводили вокруг пальца. Пора положить этому конец.
Соленая морская вода плеснула ему в рот и нос, и Кинг закашлялся. Он больше не сдерживал гнев. Напротив, этот гнев придавал ему силы, приглушал боль в перенапрягшихся мускулах и жжение в легких.
За одно это их нужно убить.
* * *
Когда они подплыли к лодке, Силк увидел человека в маске ныряльщика, сдвинутой на лоб, с прикрепленной к ней трубкой.
- Эй, помогите! - раздался у него за спиной голос Даннер. - У меня ногу свело!
Она барахталась, совершенно беспомощная па вид, с искаженным от боли лицом.
Человек в лодке окинул их подозрительным взглядом, но все-таки подогнал свой голубой пластиковый катер поближе.
Отчаянно молотя руками по воде, Даннер переместилась к Силку.
- Приготовься, - прошептала она.
- К чему?
- Просто приготовься.
Лодка приближалась.
Силк взглянул назад. Верзила за это время пропал куда-то, но наверняка он рядом, просто из-за волн его не видно.
Ныряльщик перегнулся через борт катера.
- Давай руку, - произнес он с сильным южным акцентом.
Даннер вскинула руку. Силк видел, как она зацепилась ногой за борт маленького катера. Что она делает? Нужно ведь только попросить: пусть этот парень подбросит их на своей лодке, и тогда они спасены...
Когда ныряльщик сомкнул пальцы на ее запястье, Даннер протянула вверх свободную руку и в свою очередь тоже схватила его за запястье. Силк услышал, как она охнула от напряжения, когда, резко дернув парня на себя, перебросила его через голову.
- Черт! - только и успел произнести тот, а потом шмякнулся в воду.
А Даннер уже карабкалась в лодку.
- Давай ко мне! - закричала она.
Силку не оставалось ничего другого, как подчиниться.
Едва он ухватился за борт, как Даннер завела электромотор. Из маленьких сифонов брызнули водяные фонтанчики, и лодка пошла.
Конечно, это не гоночный катер, но любому пловцу без специального снаряжения за ним не поспеть.
- Эй! - заорал хозяин катера, вынырнув на поверхность. - Эй вы, засранцы, это моя лодка! Эй, а ну-ка стоять!
Наконец Силк вскарабкался в лодку. Немного переведя дух, он сел и оглянулся назад.
Убийца был метрах в двадцати от хозяина лодки. Он остановился и какое-то время пристально смотрел им вслед. А потом повернулся и поплыл обратно к берегу.
Ну вот, теперь все в порядке.
- В какой стороне аэропорт? - спросила Даннер. Одежда, налипшая на ее тело, словно толстый слой штукатурки, почти ничего не скрывала.
Силк совершенно обессилел от бега, плавания и страха. Он был в полной растерянности - все это происходило в каком-то чужом для него мире. Какого черта он тут делает? И по какой-то совершенно необъяснимой причине больше всего ему сейчас хотелось наброситься на эту женщину и трахать ее до потери пульса.
Он встряхнул головой. О Господи.

Глава восемнадцатая
Плавание на катере обошлось без особых происшествий. Порт, как и карантинный комплекс, представлял собой искусственный полуостров, выдававшийся в океан к северу от мыса Нануэль. Поэтому Силк и Даннер смогли подойти к нему довольно близко. Они вылезли на берег в почти высушенной солнцем одежде и успели на электромобиль, который довез их к терминалу авиакомпании "Алоха". Никто из попутчиков не обратил на них внимания - это были туристы, которые покидали рай и, возвращаясь к цивилизации, хотели в последний раз насладиться из окна местными красотами.
В терминале Силк встал в сторонке и стал ждать, пока Даннер купит билеты.
- Поздравляю, - сказала она, вернувшись к нему. - Мы с тобой расписались. А теперь маскулин и фемина Даннеры летят в гости к твоим новым родственникам - моим родителям - в Сиэтл.
- В Сиэтл? Я думал, что мы летим в...
- Ну конечно, мы летим туда, но только не прямиком. Если кто-то проверит списки пассажиров на мощном компьютере - а это непременно произойдет, - то в конечном счете выяснится, что Даннеры покинули остров, официально даже не прибыв сюда, судя по регистрационным спискам местного населения. Тогда станут искать женщину, похожую на меня, устроят перекрестную проверку на случай компьютерного сбоя. А потом, ничего не обнаружив, возможно, заинтересуются нами. Пускай - Даннеры уйдут в небытие вскоре после нашей посадки в Сиэтле. Но кто бы ни искал нас, лучше пусть он это делает там, а не в Лос-Анджелесе.
Силк кивнул. Если бы он размышлял обо всем этом прежде, то, наверное, пришел бы к такому же выводу. Но, по правде говоря, такие вещи просто не приходили ему в голову. Он включился в совсем новую для него игру.
- ЛА - город очень большой, - сказал он. - Как мы найдем там незнакомого человека?
- Этот парень, Спаклер, с большими причудами, - пояснила Даннер. - Он, видишь ли, сексуальный извращенец. На вашей планете ведь водятся собачки - да?
Силк изумленно посмотрел на нее. Господи. Час от часу не легче.
* * *
Кинга одолевали досада да еще дурные предчувствия. Он упустил этих двоих. Ему пришлось проторчать некоторое время на пляже, выясняя имя ныряльщика, против своей воли одолжившего беглецам плавсредство. Этот человек обязательно обратится в полицию, и впоследствии Кинг сможет узнать по полицейской компьютерной сети, где нашли угнанный катер. Правда, он почти не сомневался, что сведения окажутся запоздалыми. Конечно же, эта парочка захочет улететь как можно дальше - гораздо дальше, чем их способно унести это крошечное суденышко. Они отправятся в путь очень скоро, если уже не отправились.
Добираясь до последнего из своих конспиративных номеров, чтобы в очередной раз изменить внешность, Кинг чувствовал, как нарастающие гнев и отвращение распирают его нутро подобно горячему пару.
Проклятие! Ключи от королевства были почти у него в руках, и в последний момент он их выронил. Находясь в столь выигрышной позиции, он не воспользовался этим, самым позорным образом проворонил свою удачу.
Покореженная машина жалобно заскрипела, когда он вырулил к отелю. Ладно. Какой смысл теперь ахать и охать... Прошлое - это история, а ему нужно двигаться вперед, чтобы окончательно не выпасть в осадок. Пусть искусственный интеллект поработает со списками пассажиров. Вряд ли нужные ему люди летят под собственными именами, но теперь он точно знает, что нужно искать двоих. Шпионка хочет что-то выудить из местного легендатора. Значит, Кинг не зря им занимался. Теперь, отыскав одного, он тут же выйдет и на другого.
Впереди показался отель. Воздух посвежел, напитался влагой - похоже, субтропический ливень вот-вот собирался обрушиться на гавань.
Так и не удалось ему насладиться местными красотами. Ну что же, как-нибудь в другой раз.
Кинг припарковался, вышел из машины и постоял какое-то время, просчитывая все возможные варианты. Итак, пока он не заполучил желаемого. Теперь нужно сделать выбор. У него достаточно информации, способной принести прибыль. Осторожно вступив в переговоры, он постарается заинтересовать старых знакомых из Забоя. Конечно, тех знакомых, которые смогут отвалить ему солидную сумму. Правда, он лишается самого сокровища и всех сопутствующих ему благ. Но полученных денег хватит, чтобы провести безбедно остаток жизни, если правильно ими распорядиться.
Но это настроение длилось недолго. Нет. Он слишком много вложил в это дело, чтобы теперь довольствоваться столь скромной наградой. К тому же задето его личное самолюбие, он обязан кое с кем расквитаться, потому что иначе просто не сможет спать спокойно, усомнится в своей решительности, компетентности, мужестве. Вообще-то в его возрасте люди освобождаются от подобных комплексов, но Кинг никогда не был овечкой, не желал существовать на подачки, думая лишь об одном: как бы дотянуть до завтра. Он умен, быть может, даже талантлив и хорошо обучен. Правда, от длительного бездействия мастерство его несколько притупилось, но его можно отточить снова - в достаточной степени, чтобы завершить свою последнюю операцию. Он найдет шпионку и местного парня, что отправился с ней, он вытянет из них все тайны, а потом ликвидирует. Да, он допустил промахи, но об этом никто не знает, кроме него самого. Промахи эти позорные, но не фатальные, и он по-прежнему не вышел из игры. Все еще впереди.

Глава девятнадцатая
От Сиэтла до Гавайев было довольно далеко, и то, что они отправились туда на суборбитальном корабле, выглядело вполне естественно. Если бы расстояние не превышало трех тысяч километров, дело того не стоило бы - тогда надо было бы лететь коммерческим реактивным лайнером, летающим на небольшой высоте, - и это заняло бы гораздо больше времени, но путь из Ганы до северо-западного порта Си-Тэк вполне оправдывал выбранный маршрут.
С тех пор как Силк последний раз побывал на континенте, уже прошло порядочно времени. Когда взлетающий корабль стал набирать скорость и его вдавило в кресло из жесткого пенопласта, пришлось заново привыкать к этому ощущению. Обитая в таких уголках земли, как Гана, постепенно забываешь, насколько подчас бывает ужасен весь остальной мир.
- Ты ведь инфицирован, да?
Силк вполоборота посмотрел на женщину, сидевшую в соседнем кресле. Даннер. Интересно, это ее настоящее имя? Сомнительно.
- Прости, я не понял?
- Ты носишь в себе вирус, контролирующий рождаемость?
- Конечно, - кивнул Силк. - Как и любой коренной землянин. А иначе бы планета просто кишела детьми...
И тут до него дошло.
- Так ты не землянка?
- Не-а. - Она улыбнулась. - Просто я здесь работаю. А вообще я родом с З-2, потому меня и взяли в агентство - я вызываю меньше подозрений, когда действую на других планетах. Ну и как это - чувствовать себя стерилизованным?
- Да никак, - сказал Силк. - Я ведь таким родился, мне не с чем сравнивать. По крайней мере это избавляет тебя от ненужных хлопот - ты можешь заниматься любовью с кем угодно и без всяких осложнений. А если тебе вдруг захотелось завести ребенка, достаточно сходить со своей партнершей в ближайшую клинику, и там быстро приведут в порядок сперматозоиды и яйцеклетки. Процедура эта очень простая, занимает всего час и делается бесплатно.
Она покачала головой.
- А я-то думала, что Конвенция по генетике запрещает подобное вмешательство в частную жизнь.
- Ну, тут совсем другое дело, - сказал он. - Я, конечно, не специалист, но здесь все очень просто: медикам разрешается вносить поправку в геномы, если в них обнаружен изъян, и потому у нас больше не рождаются увечные дети, но при этом нельзя усовершенствовать модели, принятые за стандарт.
- Интересно, чего они боятся? Двухголовых мужиков с огромными членами?
Силк рассмеялся:
- Не знаю. Может быть, и так. Но, как я подозреваю, скорее они опасаются искусственно выведенных суперменов, которые установят свое господство на Земле. Или что в результате скрещивания не тех цепочек снова возникнет вирус-убийца, вроде старого СПИДа или чумы Суши. - Он пожал плечами. - Впрочем, я в этом не силен.
- Итак, у вас теперь прекрасное, стабильное население... кажется, семь миллиардов?
- Шесть с половиной.
- И всем есть где повернуться.
- Конечно, в некоторых местах люди живут слишком скученно, но говоря в целом - да.
- Напоминает какую-то скучнейшую утопию. Настолько все упорядоченно, что тошно становится. Пластобетонные трассы длиной в сотни тысяч километров, диетическая пища - экологически чистые и совершенно безвкусные овощи.
- Если тебя это не устраивает, то отправляйся к дикарям. Заведешь себе там десяток детей, будешь жить в деревянной хибаре и топить печку навозом.
Теперь настала ее очередь смеяться.
- Ты что, никогда не бывал в других мирах?
- Нет.
- Не так уж там все мрачно. У нас, на Новой Земле, есть водопровод и прочие удобства. А в Йорке, как я слышала, даже собираются заменить лампы на животном жиру электрическими.
В ее голосе сквозил сарказм.
Орбитальные двигатели корабля отключились, и он заскользил по инерции, по-прежнему вверх, к наружным слоям атмосферы. Тишина ощущалась почти физически.
Даннер отстегнула ремень безопасности и встала.
- Хоть вы и домосед, маскулин Силк, но все равно мне нравитесь. Схожу-ка я в туалет.
Она повернулась и пошла по проходу между креслами, одному из трех в широком салоне. Потом остановилась и оглянулась назад.
- Вы случайно не состоите в Клубе Двадцати Километров?
У Силка слова застряли в горле. Он молча покачал головой.
- Не желаете присоединиться? - Она улыбнулась.
* * *
У Зин стало легче на душе. Они покинули остров без всяких осложнений, оставили за собой ложный след, а до континента уже рукой подать. Наземный коридор, ведущий из Сиэтла в Лос-Анджелес, - очень оживленное место. После посадки она снова поменяет себе документы, оба они смешаются с толпой и превратятся в невидимок. Купят себе раздельные билеты, потом, наверное, проедут на маглевском поезде, и их преследователям в Сиэтле останется только растерянно почесывать в затылке.
Пока Зия шла в хвостовую часть, к туалету, она постоянно ощущала на себе пристальный взгляд Силка. Конечно, туалет - не самое лучшее место для траханья в этой галактике, но ничего, на первый раз сойдет. Она устроит ему незабываемое путешествие и еще крепче привяжет к себе. От нее ведь не убудет. Он не уродлив, не глуп, хотя и чуточку наивен. И ни с кем не занимался сексом с тех пор, как умерла его женщина. Должно быть, у него там такой заряд скопился... Ну что же, пусть стреляет - хоть холостыми, хоть боевыми - с таким гормональным препаратом не забеременеть, даже если из него забьет фонтаном, как из кита. Конечно, это только временно. Срок действия препарата - один год. И она может удалить его, когда захочет. Не то чтобы ей хотелось обзавестись этими маленькими паразитами - подобиями ее самой или очередного любовника. Но, само собой, ей предоставили право выбора. Зию поражало, что жители этого мира позволяют обращаться с собой, как со стадом баранов. Попробуй кто-нибудь на З-2 принять такой закон об ограниченном воспроизводстве, как здесь. Да такого умника просто закатали бы в пластиковую бочку и сбросили в самую глубокую океанскую впадину. А землянам хоть бы хны - кажется, им уже и яйца-то ни к чему.
Она уже подошла к двери туалета. Ну, Силку собственные причиндалы еще пригодятся. По крайней мере сейчас.
"Ох, Зия, до чего же ты стала циничная".
* * *
Искусственный интеллект Кинга выдал ему девять возможных вариантов, соответствующих основным параметрам. Девять супружеских пар, вылетевших из Ганы, ранее нигде не отмечались как прибывшие туда. Конечно, кто-то из них мог попасть в Гану с других островов, на местном самолете или по морю. Возможно также, что кто-то из местных отправился в чужие края. Увы, никто из этой девятки не купил билеты в одну сторону. Еще бы - это было бы слишком уж просто, более того, глупо для агента, хоть немного понимающего в своем деле. Кинг выследил уйму людей, избегавших его общества, но допустивших эту ошибку. Поступать так - все равно что расставлять на своем пути неоновые указатели. Сейчас на это рассчитывать не приходится.
Две пары он сразу исключил из круга подозреваемых, потому что они направлялись в другие миры.
Да, надо было предупредить ИИ, но Кинг как-то не сообразил. Конечно же, шпионке еще рановато лететь домой.
Семь оставшихся пар вполне вписывались в его схему. Итак, мужчина и женщина, путешествующие вместе, не слишком молодые, но и не слишком старые, по данным, которые он выкрал из компьютера туристического агентства. К сожалению, в местной системе отсутствовал блок, выводящий на дисплей изображение покупателей - для этого потребовался бы слишком большой объем памяти. Он получил только их имена, краткие анкетные данные и маршрут. Конечно же, документы у шпионки - фальшивка, но достаточно качественная, такая, что выдержит даже самую тщательную проверку на компьютере Кинга.
Четыре пары держат путь на американский материк. Помимо этого одна - в Центральную Европу, одна - в Австралию и еще одна - в Юго-Восточную Азию, на один из островов в Индийском океане.
Ну, теперь потребуется его опыт. Он не может сесть на хвост всем семи парам или хотя бы отслеживать их движение. Конечно, будь у него побольше времени, он бы нанял агентов и установил наблюдение за всеми, но из-за короткой продолжительности полетов лишен такой роскоши.
Глядя на образы, проплывающие по цветному монитору, Кинг сделал свой выбор.
Он вычеркнул из своего списка две пары - тех, что летели в Юго-Восточную Азию и в Австралию. Уже хотя бы потому, что на этих рейсах, довольно редких, легче всего выследить человека. Хороший агент не станет бежать туда, где его легко найти, а эта женщина, даже если она аусвельтер, неплохо разбирается в местной географии.
Чета, летящая в Европу, - вполне правдоподобный вариант. На континенте, где столь развита цивилизация, легко затеряться сразу же после посадки. И все-таки на месте шпионки Кинг бы так не поступил. Европа слишком далеко, такой маршрут - самый длинный из всех возможных, и в этом случае более вероятно, что их засекут по прибытии.
Значит, остаются четыре пары, следующие в Штаты. Две - в Лос-Анджелес, одна - в Сиэтл, одна - в Чикаго. Все четыре - под подозрением, но и на этот раз Кинга в первую очередь заинтересовали те, кто меньше времени проведет в воздухе. Ближе всего лететь до Лос-Анджелеса, и к тому же это самый крупный из трех транспортных узлов. Значит, именно туда они и направляются. Конечно, стопроцентной гарантии нет, но его предположение построено на точном расчете.
Через компьютер он заказал билет на ближайший рейс до Лос-Анджелеса, изрядно переплатив за срочность. Он знает людей в Чикаго и Сиэтле, которые его там подстрахуют. Выследить пассажиров, уже приземлившихся в Лос-Анджелесе, - дело трудное, но не безнадежное. Скорее всего шпионка выйдет из аэропорта по тем же документам, а значит, через час он уже будет ее вести. Чем хорош общественный транспорт, так это своим доскональным учетом пассажиров. А уж Кинг знает, как залезть в их картотеки. Если его жертвы сядут в автобус или кабриолет или даже возьмут машину напрокат, он сумеет их выследить. Да, ему придется поспешить и взять в подмогу местных, и все-таки эта задача ему по силам.
И Кинг, покинув отель, отправился ее выполнять.
* * *
Силк сидел в кресле, уставившись в пустоту. Эта женщина пригласила его в туалет поразвлечься, и игра предельно упростилась. Да, баба, конечно, шикарная, и он с удовольствием бы ее завалил, но есть во всей этой истории что-то настораживающее. Не лучше ли подождать ее здесь?
С другой стороны, он до сих пор уверен - его попутчица что-то знает о гибели Мак. За последние несколько дней вокруг него собралась такая куча дерьма, что дальнейшее неведение становится невыносимым. Так чем плохо, если он сходит туда и поговорит с ней... в более интимной обстановке? Мало ли что у нее на уме - он ведь паук и способен разработать собственный сценарий. Да, он скорбит по Мак, он до сих пор не оправился после ее смерти, несмотря на все гормональные позывы. И все-таки разве повредит постельный разговор?
Сил к встал, обнаружил, что ноги у него слегка подкашиваются, и тем не менее нашел в себе силы пробраться между креслами к двери туалета, только что захлопнувшейся за Даннер.
* * *
Он стоял, облокотившись о раковину, слыша лишь собственное прерывистое дыхание. Даннер стояла перед ним на коленях, вобрав в рот его плоть, двигая головой так, что почти доставала до его живота. Руки она засунула ему под рубашку, вцепившись в спину.
- Подожди... - простонал Силк. Казалось, он скопил в себе высоковольтный заряд и вот-вот заискрится от перенапряжения.
Она лишь покачала головой, не разжимая губ, и заработала быстрее.
Он сдерживался, сколько мог, а потом дал себе выход.
- О...
Она сглотнула - один раз, другой, третий и, когда его перестало лихорадить, отстранилась и посмотрела на него с улыбкой.
- Теперь твоя очередь, - прошептал Силк.
Она медленно выпрямилась, поцеловала его в губы, просунула язычок в рот, и он ощутил свой собственный вкус - солоноватый и чуть горький. Прервав поцелуй, он нагнулся, взял ее за сосок и стал его посасывать. Она застонала, точнее, замурлыкала, как кошка. А он опускался все ниже, стягивая с нее одежду, до тех пор, пока не обнаружил, что она - натуральная блондинка. И тогда проник губами и языком в самую гущу ее буйных зарослей.
- М-м-м...
Он сосал, теребил, ласкал языком, и, когда она кончила, это было похоже на эякуляцию - ее собственная солоноватая, мускусная влага побежала по его щеке. Таких мощных и долгих спазм, как у нее, Силк еще не знал.
Теперь он не мог удержаться от всего остального.
У нее еще не кончился оргазм, когда он поднялся - быстро, почти рывком - и направил на нее свой эрегированный член. Она знала, чего он хотел, и, широко раздвинув ноги, позволила ему войти в себя одним рывком.
Это было восхитительно - бархатистая плоть, то берущая тебя в плен, то отпускающая. Снова страсть всколыхнулась в нем, снова его обдало жаром, и снова он забился в конвульсиях.
Силк сам поразился, как быстро он кончил. Он стоял, вздрагивая всем телом, едва удерживаясь на ногах.
А потом привалился к ней, совершенно обессиленный. С Мак так никогда не было. Это было более волнующе, более страстно, более... первобытно. Наверное, именно так это бывает с тем, кто часом раньше едва тебя не убил.
От переполнявших его чувств Силк потерял дар речи. Единственное, чего ему сейчас хотелось, - это стоять, прильнув к этой женщине, стоять вечно, чувствуя, как его плоть набухает внутри ее.
* * *
Зия была оглушена.
Секс - ее самое мощное оружие, инструмент, который она всегда контролировала, всегда.
Но только не в этот раз. Нет, на этот раз секс обрушился на нее словно стена при землетрясении, обрушился и похоронил ее под собой. Она забылась уже в тот момент, когда Силк опустился перед ней на колени. Ее мозг отключился, она стала неуправляемой, стоило ему коснуться губами ее лона.
Она просто капитулировала перед ним.
Прежде этого не случалось - ни разу, начиная с четырнадцати лет, когда она впервые осознала свою власть над мужчинами.
И сейчас Зия испытала смертельный испуг.
Кто он - этот парень? Да никто. Обыкновенный штатский, даже не игрок. Симпатичный, конечно, но ничего особенного...
Но ведь никому еще не удавалось ее так раззадорить.
Господи, что все это значит? То ли в гормоны ее попал вирус бешенства, то ли равновесие в системе нарушено? Да, наверное, так оно и есть. И тут ее вдруг охватил дух противоречия. Ну и что с того? Ведь это так здорово! Ничего слаще она еще не испытывала!
Да, что правда, то правда. И внезапно ей захотелось еще.
Все это так страшно - даже в мыслях.
Она отстранила его - мягко, но решительно. Нужно взять себя в руки.
- Давай-ка вернемся на наши места, - сказала она. - А то, не ровен час, у кого-нибудь мочевой пузырь разорвет.
Он устало улыбнулся.
- Да пусть хоть все до одного полопаются. Я бы здесь навсегда остался.
Она чуть было не кивнула, но в последний момент все-таки опомнилась.
- Пойдем.
С явной неохотой он принялся подбирать одежду. Зия вытерлась мокрыми бумажными полотенцами, отыскала свое белье и стала его натягивать. Кабинка была тесная, они то и дело наталкивались друг на друга, что вызывало новый прилив веселья. Зия едва сдержалась, чтобы не расхохотаться в полный голос. Господи, она чувствовала себя, как девчонка на первом свидании. И куда только девалась та холодная сучка - именно так ее называли за глаза другие оперативники? Как такое могло случиться?
Химия - вот в чем все дело. Иначе и быть не может.
И тут она поймала себя на нелепой мысли: будь у них сейчас уютная комнатка и побольше времени...
Господи! Да что ж это такое случилось?

Глава двадцатая
Все это - будто сон, подумал Силк. Еще бы - он летит на орбитальном корабле в Си-Тэк - место, которое четыре миллиона человек называют своим домом, а возле него - шпионка, с которой они десять минут назад занимались любовью до полного помутнения в мозгах. Да к тому же они вдвоем охотятся за еще одним шпионом, тем самым, который убил Мак. В него самого стреляли, уже не в первый раз, - фантастика, да и только. Как такое могло случиться? Ведь он - всего-навсего легендатор, заурядный клерк, вкалывающий на больших боссов да еще неплохо стреляющий из арбалета - и то, и другое вряд ли представляет интерес для тайного агента земных спецслужб.
- Маскулины и фемины, просим вас пристегнуть ремни. Мы вошли в воздушное пространство Си-Тэка и готовимся к посадке.
Компьютер с женским голосом продублировал это обращение па японском, испанском, мандаринском диалекте китайского и на бенгальском.
Силк защелкнул замок на уровне груди, прекрасно сознавая, что это чисто символический жест. Конечно, некоторым людям так спокойнее, но он-то слишком долго сочинял легенды о потерпевших аварию спусковых камерах и прочих летательных аппаратах, чтобы верить во всю эту оснастку. Если корабль на большой скорости врежется в землю, то пассажиры просто повиснут на переборках кровавыми лепешками.
Впрочем, после всего, что ему пришлось пережить за последние дни, Силка даже мысль о катастрофе не особенно пугала.
Возле него Даннер тоже молча щелкнула замком. Она не проронила ни слова с тех пор, как вернулась из туалета. Силк готов был поклясться, что она получила от секса не меньшее удовольствие, судя по ее реакции. Но, выйдя из тесной кабинки, она стала вести себя совсем иначе.
Силк покачал головой. Среди всех непостижимых для него вещей на первом месте стояли женщины.
* * *
Памятуя о собственной небрежности, проявленной за последнее время, Кинг, направляясь на гостиничную автостоянку, был предельно внимателен. Потому он и заметил тех двоих, что устроили на него засаду возле взятой напрокат машины.
В обычной ситуации Кинг припарковался бы в самом оживленном секторе стоянки, но в этот раз постарался спрятать покореженную машину в стороне от транспортного потока. Этот покрытый пластобетоном участок был почти пуст.
Кинг сунул руку в карман, будто бы за ключом. На самом деле он нащупал там рукоятку револьвера. В другое время он бы еще засомневался относительно этой парочки, возможно, даже поверил бы, что они действительно туристы, укрывшиеся подальше от любопытных глаз - перекинуться парой слов и затянуться запрещенной табачной сигаретой. Но за последние несколько дней Кинг окончательно потерял веру в ближнего. Лучше уж страдать манией преследования, но остаться в живых, чем умереть доверчивым простачком.
Подойдя еще на несколько шагов, Кинг выхватил пистолет и выстрелил в того, что стоял ближе.
И прежде чем второй успел достать оружие, навел на него пистолет.
- Стоять!
Незнакомец опустил руки с растопыренными пальцами. Похоже, он знал, что это такое - быть на мушке.
Кинг подтолкнул его к машине, заставил залезть внутрь.
- Вот так-то, - сказал он, захлопнув за собой дверцу. - Ну а теперь рассказывай, кто ты такой.
Как бы между делом он вытащил у пленника из-за пазухи пистолет - пневматический, стреляющий свинцовыми или висмутовыми шариками - если знать, куда целиться, то можно уложить человека с первого выстрела.
Пленник - высокий, тощий, со впалыми щеками - сдержанно улыбнулся, но ничего не сказал.
- Сейчас я тебе в глаза дротиков понатыкаю, - пригрозил Кинг. - И ты несколько месяцев проведешь в полной темноте - пока будут подбирать органы для пересадки. А пока ты будешь без сознания, я тебе мудье отрежу. И останешься ты слепым кастратом. Тебе это надо?
Тощий ухмыльнулся еще нахальнее. Похоже, он считал себя твердым орешком. Да, одними угрозами здесь ничего не добьешься. А истязать его по полной программе Кингу было некогда. Конечно, можно выпустить в него дротик, а потом выбросить бесчувственное тело из машины. К тому времени, когда эту парочку обнаружат, он уже будет где-то на полпути к Лос-Анджелесу. С другой стороны, так он ничего не выяснит о новых игроках. А ведь подобная информация потом может пригодиться и даже приобрести решающее значение. Нет, он просто обязан узнать, кто за ними стоит.
Как развивались события после перестрелки возле дома Силка? Кинг проанализировал все возможные варианты, отбросил самые неправдоподобные. Скорее всего эти ребята действуют заодно с инопланетной шпионкой. Неделю назад Кинг был бы в этом уверен и даже не стал бы рассматривать другие версии.
А может быть, они - агенты земных спецслужб, часть той безликой молодой поросли, с которой Кингу не довелось работать вместе? Нет, вряд ли. Ему, долгое время не проводившему никаких серьезных операций, простительны некоторые неуклюжие действия, но эти двое, так же как и их предшественники, вообще ни на что не годны. Если бы в Забое держали таких горе-оперативников, эта организация давно бы развалилась. Нет, у забойщиков свой, особый стиль работы, у Кинга за долгие годы выработалось на них безошибочное чутье. Здесь Забоем и не пахнет.
Остается еще одна версия, хотя и малоубедительная. Может быть, этот тощий человек - просто вольный стрелок, который случайно наткнулся на ту же самую информацию, что и Кинг? Или представляет какого-то другого игрока, предпочитающего оставаться инкогнито?
Таковы были возможные варианты, но времени на их разработку не было. Конечно, если эти люди связаны со шпионкой-аусвельтером, хорошего здесь мало. Но это тоже не смертельно. А если за ними стоит кто-то еще, значит, нужно сейчас это выяснить.
У каждого человека есть свое уязвимое место. Каждый до смерти чего-то боится и пойдет на все, лишь бы этого избежать. К примеру, сам Кинг содрогался при мысли, что ему откажет разум - физическая немощь пугала его гораздо меньше.
- Ну давай - стреляй, - поддел его тощий. - Или отрежь у меня все что хочешь, когда я отключусь. Да хоть убей меня. Я готов умереть. Кого ты хочешь напугать, мерзкий загрязнитель!
Загрязнитель!
Кинг изумленно заморгал. Неужели... Неожиданная догадка осенила его.
Ну что же, эта гипотеза тоже не лишена основания. А проверить ее на практике - дело нехитрое. Одним неосторожным словом парень дал ему зацепку.
Продолжая целиться пленнику в лицо, Кинг улыбнулся и извлек из кармана монетку в полстада.
Тощий взглянул на нее искоса.
- Собрался меня подкупить? - спросил он.
- Не угадал. Это ведь только с виду простая монетка. Но внешность бывает обманчива, как ты считаешь? Взять тебя к примеру: похож на туриста, а не турист. Или я - выгляжу цивилизованным человеком, а на самом-то деле... Так вот, эта штука - сложнейший медицинский прибор. Стоит мне только нажать вот сюда, а потом провести острым краем по коже человека, и я его кое-чем заражу.
- Так это яд, что ли? - Его собеседник пожал плечами. - Ну, валяй. Какая мне разница - так я помру или иначе?
- Дорогой мой, я создал у вас неверное впечатление. Прошу прощения. Я не собираюсь вас убивать. Это не яд. Это мутагенный ретровирус - инопланетный, выведенный дикарями на Шинто. Вы ничего не почувствуете. Не заметите разницы. Но ваши ДНК никогда не будут прежними. От вас никогда не родятся нормальные дети, и каждый, кто вступит с вами в близкий контакт, рискует подцепить генетическую болезнь...
Договорить он не успел. Тощий человек бросился на него с перекошенным от ужаса лицом.
Кинг выстрелил дважды, но даже когда нападавший обмяк, он с трудом расцепил его пальцы у себя на горле.
Он посмотрел на своего врага. Того даже не потребовалось ничем заражать - одного слова "генетическая" оказалось достаточно. Итак, его недавние подозрения полностью оправдались. Оказывается, эти двое - не шпионы конфедерации. В игру включалась новая команда.
Лига Чистоты Человеческой Расы - вот кто наткнулся на его открытие.
Интересно все получается.
Убедившись, что за ним нет слежки, Кинг выбросил потерявшего сознание человека из машины. Потом отыскал второго агента, взял его оружие - такой же шариковый пистолет. Судя по оружию, шли они на мокрое дело. Ну что же, мокрое, так мокрое.
Из второго пистолета он выстрелил тощему в левый глаз. А из пистолета тощего убил его напарника. Потом вложил пистолеты им в руки и поспешил прочь. Конечно, таким трюком вряд ли кого проведешь, но время выиграть можно. А ЛЧЧР придется снаряжать еще одну команду.
* * *
Все то время, что корабль находился в фазе свободного падения, Зия украдкой наблюдала за Силком. Через несколько минут они приземлятся, и ей нужно будет выскользнуть из порта, не оставляя за собой следов. Она почти уверена, что ушла от преследователей, но это самое "почти" очень часто стоит человеку жизни. Есть старинный способ - простой, но очень надежный. И она обязательно им воспользуется - конечно, если возле корабля их не поджидают снайперы.
Сидящий возле нее Силк, казалось, совершенно спокоен. Да, конечно, она просто хотела снять ему напряжение, но при этом вела себя чуть нежнее, чем обычно, а это уже ни к чему. Действуя на вражеской территории, нужно ощущать себя лазерным скальпелем, всегда готовым резать по живому в поисках выхода. А ей сейчас меньше всего хотелось чьей-то крови. Земля - не очень-то подходящее место, чтобы предаваться подобным настроениям, подсказывал Зие разум. Но при этом тело ее испытывало невыразимое блаженство. Конечно, забалдеть от травки - приятнее, чем все время находиться в напряжении, но ей сейчас нельзя сбавлять обороты. Зия изо всех сил старалась не думать о том, что у них только что произошло с Силком, и сосредоточиться на работе. А может быть, ей обратиться к местному автодоктору и отрегулировать уровень гормонов?
Двигатели взревели громче, корабль стал крениться на левый борт, потом выровнялся, продолжая скользить вниз. Сквозь тройной иллюминатор, сквозь сеть царапин, оставленных пролетающими на сверхзвуковой скорости космическими частицами, она смотрела на быстро приближающуюся землю. На десятиполосном шоссе в лучах послеполуденного солнца поблескивали автобусы, такси, грузовики - отсюда они казались игрушечными. Воздух был грязноватым - над зелеными холмами и остатками вечнозеленого леса низко стелился коричневый туман.
- Это смог, - пояснил Силк. - Вредные выбросы плюс осадки.
- Да... - задумчиво произнесла Зия.
Что такое смог, она знала еще по З-2. Там, случалось, в дневное время было видно лишь метров на сто. По сравнению с этим местный смог казался ей сущим пустяком.
- В эпоху нефтехимии было еще хуже, - сказал Силк. - Бензин, свинец, разные кислоты - вся эта дрянь портила вид и вредила здоровью. А такую смесь запросто смоет хорошим дождиком. Да, дожди сейчас - великое дело.
И вот уже упругие колеса тяжелого лайнера соприкоснулись с посадочной полосой. Некоторое время слышалось лишь мягкое шуршание шин о пластобетон.
- Маскулины и фемины! Корабль прибыл в пункт назначения - Сиэтл-Такома. Те, кто собирается продолжить путешествие, могут после посадки ознакомиться с расписанием полетов. Электронное табло находится возле входа в космопорт. Просим пассажиров оставаться на своих местах до полной остановки в терминале.
Силк хихикнул.
- Что тут смешного?
- Ну надо же: "до полной остановки". Как будто бывает еще какая-нибудь.
- Да, и вправду избыточность получается, - кивнула Зия.
Поскольку Силк и Зия не взяли с собой багажа, они обогнали большинство пассажиров, идущих к выходу. К этому времени уже пустили пешеходный конвейер. Зия завела Силка на движущуюся ленту и пошла вперед для большей скорости.
- И что теперь?
- Летим дальше, - сказала она. - Но сначала сделаем остановку у банкомата.
Внутри терминала в ряд стояли агрегаты серого цвета, с клавиатурой и дисплеями. Зия сошла с ленты возле ближайшего и набрала код. Предъявила считывающему устройству последнее из своих липовых удостоверений. Когда машина спросила, какую финансовую операцию та хочет совершить, Зия сняла со своего счета тысячу стадов - вполне достаточно на наличные расходы, но не так много, чтобы робот обратил на нее внимание.
Из машины выдвинулся ящик, и Зия достала оттуда пачку новеньких, хрустящих ассигнаций. На этой планете предпочитали красочные деньги - зеленые, красные, синие - в зависимости от достоинства купюр. В другое время она бы воспользовалась своим кредитным кубиком, но сейчас ей понадобились наличные.
- Хорошо, наверное, быть богатой, - заметил Силк.
- Не знаю. Это ведь не мои деньги - они принадлежат налогоплательщикам. - Она вскинула руку и быстро провела пальцем по его груди. - В том числе и тебе, мой сладкий.
Едва прикоснувшись к нему, она почувствовала прилив желания, но тут же отвернулась, стараясь подавить его. Подобные эмоции сейчас ни к чему.
- Пойдем.
Своими огромными размерами терминал затмевал любое сооружение на З-2 или в Йорке - даже главный космический порт в Парадизе. Господи, как они тут живут?
У выхода на поверхность шеренгой стояли такси, автобусы, несколько частных машин. Зия прошлась из конца в конец, прикидывая, что им больше подходит.
Пожалуй, вот это: небольшой электрофургон, принадлежавший, судя по полустертой надписи на крыле, цветочному магазину.
Водитель - молодой мужчина с растрепанными волосами - был похож на усеченный конус. Голову его увенчивало нечто вроде миниатюрного вулкана. Остановив машину в запретной для парковки зоне, он сидел, барабаня пальцами по баранке, спрятавшись от прохлады за поднятыми окнами. Зия легонько постучала по пластику.
Вулканоголовый окинул ее равнодушным взглядом. Она жестом попросила приоткрыть окно.
- Ну, что?
- Хочешь заработать две сотни стадов?
У парня глаза на лоб полезли. Он посмотрел на Силка.
- Ты хочешь, чтобы я его отколошматил?
- Нет, просто нужно кое-куда прокатиться.
Он обвел взглядом шеренгу свободных такси и автобусов, выстроившихся в ожидании пассажиров, и улыбнулся.
- Ладно, я все понял. Куда едем, мэм?
Зия попросила отвезти их к ближайшему отелю, а там поймала другую машину, водитель которой - старшеклассник - подрабатывал курьером.
Он высадил их возле ресторана. Там они взяли такси до вокзала.
Силк только покачал головой.
- Отлично, - сказал он, вылезая из такси. - Теперь наш след обрывается возле аэропорта.
- Хотелось бы надеяться, - сказала Зия.
- Хотя, если кто-нибудь все это время сидел у нас на хвосте...
- Исключено. Поверь мне - я бы это заметила. Силк кивнул. В этом сомневаться не приходилось.
- Ну, теперь мы поспеем на экспресс до Лос-Анджелеса, - сказала Зия. - Нас ожидает прекрасная трехчасовая поездка по долине. Билеты возьмем за наличные - не совсем обычный способ, но все-таки это лучше, чем оставлять свои данные в компьютере.
- Покупать билеты будем врозь, под разными фамилиями? - уточнил Силк.
Она внимательно посмотрела на него.
- Неплохо. А ведь тебе раньше наверняка не приходилось этим заниматься?
- На таком уровне - нет. Но я усвоил суть. Ты хочешь, чтобы люди смотрели туда, куда ты показываешь, а не на твой палец.
- Ты все правильно понял.
Они отправились в вокзальную кассу.

Глава двадцать первая
Будь Депард Кинг хоть чуточку религиозен, питай он хоть малейшую веру в сверхъестественные силы - в богов из человеческой мифологии, смуглых и волосатых, или в высший разум, расположившийся у пульта где-то в безбрежном космическом пространстве, - он решил бы, что одно из этих существ лично имеет на него зуб.
Кинг нервно расхаживал по залу ожидания Лос-Анджелесского аэропорта, не обращая внимания на мягкие кресла. После того как он расправился с агентами ЛЧЧР, подготовка к отлету проходила гладко. Он приехал в космопорт, отправил оружие багажом в Лос-Анджелес, запаяв его в специальную трубку, и без всяких приключений сел на корабль. В пути тоже обошлось без неожиданностей, он даже позволил себе немного выпить и задремал на полчасика. У трапа ждал частный детектив, к услугам которого он иногда прибегал. Тот показал Кингу голографии всех супружеских пар, что прибыли сюда из Ганы раньше него. Этот маленький, необычайно ушлый человечек с крысиной физиономией взял под контроль все рейсы.
К сожалению, ни на одной из этих голографии не оказалось тех, кого Кинг искал.
Проклятие!
Он быстро вычеркнул имена этих людей из списка подозреваемых и приказал Ратсо задействовать агентов в Сиэтле и Чикаго, чтобы проверить другие пары. Теперь оставалось только ждать...
Детектив прервал его хождение, принеся новую стопку голографии, полученных по факсу.
- Вот эти двое сейчас находятся в Чикаго, - пояснил Ратсо.
Кинг выхватил у него из рук еще чуть теплые голографии.
- Это не они.
- А вот эта женщина сняла со своего счета тысячу стадов в банкомате космического порта Си-Тэк...
Из-за помех изображение получилось размытым. Девять человек из десяти не узнали бы ее на этой голограмме. Но Кинг узнал. Тем более что эта женщина перевела в наличные довольно крупную сумму.
- Это она, - сказал Кинг.
- Я прикажу своим людям проверить, кто пользовался автобусом и брал машину напрокат...
- Вы напрасно потеряете время, - сказал Кинг. - Ну да ладно - попробуйте на всякий случай... - Он остановился.
- Что-нибудь еще? - спросил Ратсо.
- Да, подожди минутку.
Кажется, он попал в какой-то замкнутый круг. Каждый несвоевременный или плохо обдуманный шаг влечет за собой следующую ошибку. Конечно, он ни за что не сознался бы в этом кому-то другому, но притворяться перед самим собой - просто глупо. И вот в этот самый момент на Кинга нашло озарение. Прежнее мастерство вернулось к нему, он снова почувствовал себя в отличной бойцовской форме, неуязвимым для самых коварных интеллектуальных ловушек. Кинг больше не блуждал в потемках. Он опирался теперь не на интуицию, а на информацию, накапливаемую подсознательно или даже бессознательно, по таким мелким крупицам, что это стало заметно лишь теперь, когда она достигла некоей критической массы.
Шпионка и Силк на пути сюда, в Лос-Анджелес.
Подобное умозаключение мог принять, да и то с известной долей сомнения, только разведчик с солидным стажем, человек, привыкший догадываться обо всем с полунамека. Но Кинг сейчас не сомневался в своей правоте. Если шпионка заказала беспосадочный полет до Си-Тэка, значит, она слишком умна, чтобы там остаться.
Казалось бы, откуда ему знать, что на самом деле она направляется именно в Лос-Анджелес? Да ниоткуда. Он не смог бы дать своей уверенности разумное обоснование. И все-таки не сомневался в этом ни на йоту. Исходя из ложных посылок, он прибыл именно туда, куда следовало, и, более того, опередил свою жертву. Хороший агент вряд ли побежит по прямой, он рассчитывает на сильного противника, который потянет за любую тончайшую ниточку при первой же возможности. Как бы ни был замысловат оставляемый вами след, но, опасаясь погони, вы все равно сделаете несколько отвлекающих маневров, чтобы задержать охотника или вообще сбить его с толку. Да, они отправились в Си-Тэк, но если женщина - действительно профессионал высочайшего класса, как подозревал Кинг, то это всего лишь уловка. В противном случае она бы просто совершила глупость, а этого от нее ожидать не приходится. Это было так, словно в окружавший его мрак пробился солнечный луч, освещая дорогу в диких дебрях. Наконец-то он вошел в нормальный рабочий ритм. К гордости примешивалось ощущение собственного могущества.
- Проверьте рейсы Сиэтл-Такома - Лос-Анджелес, - приказал он. - Круг подозреваемых сужается - нас теперь интересуют только те, кто купил билеты за наличные на маглевский поезд, самолет малой авиации или междугородный автобус. Ищите одинокую женщину или женщину с мужчиной, отправившихся в путь за последние два часа.
Детектив кивнул, вынул из-за пояса плоский мини-компьютер и ввел туда информацию.
- Да, теперь подозреваемых станет меньше.
- Значительно меньше, - подтвердил Кинг.
* * *
На самом деле Зия не слишком-то высоко ставила своего противника. Да, такой всегда вовремя нажмет на спусковой крючок, но что толку, если он при этом мажет мимо цели? Сейчас она его обставила на несколько ходов - если, конечно, здесь нет никакого подвоха. Но это вряд ли - судя по всему, те, кто ей противостоит, умом не блещут. Да, все эти игры зародились на Земле, здесь тысячелетиями накапливался опыт, которого нет у жителей других миров, но, с другой стороны, метрополия ведь потихоньку дряхлеет. Если в течение долгого времени тебе никто не бросает вызов, ты постепенно уверуешь в собственную неуязвимость, даже неприкасаемость. Она встречала таких людей на З-2 - тех, кто лет двадцать творил чудеса, сражаясь на невидимом фронте, но к этому времени полностью выдохся. Теперь эти герои прошлых лет просиживают кресла в уютных кабинетах, хвастают былыми заслугами, учат уму-разуму молодых оперативников, а сами уже давным-давно ни на что не годны.
Зия откинулась на пенопластовую спинку вагонного кресла. Здесь было гораздо комфортнее, чем на корабле. Она взглянула на Силка. Он сидел с закрытыми глазами, но, судя по дыханию, не спал. За толстым оконным стеклом мелькали виды Вильяметской долины - поезд мчался со скоростью как минимум четыреста пятьдесят километров в час. Дорога возвышалась метров на тридцать над землей, и перед глазами все сливалось, если не смотреть вдаль.
Все, что с ней произошло до сих пор, - цветочки. Она не выпустила ситуацию из-под контроля - вот только гормоны слегка разыгрались, но это пустяки. Она ведь профессионал. Если у тебя где-то появился зуд, не обязательно ведь расчесывать это место до крови.
Да?
Да.
В Лос-Анджелесе она опять изготовит себе новое удостоверение личности, поменяет внешность и начнет искать Спаклера. А попутно постарается вытянуть из Силка что-нибудь полезное для предстоящей охоты.
А может быть, ей тоже вздремнуть?
* * *
Силк так и сидел с закрытыми глазами, притворяясь спящим. А потом его слегка укачало, и он действительно погрузился в легкое забытье.
Вот уже раз десятый мимо него промелькнул ребенок, бегающий туда-сюда по проходу, просто чтобы открыть дверь между этим вагоном и соседним. Снова гидравлические двери с шипением раздвинулись. Этот звук, повторяющийся с разными интервалами, страшно действовал ему на нервы.
Сил к приоткрыл веки и увидел девочку лет шести-семи. Маленький крысенок. Казалось, прошмыгни она еще раз, он не выдержал бы и поставил ей подножку. И куда только родители смотрят? Неужели нельзя призвать ее к порядку?
И вдруг неожиданное воспоминание заставило его улыбнуться: в детстве отец все грозился посадить его на привязь. Или пригвоздить одну ногу к полу...
* * *
- Венни? Ты здесь?
Венни Силк посмеялся над Понси.
- Ну а где же мне еще быть, чудак ты эдакий? Им с Понси пошел двенадцатый год. Из-за шторма у них в школе отменили уроки.
- Слушай, открой окно на минутку. Я не смогу остаться.
Венни стал открывать окно. Ручка заскрипела, когда подвижный рычаг распахнул пластиковые створки. Он даже не убрал москитную сетку, и рама растянула ее, словно кусок резины.
Понси Вильяме стоял на мокрой земле, у самого окна. Дождь уже прекратился - он шел так долго потому, что ребята из метеослужбы не сумели вовремя справиться с циклоном. Лишь ветер никак не стихал. Жителям прибрежной полосы всего на несколько километров южнее этого места рекомендовали отойти в глубь суши, а перед этим как следует прикрепить все, что может сдвинуться с места. Этим вечером ураган обрушится на побережье Мексиканского залива - об этом предупредили синоптики. Но отец сказал, что им тут ничего не грозит - ветер не станет распылять силы ради их плюгавого домишки.
- Что значит - не сможешь остаться?
Понси оглянулся на свой куб - точно такой же, только мама Понси выкрасила его в желтый цвет, а не в зеленый, как все остальные.
- У меня бабушка умерла, - сказал Понси.
- Жалко.
- Ну, лет-то ей было немало - кажется, шестьдесят с чем-то. Она сломала бедро и с месяц лежала в больнице. А там схватила эмболию. Это ее и добило окончательно. Мама говорит, мы ее едем хоронить.
- Обидно, что ты пропустишь шторм.
- Еще бы. А ты когда-нибудь думал об этом?
- О чем?
- Ну, о том, что значит умереть.
Венни пожал плечами:
- Да нет.. А что тут думать: ты состаришься или попадешь под автобус, и все - кончена история. Что с этим поделаешь. Так мой отец говорит: мы рождаемся, живем, умираем. И все - кончена история.
- Вот-вот, и мне так кажется.
И вот Понси уехал, а Венни снова отправился смотреть развлекательный канал. И когда через пару часов в новостях сообщили, что дерево рухнуло на автобус и убило девять местных жителей, для Венни это ровно ничего не значило.
До тех пор, пока он не узнал: среди этих девяти был одиннадцатилетний Понси Вильяме.
Он знал Понси с семи лет, вот уже четыре года, и теперь просто не мог поверить, что его не стало.
Просто бессмыслица какая-то. Как такое могло случиться? Это несправедливо. Это неправильно.
Венни лежал на диване, уставившись в крашеный темно-серый потолок, покрытый густой сеткой трещин. Кое-где из-под облупившейся краски проглядывали строительные панели. Снаружи яростно задувал ветер, подвывая в оконных рамах, словно видеомонстр. Никогда больше не будут они с Понси шляться по улицам, таскать леденцы из лавки старого Джерси, искать в компьютере порнофайлы "только для взрослых". Все это как-то нереально, похоже на сон. Казалось, на следующее утро он проснется и увидит: Понси ждет его на автобусной остановке, одетый во все ту же дурацкую красную рубаху - тетин подарок, - готовый, как всегда, издеваться над компьютерными учителями.
Но ветер все стонал, налетая порывами на дом Венни, расшвыривал мусорные баки на улице, гнул деревья, и, когда все стихло и забрезжило утро, Понси по-прежнему был мертв.
И теперь он навсегда останется мертвым.
* * *
Маленькая мучительница снова включила автоматические двери, от этого звука Силк пришел в себя и даже обрадовался.
Если ты веришь в Христа, или в Мухаммеда, или в еще какую-нибудь религиозную чушь, тогда смерть не так уж страшна - в отдельных случаях она даже воспринимается как высшая награда. Но Силк никогда не впадал в излишний мистицизм. Если и вправду всем заправляет Бог, то, судя по тому, что творится в галактике, он либо растяпа, либо наделен извращенным чувством юмора. Лишь редким счастливчикам в этой жизни выпадает хоть немного радости. Только ты решил, что у тебя все в порядке, как космический перст уже нацеливается в тебя. Так случилось с Понси, так было с Мак. Будь оно все проклято, будь проклят такой Бог, если Он даже и существует - не важно, делает он это нарочно или просто все пустил на самотек. Силк не очень понимал, как идиоты-верующие представляют себе милосердие, но от их речей ему всегда становилось тошно.
Возле него в кресле дремала Даннер. Силк принялся ее разглядывать.
Она была почти красива, даже с этой ужасной стрижкой, даже после того, как перекрасила волосы, а когда она... ну, кончала... лучше ее никого не было. В другое время он вцепился бы в нее намертво, жадно вбирая в себя энергию, новые ощущения, стараясь продлить это приключение как можно дольше, испытать все до конца. Но сейчас Силк не хотел такой близости, потому что знал: это не продлится долго. Хорошему быстро приходит конец. Снова подуют ветры перемен, и от всего, что у него сейчас есть, камня на камне не останется. Так стоит ли начинать? Он больше не хочет растрачивать себя, в мучениях отрывать от своего естества по частице. Эдак от него скоро вообще ничего не останется: только хрящи да кости. Зачем это нужно?
Она вздохнула во сне и чуть приоткрыла рот. Да, перед ним шпионка, холодная, не знающая сбоев машина, но во сне она выглядит такой невинной, чистой, милой.
Он отвернулся и покачал головой. Не привязывайся к ней, Силк. Тебе же потом будет очень больно.

Глава двадцать вторая
Как и всегда в присутствии других людей, Зия спала чутко, ни на секунду не теряя над собой контроль. И вот какой-то непонятный шум, раздавшийся в мчащемся на полной скорости маглевском поезде, проник в ее подсознание, и мозг забил тревогу. Она сразу проснулась, но шум уже стих, и она так и не обнаружила никакой связанной с ним опасности.
Сидящий рядом Силк увидел, что она открыла глаза.
- Я схожу в туалет, - сказал он. - А на обратном пути загляну в буфет. Тебе ничего не нужно?
- Принеси чего-нибудь попить, только похолоднее.
Он встал, потянулся и пошел по широкому проходу.
А Зия повернулась к окну и сдала любоваться сельскими пейзажами. Она не предложила ему сходить в туалет вместе. Такая мысль промелькнула у нее в голове, и именно потому, что ей очень хотелось пойти и проверить, что из этого выйдет, она передумала. Зия знала, что люди, пристрастившиеся к чему-либо, стремятся получить это любыми путями. Предметом болезненного влечения может стать что угодно: наркотики, служебное положение, даже секс - хотя раньше она ни разу на себе этого не испытала.
А теперь ей многое стало понятно. Нет уж, дудки, с ней такого не случится.
Куда безопаснее сосредоточиться на простирающихся за окном ландшафтах. К этому времени уже почти стемнело, то тут, то там мелькали огоньки, и из проносящегося мимо поезда казалось, что часть из них - те, что поближе, - прочерчивают в воздухе светящиеся трассы. Она любила путешествовать в поездах и, став взрослой, поездила немало. Поезда показывают мир с изнанки - то, что никогда не увидишь с самолета, с космического корабля и даже из машины. Даже на таких молодых мирах, как Новая Земля, большинство железнодорожных маршрутов проходит по промышленным районам городов, мимо фабрик, заводов и агрокомплексов. Только самые дорогие экспрессы объезжают такие места стороной, но ведь не все ими пользуются. На коротких перегонах ваш грохочущий, трясучий вагон протащат по задворкам, и вы увидите все без прикрас. Зие это нравилось - она всегда старалась разглядеть истину, скрываемую за внешним фасадом.
Хотя в собственной жизни порой трудно отделить одно от другого.
Пока она смотрела в окно, двое мужчин, сидящих за ней, возобновили разговор. Перед этим они сходили туда, где торговали выпивкой и сигаретами, и, судя по всему, потратили там немало времени и денег.
- Чертов Мехико, - сказал тот, что был помоложе - лет двадцати двух - двадцати трех, как ей показалось. - Ненавижу это место. Легавые так и норовят к тебе прицепиться.
- Вообще-то ты прав, - сказал другой, постарше. - Но Тихуана - особый случай. Девки там - что надо.
- Да, верно - это я как-то упустил из виду. Но полицейские там - первые мошенники. Ты получше присматривай за своим удостоверением - а не то стащат и загонят кому-нибудь втридорога. - Он прищелкнул пальцами.
Зия покачала головой. Ну надо же - по всей галактике пьяницы ведут себя одинаково.
- Да, это точно. Однажды я там хотел разыскать дружка, чтобы вместе пойти на потешное родео - ты слышал, наверное, про такое, - так вот, останавливают меня двое легавых...
Дальше Зия слышала лишь голоса, не разбирая слов. Она-то знает, куда ей идти и чем заниматься. Конечно, она не дура и понимает, что настоящая работа - не то что тренировки в разведшколе. Она охотится за человеком, который мог спрятаться в любой точке планеты. С другой стороны, не так уж все безнадежно. Спаклер оставил дом и бежал сюда, чтобы беспрепятственно предаваться извращениям. Но даже здесь, на погрязшей в пороках старушке Земле, подпольный рынок такого рода развлечений весьма невелик. Как ей объясняли, на Земле для богатого человека со связями нет ничего недоступного, но все-таки некоторые вещи приходится как следует поискать.
Жители З-2 достаточно терпимы к любителям клубнички, если все происходит между взрослыми, по взаимному согласию. Но если в оргии вовлекают детей или животных, это уже подсудное дело. Случаи секса с несовершеннолетними легко выявить, и по этому поводу никаких разногласий не возникает. Но с животными все сложнее. Что, если фермер в каком-нибудь захолустье захочет позабавиться со своей овцой? Разве это не его личное дело? Ведь на Новой Земле все не так, как в Старом Свете. Неужели поведение человека нужно регламентировать вплоть до таких мелочей?
Нет, отвечают граждане. Но когда речь заходит о здоровье расы, здесь есть о чем задуматься. И возможно, не так уж не правы были земляне, которые ввели у себя карантин после эпидемии инопланетной чумы. По крайней мере тогда это себя полностью оправдало.
"Но при чем тут любовь к животным?" - спросят зоофилы.
А при том, что животные - это носители болезнетворных микробов, постоянно видоизменяющихся. Некоторые из распространяемых ими болезней на З-2 до сих пор не научились лечить. А помните, как было со СПИДом?
"А, чума двадцатого века? Да ее ведь давно искоренили".
Правильно. Но, согласно одной распространенной гипотезе, люди вообще бы ее никогда не узнали, если бы какой-то придурок в сельской глуши не оттрахал обезьяну - просто так, ради интереса - и не передал потом полученную от нее заразу своей женщине.
- Держи, - раздался у нее над ухом голос Силка.
Она взяла у него из рук бумажный стаканчик и стала потягивать из него что-то сладкое, шипящее. Да, неплохо.
- Что это?
- Кока-кола. У вас на З-2 такое не продают?
Она сделала еще один глоток.
- Нет пока.
- Из-за одного этого стоило там остаться.
Она не сдержала улыбки. И все-таки, хоть убей, ей нравится этот парень. Она сама не могла понять чем.
* * *
Кинг понимал: в его профессии терпение - одно из главных достоинств. И все-таки именно терпения ему сейчас не хватало. Ратсо принес ему список более чем тридцати подозреваемых - тех, кто отправился из Сиэтла в южную Калифорнию по воздуху, на маглевском поезде и даже на морских судах. Последнее было почти лишено смысла - путешествие по воде в любом случае заняло бы несколько дней. В портовых терминалах Ратсо держал наготове нескольких человек, поджидающих примерно дюжину супружеских пар - по счастью, некоторые пары летели одними и теми же рейсами. Сам Кинг сидел в центральном зале, ожидая пассажиров с ближайшего рейса - до посадки оставались считанные минуты. Он снова поменял внешность - на этот раз так, чтобы одурачить любого, даже самого подозрительного шпиона. Теперь Кинг принял обличье Ларри Мконо из Южной Африки. Он утолстил нос и губы, сделав себе инъекцию псевдоколлагена - этот препарат можно потом вывести из организма всего за несколько дней без всякого вреда для почек; он сделал кожу темно-коричневой, как шоколад, подобрал себе контактные линзы и парик из темных курчавых волос. На этом этапе операции его волновало только одно: как найти своих жертв и организовать преследование. По прошествии времени он поостыл и хотя по-прежнему вынашивал мысли о мщении, но все-таки этот мотив отошел на второй план. Конечно, позднее он даст выход своему гневу, но сейчас нужно направить усилия в несколько ином направлении.
- Пассажиры рейса номер 1088 прибывают к терминалу семьдесят семь, - объявил диктор по-английски. А потом повторил то же самое на других земных языках, большинство из которых Кинг понимал. В японском фраза заканчивается глаголом, в бенгальском ее можно истолковать двояко, в зависимости от контекста. Говоря по-испански, компьютерная система употребляла устаревшее слово "авион", которое может означать и летательный аппарат, и птицу - опять же в зависимости от контекста...
Пассажиры гуськом заходили в терминал. Многих встречали друзья, родственники, и при виде объятий, улыбок, всей этой неподдельной радости у Кинга защемило сердце. Его-то уже давно никто не ждет с улыбкой в портовом терминале. Из родных никого не осталось, разве только сестра - он даже толком не знает, жива она или нет. Ни жены, ни любовницы - ни с кем его не связывает что-то более или менее постоянное. Да, он достаточно привлекательный мужчина и, если бы захотел, мог бы иметь с кем-то подобные отношения, но так получалось, что работа всегда заменяла ему возлюбленную. История - его наставница - напевала Кингу мотивы, таящие в себе столько соблазнов. Работа оперативника - бесконечная гонка, охота - придавала жизни достаточную остроту. Конечно, любовных приключений у него хватало. Одно из них - короткий, но бурный роман с британской агентшей - могло даже вырасти во что-то более серьезное, но его подруга погибла в Гонконге при взрыве парома - еще одна из бесчисленных аварий, бессмысленных, совершенно необъяснимых. Это произошло двенадцать лет назад, и с тех пор Кинг нечасто о ней вспоминал. Но в последнее время, особенно при виде таких вот трогательных сцен в аэропорту, те дни все чаще всплывали у него в памяти. Дни молодости, вехи его собственной истории. Размышления зрелого человека о той дороге, по которой он когда-то не пошел. Бессмысленная трата времени.
Вот толпа счастливых путешественников и встречающих поредела, а потом и совсем рассеялась. Он прождал еще с полчаса, на всякий случай - вдруг его жертвы где-то затаились, чтобы сбить с толку преследователей. И понял - на этом самолете их не было.
Он включил вставленную в ухо микрорацию и произнес в микрофон - пуговицу воротника - номер Ратсо.
- Ну что?
Несмотря на крошечный размер наушника, голос Ратсо доносился до него громко и четко.
- Никаких результатов, - сказал Кинг.
- У меня тоже. Еще один самолет прибудет минут через пятнадцать - "кукурузник", которые подбирает людей в мелких городишках, от Портленда до Сент-Луиса.
- Жду тебя у ворот, - сказал Кинг. - Заканчиваю связь.
Кинг постоял какое-то время, перенастраивая телефон, а потом направился к выходу. Ему не пришлось покидать комплекс, но по дороге в терминал для реактивных лайнеров он миновал несколько высоких герметических окон. Снаружи ночь вела неравный бой с электричеством - портовые огни с легкостью сдерживали подступающий со всех сторон мрак. А когда-то ночь брала верх, почти беспрепятственно окутывая Землю темными покровами. Да, конечно, были и тогда луна, звезды, слабое свечение, испускаемое самой Землей, мерцание вулканов, вспышки молний, огни святого Эльма, приплясывающие над морской пучиной, фосфоресцирующие глубоководные твари и летающие насекомые, блуждающие огни над болотами, неожиданно вспыхивающие и исчезающие, мерцание гнилушек в трухлявых пнях, кварц, искрящийся под давлением... но все это было слабое освещение древних времен. Кингу приходилось бывать в местах вроде Ганы, где в тусклом сиянии городских огней взору открывались еще более тусклые созвездия, но таких мест становилось все меньше. На гималайских вершинах возвели ночные клубы, сияющие по контуру синим неоном. В Антарктике вырос Холодный Город с сорокатысячным населением. На курорте в Гоби вырыли искусственное озеро, отстроили Диснейленд и шестьдесят девять отелей. Время мчится вперед светлой стрелой, и темному прошлому никогда за ним не угнаться. Так было и всегда будет.
У них еще есть час до прибытия маглевского поезда. Ратсо расставил своих людей за одну станцию от Лос-Анджелесского вокзала, в обоих направлениях. Сам он вместе с Кингом станет ждать прибытия поезда в главном терминале. Кинг понимал: у него нет другого выбора, как расставить силки и ждать, нравится ему это или нет.
Терпение - внушал он себе. Только терпение.
* * *
- Через сорок пять минут мы прибываем в Лос-Анджелес, - сказал Силк.
Даннер кивнула.
Всего несколько часов назад утолив свою похоть, сейчас Силк снова почувствовал мощный всплеск сексуальной активности. Он какое-то время боролся с инстинктами - правда, довольно вяло, а потом решил: черт с ним.
- Может быть, пройдемся в туалет?
Даннер посмотрела на него удивленно:
- Вообще-то я не думаю...
Он кивнул и, поворачиваясь, задел ногой за ее ногу. Между ними словно пробежал электрический разряд, у Силка по спине забегали мурашки. Господи!
У нее тоже перехватило дыхание.
Время вдруг растянулось до невообразимых пределов.
- Черт с тобой, - прошептала она. - Пойдем.
Она двинулась по проходу так быстро, что Силк едва поспевал за ней.

Глава двадцать третья
Фальшивые документы изготавливались по такой безупречной технологии, что Кинг мог запросто выдать себя на вокзале за офицера полиции. Впрочем, в этом не было необходимости. Он стоял на перроне, играя роль добропорядочного гражданина, ожидающего свою возлюбленную, - как те люди, за которыми он несколько минут назад наблюдал в аэропорту. Он стоял там не один, и никто не обругал его за то, что он подошел так близко к тормозящему поезду. Угонщики самолетов еще не перевелись окончательно даже в этом цивилизованном, начисто разоруженном обществе, но чтобы угнать маглевский поезд - это уж слишком. Конечно, дураки всегда найдутся, но, по-видимому, их останавливало одно совершенно очевидное препятствие - куда потом этот поезд вести? Ведь состав движется только при сцеплении с магнитными рельсами, и его не направишь куда-нибудь в сторону - если только на буксире. В отличие от аэро- и космопортов на вокзалах не устанавливали металлоискателей, но ручную кладь и остальной багаж давали обнюхивать ищейкам на предмет взрывных устройств - несколько террористических групп все еще внушали властям беспокойство.
Замаскированный под южноафриканца Кинг улыбнулся. Вряд ли шпионка и ее спутник везут с собой взрывчатку.
При приближении поезда платформа завибрировала. Обтекаемый профиль локомотива поблескивал в свете вокзальных фонарей, титановый цоколь, хотя и немного поцарапанный, сохранил прежний лоск. Поезд шел почти бесшумно, пульсирующие амортизаторы, установленные по обе стороны пути, не давали мощному магнитному потоку выгрести металлические предметы из карманов встречающих или разрушить хрупкие компьютерные микросхемы. Конечно, внутренние помещения поездов с самого начала защитили специальными экранами, но вот железнодорожные пути раньше были усеяны металлоломом - он или падал туда сам, или его кто-то сбрасывал. Ходили истории про велосипеды, которые затянуло на рельсы, про хронометры с замершими на месте стрелками, про сверхпроводящие промышленные установки, которые разлетались на куски, стоило поезду пройти в километре от них. С новыми изобретениями всегда возникает куча проблем. Первые атомные электростанции вырабатывали огромное количество радиоактивных отходов, первые звездные лайнеры порой попадали в Пустой Космос и исчезали навсегда. Такую цену приходится платить за развитие цивилизации. Как историк Кинг находил все это весьма занимательным. Правда гораздо интереснее и причудливее любой фантастики.
Он позволил себя отвлечься на то время, что тормозил поезд. Ему вдруг пришли на память последние слова, произнесенные генералом северян Джоном Седжвиком в семистах-восьмистах метрах от огневого рубежа конфедератов в битве при Спотсильвании во время гражданской войны: "Да что вы пригибаетесь, ребята, с этой дистанции они и по слону промажут..."
Наконец поезд замер на месте, и из всех выходов на платформу хлынули люди. Кинг встал так, чтобы не упустить из виду ни одного пассажира, проходящего в глубь станции. Ратсо расположился по другую сторону от поезда - на случай, если кто-то попытается ускользнуть этим путем.
Людской поток двигался по перрону словно огромная сороконожка. Кого-то встречали, кого-то нет.
Вот они!
Усилием воли Кинг заставил себя оставаться на месте и придать лицу скучающее выражение. Ему хотелось улыбнуться во весь рот, возвестить о своей победе, но Кинг понимал: это только первый шаг, его за последнее время столько раз водили за нос, что излишняя самоуверенность сейчас ни к чему.
"Вспомни занятия в разведшколе, - говорил он себе. - Всему свое время. А вдруг кто-нибудь все-таки попадет в слона с этой дистанции?"
Зачем зря рисковать? Не исключено, что шпионка узнает его даже в обличье негра, даже если и не ожидала его здесь встретить. Он отвернулся и, втершись в толпу, пошел в глубь терминала, метров на тридцать позади своих жертв.
Уже возле выхода Кинг переместился вправо, в сторону от двери. В это время в толпе началось брожение - часть встречавших ожидала пассажиров снаружи. Стиснутым со всех сторон шпионке и Силку пришлось продираться сквозь людскую массу. В такой сутолоке человек вряд ли обратит внимание на легкое прикосновение.
Когда Силк проходил мимо, Кинг придвинулся поближе, выстрелил в него из пружинной трубки и одновременно толкнул бедром маленькую девочку, так что она налетела на Силка и едва не упала.
- Аи! - вскрикнул Силк.
Крошечный, меньше булавочной головки жучок вонзился ему между лопаток - там, где кожный покров потолще, а мышцы - менее чувствительны. Кинг рассчитывал, что, раздраженный неловкостью девочки, Силк не почувствует укола.
- О Господи, под ноги надо смотреть!
Когда девочка обернулась узнать, кто ее толкнул, Кинг уже скрылся в толпе.
Кинг и теперь не выпускал эту парочку из виду, но, строго говоря, в этом уже не было особой необходимости. Для того чтобы вести наблюдение за опытным агентом, требуется четверо-пятеро оперативников. Существуют десятки способов выявить за собой хвост, и женщина-аусвельтер наверняка ими воспользуется. Поддерживать контакт с объектом достаточно просто, но делать это незаметно для объекта, да еще способного проявить достаточную внимательность, - задача совсем другого порядка. Если ты видишь его, то вполне возможно, что и он тебя видит, а поскольку секретность сейчас приобретала первостепенное значение, Кинг не хотел рисковать. Даже если в какой-то момент выручит экзотическая внешность, на это нельзя рассчитывать бесконечно. Стоит попасться на глаза шпионке раз-другой, и все - считай, он сгорел. Да, Ратсо свое дело знает, но его подручные не внушают особого доверия. Так что жучок - именно то, что надо.
Когда парочка вышла из терминала и стала искать такси, Кинг снова позвонил Ратсо.
- Подавай машину, - сказал он. - Я их зацепил.
Багажа у них с собой не было - Кинг разглядел это, когда стоял чуть поодаль, изображая живой интерес к голорекламе ботинок-скороходов. Он вытащил из кармана туники маленький прибор и нажал на кнопку. На корпусе загорелся экран с картой и координатной сеткой. Крошечная точка мигнула на этом экране и тут же исчезла.
Кинг ухмыльнулся. Да, последним словом техники это не назовешь - модель устарела лет на тридцать, но ему и такая сгодится. Крошечная пулька, застрявшая у Силка под кожей, содержит микрочип с памятью и радиопередатчик. В отличие от жучков далекого прошлого этот передает сигнал только по команде, весьма специальной и поданной в очень узкой полосе частот. Длительность сигнала - одна пятидесятая доля секунды. Поэтому если просканировать тело Силка, это вряд ли что-то даст. Чтобы обнаружить жучок, сканер должен быть включен в момент передачи сигнала. Правда, в некоторых помещениях такие сканеры работают постоянно, но вряд ли шпионка станет заходить в подобные места. А даже если и зайдет, то один-единственный, сжатый до предела сигнал могут просто не заметить или принять за случайные помехи. Сама пулька сделана из муопластика, прозрачного для рентгена, и окружена оболочкой из полимера, не раздражающего иммунную систему. Источник питания - электрохимический, подзаряжается при контакте с телом любого млекопитающего, и хватает его примерно на месяц работы.
Достаточно нажать кнопку приемного устройства, и маленький паразит, засевший в теле Силка, с радостным писком сообщит, где он находится.
Теперь оба беглеца у него в руках.
* * *
Уже в такси Зия заметила, что Силк трется лопатками о спинку кресла.
- Что с тобой?
- Да вот, зуд какой-то начался.
- Потом я тебе почешу как следует.
- Да, у тебя неплохо получается. - Силк улыбнулся.
Зия кивнула и улыбнулась в ответ. В этот раз ей было так же хорошо, как и в первый. Похоже, она уже привыкла заниматься любовью на ходу. И теперь ей это нисколько не претило. А что, взять хотя бы Силка. На этого парня столько всего сразу навалилось: его женщину убили, вокруг бродят какие-то шпионы, убийцы, и ничего - живет. А уж ей-то и подавно не стоит раскисать - это ведь ее работа. После разведшколы, после достаточно долгой практики все происходящее для нее в порядке вещей. Но Силк - штатский, для него это все равно что мчаться по ухабистой дороге на полной скорости. Следует отдать ему должное - держится он молодцом.
Беда в том, что он слишком уж наивен. То, что он с такой легкостью поверил в ее историю, свидетельствует не в его пользу. Она бы не купилась на такое и в шестнадцать лет - в этом возрасте она уже поняла, что большинство мужчин, если не все, наговорят тебе что угодно, лишь бы добиться своего. Да и женщины тоже.
Нет, ей мог бы по-настоящему понравиться только мужчина смекалистый, которым нельзя вертеть, как тебе вздумается.
Похоже, здесь какое-то противоречие.
Да, с одной стороны, ее привлекали люди ловкие и себе на уме. С другой стороны, она не очень-то доверяла своим коллегам. Во всех, кто ввязался в эти игры, рано или поздно проявляется что-то звериное. Ты стараешься сгладить свои шероховатости, стать более обтекаемым, но при этом часто слишком многое теряешь. Слишком тонок слой, отделяющий отточенность форм от начала распада. А доверие - чужеродное понятие в этой системе ценностей.
Впрочем, сейчас она и не мечтает о каких-то длительных отношениях. Сперва нужно выполнить задание и вернуться домой. А там будет видно. По-настоящему важно только то, что происходит в настоящий момент.
* * *
Из Силка вышел искусный лжец прежде всего потому, что он обладал обостренным чутьем на правду. Он быстро усвоил: лучшие легенды - это те, которые до предела насыщены правдивыми подробностями. Иначе они не выдержат проверки временем и не станут продуктом массового потребления.
И вот, пока Силк ехал в такси вместе с Даннер бог знает куда, та часть его существа, что всегда цеплялась за правду и умела отличить золото от серного колчедана, начала роптать.
"Но ведь в сексе ей нет равных, тебе еще ни с кем не было так хорошо".
Да, что верно, то верно...
"Заткнись и слушай меня. Хотя ты ведь и так знаешь, что я собираюсь сказать, да?"
Да. Даннер - если, конечно, ее действительно так зовут - не обязательно обрисовала ему полную картину.
"Какая там "полная картина", к чертям собачьим. Она просто врушка. Первоклассная врушка - такая, что любого облапошит".
Да.
"Ну а раз так, то что ты тут вообще делаешь?"
Силк задумался.
- Черт бы их побрал, этих автоинспекторов... - пробормотал водитель.
Автомобили, автобусы, велосипеды, велорикши и мотоциклы впереди них едва ползли. Проспект, берущий начало у железнодорожного терминала, был шестнадцатиполосным, не считая тротуаров по обе стороны, почти пустынных - лишь мотоциклисты то и дело выскакивали туда, хотя за нарушение правил им грозил крупный штраф.
- Не должно такого быть! - возмущался водитель. - Налог на имущество растет, налог с продажи растет, подоходный задрали до неба! Для регулировщиков закупается самое дорогое оборудование, а проку - никакого. Во, гляньте.
Силк выглянул в окно. Уже наступила ночь, но свет фар и уличных фонарей заливал проспект, как футбольный стадион. Господи, здесь вообще не темнеет. Это тебе не Гана.
Интересно, какой легендой он бы все это прикрыл, работай он здесь? Да, туго бы ему пришлось. Если в Лос-Анджелесе постоянно такое творится - а судя по всему, так оно и есть, - его захватывающих историй ненадолго бы хватило. Правительство не хочет, чтобы вину возлагали на оборудование или на обслуживающий персонал, но, как ни старайся, все равно люди очень скоро перестанут верить россказням о террористах, саботаже на транспорте или Божьей каре.
Лос-Анджелес всегда страдал от непомерной концентрации транспортных средств на сравнительно небольшой территории. В каком-то компьютерном курсе истории Силк вычитал, что раньше здесь было больше частных автомобилей, чем людей, способных ими управлять. Позднее появилась электронная система, которая якобы давала возможность передвигаться в любой точке южного побережья со стабильной скоростью сорок километров в час. Но, похоже, деньги были потрачены впустую.
Впрочем, он, кажется, отвлекся.
Силк окинул взглядом нескончаемую колонну машин. Люди набирали на табло свои телефонные номера и выставляли их в окнах автобусов и автомобилей, чтобы хоть как-то скоротать время за разговором. Силк знал одну такую пару - они познакомились в транспортной пробке, а в конце концов расписались...
Силк...
Да плевать мне на все! Я здесь, потому что Даннер, какие бы цели она сейчас ни преследовала, определенно работает на чью-то разведку. И поэтому она знает то, чего не знают другие, она знает про Мак. Может быть, хоть что-то в ее истории - правда? Она ведь не могла просто взять все это с потолка? Если бы она лгала напропалую, я бы почувствовал.
"Я тоже так считаю. Но это ли движет тобой сейчас?"
Силк посмотрел на грудастую женщину с огненно-рыжими волосами, в обтягивающей маечке. Она устроилась у освещенного окна автобуса, с улыбкой демонстрируя свои имя и номер телефона, набранные розовыми светящимися знаками. Звали ее Кэнди, перед номером стоял какой-то длинный код. Наверное, подрабатывает сексом по телефону, решил Силк. А может быть, психоанализом - внешность бывает обманчива. Кто их разберет: то ли она только в этот раз решила воспользоваться непредвиденным затором, то ли промышляет этим постоянно - садится в автобус, сообщает всем свой номер, а потом ведет платные разговоры с усталыми водителями, которые часами ползут по улицам с черепашьей скоростью.
Силк...
Да, так вот, Мак была замешана в эту историю. И может быть, если бы мы не потеряли последние мозги, совокупляясь в туалетах, я бы полетел домой первым же рейсом? Не знаю. Путешествие обещает быть интересным, а больше мне все равно нечем сейчас заняться. И еще мне нужны ответы. А ты что хочешь от меня?
"Ничего, кроме правды. Только правду".
Ты слишком много хочешь, дружок.
Кэнди надела наушники, улыбнулась и погасила табло. Вот и клиент нашелся.
У Силка снова начался зуд, и он потерся о спинку кресла.

Глава двадцать четвертая
Когда пробка наконец стала потихоньку рассасываться, Зия попросила таксиста высадить их возле большого отеля, рядом с железнодорожной станцией. Там они поймали другую машину и поехали в противоположном направлении, мимо терминала. Так Зия убедилась, что за ними нет хвоста. Не то чтобы она особенно опасалась слежки, но лишний раз проверить никогда не помешает.
После коротких переговоров с водителем третьей машины они снова тронулись в путь, гораздо более долгий, и в конечном счете выехали к захудалому отелю в непрестижном секторе мегаполиса под названием Лесные Холмы. Перед Зией предстали жалкие останки того, что некогда было симпатичным маленьким городком. Сиротливо жались друг к другу лавки, краска на поблекших фасадах облупилась, мигали неоновые вывески и голограммы - те, что еще не перегорели, решетки на поцарапанных пластиковых окнах покрылись ржавчиной или посерели. Рядом с продуктовыми супермаркетами и магазинами одежды прочно обосновались залы для просмотра голопорнографии, стриптиз-бары, салоны татуировщиков, лавки, торгующие травкой и табаком. Судя по всему, большим спросом пользовался и массаж от простатита. На оштукатуренных стенах и витринах бледно мерцали непристойные изображения и надписи, снова и снова малевавшиеся светящейся краской. Стремясь самовыразиться, оставить по себе хоть какую-то память, люди покрывали этой настенной живописью каждый квадратный сантиметр. Не успевали высохнуть краски на рисунках, как поверх них наносились новые.
Пешеходы здесь встречались гораздо чаще, но все это были не те люди, с которыми хочется завязать разговор. Повсюду разгуливали стайки мускулистых парней и девиц в белых накидках, закрывающих их с головы до пят, но при этом почти прозрачных. А то вдруг встречалась парочка токсикоманов с мутными глазами, бредущих не разбирая дороги. Проститутки обоих полов стояли или фланировали по улицам. Стараясь привлечь клиентов, они то и дело демонстрировали интимные части тела, распахивая полы или расстегивая ширинки. Трое мальчиков, по виду не старше десяти лет, выпорхнули из небольшой лавки. Толстый мужчина в оранжевом халате, в тюрбане, припустился за ними с ножом, но через несколько метров прекратил погоню.
Зие приходилось бывать и в местах похуже этого, хотя с тех пор прошло немало времени.
Сейчас ей пришлось подумать о том, как обзавестись оружием. Если хочешь плавать вместе с этими миногами, не мешает вначале показать им свои зубы.
- Ты меня таскаешь по самым отборным местам, - заметил Силк.
Она оторвалась от картин жизни городских низов и посмотрела на него.
- Это ведь не моя планета, землянин.
- А что, у вас на З-2 нет трущоб?
- Таких - нет.
- Ну, ваш мир еще молод. На формирование таких трущоб требуется время.
- А я-то думала, что правильная демографическая политика позволит покончить со всем этим. Ведь высвобождается столько дополнительных ресурсов.
- От бедняков никуда не денешься. Так же как и от лентяев. Благодаря системе социальных подачек на Земле никто не мрет с голоду. Некоторые люди считают, что раз нет необходимости зарабатывать на жизнь, так и не стоит этого делать.
- Ты хочешь сказать, они сами виноваты в том, что так живут? - Она обвела рукой улицу.
- Ну, не все, конечно, но некоторые - да. Каждому из них гарантировано питание, медицинское обслуживание, жилье, необходимый минимум одежды и основной курс обучения. А если человек хочет чего-то добиться в жизни, ему оказывают всевозможную поддержку. Просто некоторые люди ищут легких путей.
- Ты считаешь, что быть уличной проституткой легко?
Как бы в ответ на ее слова пышнотелая рыжеволосая женщина подняла треугольный кусочек материи, закрывающий лобок, и выставила напоказ густые заросли того же рыжего цвета. Заросли имели очертания сердечка. На выпуклом животе красовалась не то татуировка, не то переводная картинка - рожа неопределенного пола, с разинутым ртом и высунутым языком, конец которого терялся где-то в волосатом сердечке. Покачивая бедрами, она кричала что-то с вопросительной интонацией - слов они так и не разобрали.
Силк покачал головой:
- Я вовсе не это хотел сказать. Просто у каждого есть выбор. Занятие шлюхи не требует каких-то особых профессиональных навыков. Если она научится прятаться от инспекторов, не придется даже покупать лицензию и платить налоги. В этом районе навалом всякой другой работы, но там ведь ей придется целый день вкалывать у конвейера или улыбаться хмурым клиентам за те деньги, которые здесь она заработает за двадцать минут, раздвинув ноги. Это и есть выбор.
- Но ведь кто-то виноват в том, что за продажную любовь платят больше, чем за честный труд?
Лишь выпалив эту фразу, Зия поняла, насколько разозлилась - она едва не сорвалась на крик. Этот парень и представить себе не может, как сложно овладеть ремеслом шлюхи.
Силк удивленно посмотрел на нее:
- Я точно не виноват.
Она отвернулась и снова принялась обозревать улицу.
- Каждому, кто не родился богачом, приходится продавать себя, так или иначе.
- А можно и обойтись пособием, - возразил Силк.
* * *
Машина петляла по дороге вверх, мимо зданий, некогда представлявших собой одно большое целое, пока их не поделили перегородками на меблированные комнаты. Здесь уличные огни оставляли темноте больший простор, кое-где вообще не было освещения. По таким местам вечером вряд ли захочется бродить в одиночку - конечно, если у тебя в голове есть хоть немного серого вещества.
- А ты уверена, что мы едем правильно? - спросил Силк.
Даннер отвернулась от окна, бросила взгляд на таксиста, потом на Силка.
- Да, уверена.
А когда Силк попытался добавить что-то еще, она показала глазами на водителя и едва заметно покачала головой, предупреждая, чтобы он не сболтнул лишнего.
Силк тут же умолк.
Подъем закончился. Впереди виднелся небольшой отель, здание из сборных панелей, располагающееся уступами вдоль склона холма. Зеленая неоновая надпись, защищенная проволочной сеткой, сообщала, что перед ними "Постоялый двор". На глазах у Силка какая-то мошка с размаху налетела на сетку и, пронзенная электрическим разрядом, вспыхнула и стала падать, оставляя за собой зеленоватый дымчатый след. А между тем никаких предупредительных надписей не было. Здесь, как и на улицах внизу, все окна были закрыты решетками.
Водитель получил плату, захлопнул дверцу, включил электродвигатель и немедленно умчался прочь.
А когда Силк и Даннер двинулись к отелю, из тени вышли двое и загородили им путь.
У Силка екнуло сердце. В животе появилось ощущение пустоты. Страх положил ледяные руки ему на плечи, схватил за горло. Силку захотелось повернуться и броситься наутек. Считалось, что на Земле больше нет места насилию. До недавнего времени он в это верил. Но оказалось, что в мире, где за ношение оружия можно схлопотать порядочный срок, чуть ли не каждый имеет пушку. Люди, поджидавшие их на тротуаре, не были великанами, и Силк не заметил у них в руках никакого оружия. И все-таки он порядком струсил. На одном из незнакомцев была потрепанная синяя куртка, на другом - черная рубаха с обрезанными рукавами. Худосочные руки сплошь покрыты татуировками - змеями, пауками, какими-то зверьками, похожими на крыс.
- Эй! - сказал татуированный. - Пятерку не разменяете?
И прежде чем Силк успел открыть рот, Даннер ответила:
- Нет. Да и не похоже, что у тебя есть пятерка.
В ее бесстрастном, лишенном интонации голосе сквозил такой холод, что у Силка в кишках похолодело.
Второй, в синей куртке, заржал, как жеребец.
- Ты бы, жучка, не выпендривалась, а?
- Вы стоите у нас на дороге, - сказала Даннер. Господи, да она что - спятила? Нужно всего-то отстегнуть этим ребятам пару стадов, и пусть катятся ко всем чертям. А она так и норовит наступить им на яйца.
Силк собрал остатки мужества. Руки сами собой сжались в кулаки. Последний раз он дрался лет в пятнадцать. А вдруг у этих ребят в карманах ножи или пушки? Ей что, жизнь не дорога?
Татуированный придвинулся к Даннер и вскинул руку, собираясь то ли толкнуть ее, то ли схватить за перед рубашки.
Черт! Силк шагнул ему навстречу, стараясь побороть нервную дрожь.
На какой-то миг время остановилось, а потом потекло снова, но теперь уже раз в восемь медленнее, чем обычно. Или даже в десять.
Силк даже подумал, что с его глазами что-то случилось, - казалось, он способен видеть лишь прямо перед собой. Все звуки куда-то пропали, перестал потрескивать трансформатор неоновой вывески - как будто его выключили из сети. Его внимание было полностью приковано к татуированной руке, которая тянулась к Даннер, так медленно, словно пробивалась сквозь что-то вязкое...
Даннер на лету поймала эту руку и резко повернулась.
Рука татуированного бандита выпрямилась, сам он накренился набок.
На лице его застыла гримаса удивления, рот приоткрылся. Должно быть, он вскрикнул, но Силк этого не расслышал.
А потом, стоя вполоборота к парню, Даннер свободной рукой ударила его в предплечье, у самого локтя.
Силк услышал, как хрустнул сустав, - в наступившей тишине этот ужасный звук прозвучал особенно отчетливо.
Мать честная!
Рука Даннер, сжатая в кулак, прошла параллельно руке бандита, мимо змей, мимо пауков и врезалась ему в висок.
И все это происходило медленно, как при спецэффектах в полицейских боевиках.
Голова бандита откинулась назад, изо рта изогнутой струйкой брызнула слюна. Поблескивая в свете неоновой вывески, она напоминала не то гладкого червя, не то змею...
Даннер отдернула руку после удара, снова приставила ее к предплечью парня, чуть повыше локтя - там, где в бледную кожу въелся чернильный рисунок крысы, - и резко навалилась всем весом, не оставив своему противнику ни малейшего шанса.
Бандит рухнул как подкошенный, с размаху впечатавшись лицом в пластобетонный тротуар...
Тут подоспел второй, в синей куртке. Он хотел было ухватить Даннер обеими руками, но та повернулась почти спиной к нему и резко выбросила правую ногу. Бандит налетел на нее с размаху, удар пришелся прямо в солнечное сплетение. Он охнул и схватился за живот, не в силах вздохнуть.
Даннер отпустила руку татуированного и выпрямилась, теперь полностью сосредоточившись на его дружке.
И после этого время возобновило свой нормальный ход.
Силк готовился драться, он сжал кисти рук с такой силой, что ногти вонзились в ладони, но оказалось, что все уже закончено.
Татуированный валялся на боку, баюкая изуродованную руку. Из носа сочилась кровь - он разбил его, ударившись о тротуар.
Второй, в синей куртке, ходил по кругу, держась за солнечное сплетение - он до сих пор не мог перевести дыхание.
У Даннер, замершей в боевой стойке, оживилось лицо, глаза просветлели, на губах заиграла легкая улыбка. Она выпрямилась, опустила руки.
- Проходи внутрь, - сказала она.
Силк лишь кивнул в ответ - у него пересохло во рту. Господи, как ей удается? За считанные секунды отдубасить двух головорезов, а потом вести себя так, будто ничего не случилось?
- Силк, ты меня слышишь?
Они направились к двери.
* * *
Кинг и Ратсо проехали мимо маленького отеля, на который их навел жучок. По расчетам Кинга, они отстали от шпионки и Силка всего на минуту-другую. Только что мимо них вниз по холму проехало такси, и поскольку других машин, кроме их собственной, на дороге не было, Кинг догадался - это то самое такси, что они недавно упустили.
Очень сомнительно, чтобы аусвельтер, которого они все разыскивают, остановился в этом обветшалом отеле. И все-таки пусть Ратсо осторожно проверит всех постояльцев, и чем быстрее, тем лучше.
Двое парней, явно только что побывавших в крупной переделке, брели по тротуару мимо отеля. Видимо, у них хватило глупости задираться к его дичи. Как известно, карманники и грабители особым умом не отличаются.
- Похоже, эти болваны напоролись на наших подопечных.
Оказывается, они думали об одном и том же.
- Очень может быть. Я же говорил - мы имеем дело с профессионалами.
Ратсо кивнул. Кинг сообщал Ратсо ровно столько, сколько требовалось в интересах дела, - то есть довольно мало. Однако Ратсо был не дурак и догадывался, что многие важные подробности от него скрывают. Но какая разница? Он делал свою работу, получал за это деньги, а когда осознал, что возни будет гораздо больше, чем Кинг обещал ему в самом начале, было уже поздно требовать надбавку. Может быть, потом Кинг и проявит щедрость - просто чтобы себя потешить. Наверное, это будет забавно - сделать Ратсо богачом, просто чтобы посмотреть на его реакцию.
Кинг улыбнулся этой мысли. Ну вот, кажется, все налаживается. Хорошо бы и дальше так...

Глава двадцать пятая
Служащий отеля не стал предлагать им раздельные номера, и Зию это вполне устраивало. Она, конечно, устала, но не настолько. Ей хотелось побыть с этим парнем какое-то время - как долго, она сама не знала - не стоит забегать вперед. Может быть, это последняя вспышка, может быть, именно здесь она избавится от этого внезапного и необъяснимого влечения и облегченно вздохнет. Но сейчас, пока время терпит...
Три часа спустя, когда Зия, обессиленная, насытившаяся, засыпала рядом с Силком, она знала - нет, с этим влечением не так-то просто справиться. Более того, ей с каждым разом становилось все лучше. И дело тут не в том, что он - искусный любовник и делает все, что ей нужно. Главное - что она по-настоящему этого хочет. Зия перестала себя контролировать. Это казалось совершенно невероятным, пугало ее, и все-таки...
И все-таки ей это нравилось. Черт побери.
* * *
Когда Силк проснулся перед самым рассветом с полным мочевым пузырем, он едва встал с кровати - настолько велика была усталость.
Он постоял какое-то время, разглядывая чутко спящую женщину. Она почувствовала движение - Силк видел это. Бледный свет шел из коридора, просачиваясь под скособоченной дверью, и от тритиевых полосок, мерцавших вдоль плинтусов. Наверное, их для того и придумали, чтобы кто-нибудь спросонья не забрел вместо туалета в стенной шкаф, если ему ночью приспичит. Она лежала обнаженная, выпростав одну ногу из-под тонкой простыни, - в комнате было чуть жарковато. Такая прекрасная, такая непохожая на всех его прежних женщин. Силк знал - она многое не договаривает о своем задании, она вообще очень скрытна по натуре. Даже извиваясь под ним, влажная, пульсирующая, охваченная любовной горячкой, даже постанывая в изнеможении, когда он ласкал ее губами и языком, эта женщина не раскрывалась перед ним до конца - Силк это чувствовал.
Чувствовал, но не понимал до конца - сам он, занимаясь любовью, терял голову, высвобождая свою страсть, давая ей разыграться в полную силу. И вот наступал тот сладостный момент полного безрассудства и сверхчувственности, когда он терял самого себя в этом неистовстве. Мак всегда говорила, что ей тоже именно это нравится больше всего.
Да, конечно, он мог также делать это размеренно, неторопливо, пробуя самые разнообразные способы, сдерживая себя и партнершу, когда у обоих уже подступало. Тогда он гордился, что сумел сполна оказать партнерше внимание, которого она так жаждала. Однажды, когда у него с Мак совпали выходные, они ради эксперимента целый день провели в постели за чтением, соединившись чреслами, лежа почти под прямым углом друг к другу, сплетя ноги в гигантскую букву "X". Два часа его затвердевшая плоть покоилась внутри нее, почти неподвижная, пока наконец оба не выдержали. И все-таки самые сладостные моменты - это когда он и его возлюбленная буквально сшибались друг с другом и достигали оргазма в какой-то сумасшедшей гонке, не успевая даже перевести дыхание. Плоха та женщина, что не поспевала за ним - или не вырывалась вперед. Даннер сдерживала себя. А Силк стремился заполучить то, что она так старательно от него оберегала: ее страсть - всю, без остатка.
В туалете Силк помочился, прополоскал рот водой из скрипучего крана, плеснул себе на лицо и вытерся обтрепанным полотенцем. Глянул на себя в маленькое зеркало из хромированной стали, прилаженное над дешевой пластиковой раковиной. У него отросла щетина, под глазами набрякли мешки, на голове прибавилось несколько седых волос. Господи, да ведь это же безумие какое-то - носиться по всему Лос-Анджелесу с трахнутой шпионкой - слово "трахнутой" здесь самое подходящее - в поисках инопланетного извращенца, якобы замешанного в коварном заговоре. И смерть Мак каким-то образом связана со всем этим, но каким именно - он так до сих пор и не понял. Очень скоро ему придется во всем разобраться. Это ведь не увеселительная прогулка. Нельзя ведь бесконечно притворяться перед самим собой, что ничего особенного не случилось.
Да, но сейчас ему необходимо немного поспать.
Он вернулся к кровати и лег, очень осторожно, стараясь не разбудить ее. Она взяла его ногу и подтянула к себе, потом обняла его, не открывая глаз, ровно дыша. Силк не сомневался - она спит, хотя и неглубоко.
Господи...
* * *
- Ну и что мы теперь имеем? - спросил Кинг у Ратсо.
Они сидели в кафе у подножия холма, на котором стоял "Постоялый двор". В заведениях такого пошиба хочется побрызгать дезинфицирующим составом на любую вещь, прежде чем за нее взяться. Или надеть перчатки. Или, еще лучше, придвинуть эту вещь палкой. Даже если на чашке, которую официант поставил перед ним, не было следов губной помады, все равно он не стал бы пить налитую туда темную бурду. И все-таки Кинг пребывал в отличном настроении. Снова ситуация под его контролем, снова он - хозяин положения.
Ратсо отхлебнул кофе из своей чашки - похоже, он ничуть не боялся отравиться.
- В отеле девятнадцать постояльцев, - сказал он. - Включая наших двоих подопечных. Четверо живут там постоянно, остальные сняли номера на разные сроки, от одного дня до недели. Никто из них даже отдаленно не соответствует тому описанию, что вы мне дали.
- Замечательно.
- Сегодня утром одна женщина позвонила в бюро проката, и минут через двадцать ей пригонят машину.
- Полагаю, ты собрал данные об этой машине?
- Да. Поставить жучка я не успел, но узнал марку и номер.
- Этого достаточно - наш радиомаяк до сих пор действует.
Ратсо снова глотнул темного маслянистого отвара.
- Вы так и не хотите рассказать мне, что происходит?
- Нет, пожалуй.
Ратсо пожал плечами и, допив кофе, помахал официанту пустой чашкой.
- Эй, есть у вас что-нибудь свежее из выпечки? Сливовый пирог, к примеру?
Да, этот вряд ли до старости дотянет, подумал Кинг. Уж больно рисковый. Он снова улыбнулся. Хорошо все-таки, когда все у тебя под контролем.
* * *
Зия стояла под тоненькой струйкой так называемого душа. Она пыталась смыть с себя тревоги вместе с патокой, оставшейся от недавнего соития с Силком. Острая как лазерный скальпель? Черта с два. Скорее она похожа сейчас на капустный лист, сникший под палящим солнцем. Ей хочется лишь одного - день-деньской валяться в постели, нежась в объятиях Силка. Ну, может быть, еще полистать журнал - это уже предел мечтаний.
Какое-то время она позволила себе пофантазировать: а что, если плюнуть на службу, сменить имя и исчезнуть вместе с Силком. Отправиться на какой-нибудь тропический остров - вроде того, где жил Силк. Они будут рвать плоды с деревьев и почти круглые сутки валяться в постели...
Ну да, а потом, когда они с Силком забудут про все на свете, одна из ее коллег, молодая и честолюбивая, войдет в дом и прикончит их на месте. Из Несси просто так не уходят - существуют определенные правила. И они не предусматривают побега с каким-то землянином после волшебной ночи в спальном мешке.
Она выключила воду, тщательно отжала волосы, отошла на шаг и оценила в зеркале новый цвет своих волос, мышино-коричневый - так он назывался. Мальчик из гостиничной обслуги сбегал в магазин за этим средством. Она обрезала волосы еще короче - почти ежиком, подкрасила брови в тон. По дороге сюда она прикупила одежды, косметики и теперь с их помощью дополнила образ.
Новый день - новое лицо - новое имя.
* * *
Силк уже помылся. Он ожидал ее, сидя на краю кровати. Вид у него был усталый - еще бы, сколько раз они просыпались среди ночи... Господи...
Подсушивая феном свои короткие волосы, она наблюдала за Силком в зеркало. Зия понимала, что он ей больше не нужен. Она пообщалась с ним достаточно, чтобы убедиться: он не знает ничего такого, что могло бы ей помочь. Да, он пригодился в качестве прикрытия, когда она бежала с острова, а подцепив его, Зия подумала, что, может быть, эта женщина - Мак, как он ее называл - рассказала ему что-нибудь важное. Но ее подозрения не оправдались.
Она взяла другое полотенце и, нагнувшись, чтобы вытереть ноги, заметила на себе его взгляд. Он снова хотел ее - это было ясно без слов. Вряд ли в нем еще что-то осталось, судя по последнему разу, но ему хотелось прикоснуться к ней губами, пальцами, языком...
"Все, хватит".
С ним нужно завязывать, она это знала. Распрощаться с ним под каким-нибудь благовидным предлогом, так, чтобы он остался доволен, дал ей закончить задание, и спокойно улететь обратно. Отправить его домой целым и невредимым, с хорошими воспоминаниями, пообещать, что позже она к нему наведается. Он вернется к своей повседневной жизни и если и не сможет ее забыть, то, во всяком случае, останется живым. Да, пока все идет гладко, но рано или поздно полоса удач закончится. Теоретически противник - мало ли какой - в любую минуту может выскочить из каменных джунглей и наброситься на них. И останется от них две груды парного мяса на холодном пластобетоне. Сама она рискует постоянно - такова ее работа. Ощущение риска вызывает приток адреналина, игра становится интереснее, когда ты одолеваешь противника, приоткрываясь при этом сам. Это все равно что шахматы, или го, или тандими. Маневры, контрманевры, игра до победного конца, с высокими ставками.
Она вытерлась насухо и потянулась за бельем.
Да, это хорошо для нее, но Силк-то не знает правды. Она облапошила его, обвела вокруг пальца безо всякого труда, пользуясь испытанными средствами - сексом и байками. Она привязала его к себе, и, черт возьми, одновременно сама к нему привязалась. О ком еще она стала бы так печься? За последние несколько лет она использовала в своих целях множество людей и с некоторыми обошлась не лучшим образом. Остается либо привыкнуть к этому, либо оставить работу. Либо ты игрок, либо игрушка в чьих-то руках. И вот она вдруг пожалела одну из таких игрушек. Хотя "пожалела" - не совсем точное слово.
Ей не хотелось задумываться над этим.
Черт возьми.
Она кончила одеваться. Теперь нужно на несколько минут забежать в фотолабораторию - оттуда она выйдет совсем другим человеком, с другой биографией - еще один цвет в ее богатой, как у хамелеона, палитре. А потом они отправятся за Спаклером. Конечно, ничего не случится, если Силк побудет с ней еще пару деньков - на время поиска. Ведь она может избавиться от него в любой момент, правильно?
Правильно.
Она нахмурилась перед собственным отражением в зеркале. Кому она голову морочит?
- Ты готов?
- Да, - ответил Силк.
- Ну, тогда пошли искать плохого парня.
* * *
Машину она водила отлично, гораздо лучше, чем он, - Силк это видел. Да, секретных агентов учат и этому. Сам он в школе тоже ходил на автокурсы, чтобы получить удостоверение и понабраться опыта, но вовсе не рассчитывал, что у него в обозримом будущем появится собственная машина. Даже лет пятнадцать - двадцать назад покупка личного автомобиля была делом дорогостоящим и хлопотным. Да, Мак не раз давала ему сесть за баранку, но сейчас они взяли напрокат совсем другую марку, к тому же здесь не то что в Гане. Улицы так запружены транспортом, что их можно пройти из конца в конец по крышам автомобилей, почти не спускаясь на землю. Даже при всем многообразии средств безопасности: допплеровские локаторы, предупредительные сирены и автоматические выключатели - машины в Лос-Анджелесе частенько сталкивались. Сотни раз в день - согласно необработанным статистическим данным. Да, можно себе представить...
Он бы наверняка обматерил водителя, неожиданно вырулившего сбоку, чтобы поспеть на зеленый свет. Но Даннер оставалась спокойной, как родник, струящийся в глубине пещеры. Спокойной, холодной, молчаливой. Нет, уже не Даннер, напомнил он себе. Она изменила имя - просто взяла напрокат голопроектор в фотолаборатории и за считанные минуты изготовила себе новое удостоверение личности.
- Называй меня Зия, - попросила она. - Зия Реланж.
- Зия, - задумчиво повторил он. - Красивое имя. Где ты его вычитала?
- На Новой Земле оно в ходу. Для меня самое надежное - маскироваться под туристку с З-2.
Силк кивнул и снова произнес "Зия".
Она улыбнулась.
- А ты здорово управляешься с машиной. Что, движение тебе не мешает?
- Нет. - Она усмехнулась. - В других мирах почти у каждого есть свой автомобиль. На Мханге даже устраивают такое состязание: кто смачнее обзовет нерадивого водителя. На Уваросе вообще разрешается набить морду тому, из-за кого ты едва не попал в аварию. Конечно, это не по закону, но власти смотрят на такие вещи сквозь пальцы. И ты знаешь - там стали ездить аккуратнее.
- М-да. Из курса истории я знаю, что когда-то люди в этом городе вообще палили друг в друга из револьверов, если считали, что с ними плохо обошлись на дороге.
- Да что ты? Никогда об этом не слышала. Это уже дикость какая-то.
- Да, такие уж мы, земляне. Заводимся с полоборота. Слушай, а куда мы едем?
- В зоомагазин Фонга, - сказала она.
- В зоомагазин?
- Ну да. Они специализируются на крупных собаках. Для узкого круга покупателей.
* * *
- Черт ее побери! Да она за рулем просто опасна, - сказал Ратсо.
- И все-таки постарайся не упускать ее из виду, - попросил Кинг.
- Да ты посмотри, как она гонит, - мне, чтобы не отстать, придется задавить кого-нибудь.
- Ну, не преувеличивай. Просто делай то, что необходимо.
Кинг наблюдал, как машина то сливается с общим потоком, то выныривает из него, словно обезумевшая тропическая рыбка. Она металась из стороны в сторону, плыла по течению, прибавляла скорость, притормаживала, стараясь раньше других занять любое освободившееся пространство. Да, эта женщина прекрасно знает свое дело, по способностям она близка к его уровню или даже выступает с ним на равных. Сам Кинг, помимо автомобиля, мог еще управлять легким самолетом, вертолетом, транспортными средствами на воздушной подушке и некоторыми тяжелыми машинами: тракторами, бульдозерами и тому подобными. Все это необходимо оперативнику, чтобы выдать себя за человека совсем другой профессии или в случае провала уйти от преследования. Ему еще не приходилось напрямую иметь дело с агентами-аусвельтерами, и он не очень ясно представлял, по какой программе их готовили, но люди из Забоя считали себя чем-то вроде современных ниндзя, способных сыграть роль по любому сценарию и остаться незамеченными. Или, в тех редких случаях, когда их все-таки удавалось вычислить, сделать все необходимое для выполнения задания и потом уйти невредимыми.
Сам Кинг считал, что ему нужно ориентироваться именно на древних ниндзя. Он тренировал свое тело так, чтобы постоянно находиться на околопредельном уровне возможностей. Достигнув своего пика, можно затем неделю-две удерживаться на определенной высоте, хотя сила и идет постепенно на спад. Он был силен, достаточно владел приемами, чтобы постоять за себя, а при необходимости - и убить. Да, так долго не применяя свое секретное мастерство на практике, он кое-что позабыл, но все это быстро восстанавливается. Конечно, многое из того, что умели делать ниндзя, в наши дни вряд ли пригодится. Зачем теперь рвы и звенящие полы - им на смену пришли электроника и оружие, за обладание которыми ниндзя тех дней с готовностью пожертвовал бы сотнями жизней.
- Вон она где теперь выскочила. Ты только посмотри, как она поворачивает!
Кинг ничего не ответил. Мышонок должен был прямиком вывести его к мыши. Сам он при этом выступал в роли кота. Кинг понятия не имел, куда держат путь эти двое. Но сами-то они явно это знали. Очень скоро он ликвидирует и мышей, и вместе с ними последствия собственных ошибок, известных лишь ему самому. Приятное дело его ожидает.

Глава двадцать шестая
- Это вы - Фонг? - спросила Зия.
- Да. Что вы хотите?
Силк присмотрелся повнимательнее к человеку за стойкой. Высокий, тощий, почти как дистрофик, светловолосый, с голубыми глазами. Ничего восточного нет и в помине. Лет сорока, а может быть, и помоложе - худоба придавала ему усталый, потасканный вид. Кожа - некрасивая, изрытая оспинами и шелушащаяся.
В клетках сидела пара птичек с ярким оперением - красная и желтая. Да еще две - зеленая и синяя - примостились на жердочке. На прилавке стояли прямоугольные аквариумы - один со змеей, другой - с белыми мышами. Воняло застарелой мочой, зарешеченные окна покрылись слоем грязи и едва пропускали утренний свет. Пылинки кружились в блуждающих солнечных лучах. Никакого намека на других животных. Из людей - только они трое. Окрестности Лесистых Холмов произвели на них тягостное впечатление. Но это место вообще мало напоминало сверхдорогой деловой район Мауи-Сити. Казалось, здесь можно подхватить кучу болезней, просто дыша местным воздухом.
- Мы хотим завести... зверюшку, - начала Зия. И бросила на Силка взгляд, в котором явственно читались чувство вины, стыд и страстное желание. Господи, до чего же она хитра. От этой мысли ему вдруг стало не по себе.
- Зверюшки ведь разные бывают, мисс. Вам нужно что-то особенное?
- Да. Собака. М-м-м... Большая собака.
- Сучка или кобель?
- Кобель, конечно же, кобель.
Фонг понимающе ухмыльнулся. Силк просто обмер.
- Кастрированный или нет?
- Нет.
- Обученный?
- Конечно. Иначе зачем бы мы к вам стали обращаться?
Фонг кивнул. И все-таки его продолжали мучить подозрения.
- А как вы на меня вышли? На витрине-то никаких собак нет.
- Нас... друг сюда послал.
- Ах, вот оно что...
- Имени его назвать не могу, но вы ему недавно продали сучку. Это человек лет тридцати пяти, невысокий, с аусвельтерским акцентом.
Фон снова кивнул.
- Кажется, я вспомнил. Мы тут берем только наличными, мисс. С вас - восемьсот пятьдесят стадов.
- Что-то дороговато. Мой друг отдал меньше.
- Ну, вы же сами сказали - он купил сучку. А от сучки что требуется - постоять спокойно. Ее легко выучить, это дешевле обходится. А кобелю работать приходится, к тому же он не любит совать эту штуку куда попало. - Фонг посмотрел на Силка и чуть склонил голову набок.
Силку стало совсем противно. Ему вдруг захотелось схватить этого парня за шкирку и встряхнуть как следует, а то и стукнуть пару раз об стенку.
- Семьсот пятьдесят, - сказала Зия.
- Здесь не богадельня, мисс. Выкладывайте сколько вам говорят или уходите.
- А доставка ваша?
Фонг хмыкнул. Одна из птиц тоже издала нечто похожее на смех.
- А как же - конечно, наша. Где вы здесь видели собак? Я что - совсем дурак, по-вашему?
Зия усмехнулась.
- Смотри за дверью, - сказала она Силку.
Хозяин не был растяпой, но Зия перепрыгнула через прилавок раньше, чем он успел дотянуться до оружия. Она толкнула Фонга обеими руками, так что тот шмякнулся о стену.
Птица на жердочке заверещала и захлопала крыльями.
Силк мельком посмотрел на дверь и снова перевел взгляд на Зию.
Она нагнулась и вытащила из-под прилавка здоровенный обрез.
- Так, что у нас тут есть? Дробовик с укороченным стволом. Пули, порох. Слушай, Фонг, да это просто музейный экспонат.
Фонг покачал головой. Он все еще опирался о стену.
- Денег я здесь не держу.
- Стреляет только один раз, но так, что разнесет полкомнаты. Вот только отдача сильная - руку может растянуть.
- Слушай, ты, стерва. Я ведь уже сказал - вы тут только время теряете...
Зия подхватила обрез левой рукой и ткнула им Фонга в живот.
Он вскрикнул от боли.
- Ты что, ошалела, мать твою?
- Да, парень, я ошалела. И только пикни еще - я из тебя кишки выпущу.
- Что вам нужно?
- Ту собаку, что купил аусвельтер, ты сам ему доставил?
- Да, да!
- Мне нужно знать куда.
Силк услышал, как Фонг сглотнул слюну.
- Вы не полиция? - спросил он.
- Нет. Мы - плохие ребята, Фонг. Мы убиваем людей. Если сейчас не дашь нам адрес, тебе конец. Понял?
Силк бросил взгляд на дверь. Никого. Господи, как она умеет убеждать. Ведь он ей поверил. А сейчас поверил и Фонг.
- Сейчас будет вам адрес.
Он подошел к компьютеру, набрал код и приказал вывести на дисплей список адресов. Компьютер безмолвно подчинился.
Зия несколько секунд смотрела на экран.
- Все, достаточно.
Фонг выключил компьютер.
- Ну а теперь мы уйдем и прихватим с собой твою игрушку. Надеюсь, ты не станешь выказывать глупой преданности своим клиентам, Фонг. Если мы не застанем парня по этому адресу, мы вернемся сюда, вставим эту штуку тебе в задницу и спустим курок. Ясно тебе? А если не мы, так кто-нибудь из наших киоди. Семья у нас большая.
- Господи, да что же вы мне сразу не сказали, кто вы такие? Плевать мне на него, я ему ничего не должен. Очень мне нужно нарываться на неприятности.
- Пошли, - сказала Зия.
Силк вышел на улицу, Зия следом за ним. Она прикрывала обрез ветровкой, но не особенно старательно. В этих местах их вряд ли кто-нибудь остановит или донесет. Чудеса, да и только.
- А что такое "киоди"?
- "Брат" - на жаргоне якудзы, - сказала она, • садясь в машину. - Если Фонг поверил, что мы из якудзы, то он не станет делать глупостей. По крайней мере ничего глупее того, чем он зарабатывает себе на жизнь.
Силк вздохнул. Он вдруг осознал, что сердце его стучит как молот, а в живот словно вонзились ледяные иглы. И все-таки не так все было плохо. Когда Зия стукнула этого слизняка об стену, он почти возликовал. Прожив столько времени в обществе, в котором столь неодобрительно относились к насилию, он вдруг обнаружил, что и насилие бывает полезным. Конечно, нехорошо так думать. И тем не менее это правда.
* * *
- Черт побери. Ты видел? - спросил Ратсо. Кинг прильнул к окулярам бинокля. Магазинное стекло помутнело от грязи, но его выручала хорошая электронная оптика. Они не разобрали в подробностях, что произошло внутри зоомагазина, но одно было ясно: женщина напала на мужчину, стоявшего за прилавком, потом навела на него ствол - а заходила она в магазин безо всякого оружия.
"Зачем?" - спрашивали они себя.
- А ты хоть знаешь, каким бизнесом тут занимаются?
Ратсо увидел, как их подопечные садятся в машину.
- Да. Я проверял. Этот парень продает животных извращенцам. Некоторые люди обожают делать это с собаками или смотреть, как собака делает это с кем-то, может быть, даже с ними самими. Одним словом, больные.
Конечно, это звучало отвратительно, но Кинг удержался от комментариев. Ясно как Божий день - эти двое явились сюда за сведениями, и, хотя торговец встретил их без особого восторга, он выложил все, что знал. Иначе они нашли бы аргументы поубедительнее.
Но что именно они хотели узнать?
- Что теперь? Поедем за ними или побеседуем с тем уродом в магазине?
- Лучше не отставать от них. Что бы они ни узнали здесь, этого само по себе может оказаться недостаточным, чтобы вывести нас на след.
- Значит, поехали.
* * *
Как профессионал Зия сейчас испытывала чувство гордости. Ей дали правильный адрес Спаклера - в этом она не сомневалась. И возможно, все окончится даже быстрее, чем она до сих пор предполагала.
Она взглянула на Силка. Он был чуть бледен и явно нервничал. Дважды за последние пару дней она пустила в ход боевые навыки, вначале против тех двух идиотов возле отеля, а теперь против Фонга. Это взбудоражило Силка - она это чувствовала. Ему не понравилось, но придало особую остроту чувствам. И если она сейчас притормозит у обочины и предложит кое-что, он, наверное, возьмет ее прямо здесь, посреди улицы.
Она отдает себе отчет в том, насколько рискует. Господи, ведь она выболтала ему свое настоящее имя. Страшная глупость - она ни разу не позволяла себе такого на задании. А теперь вот позволила.
"Зачем она это сделала?"
Обо всем этом Зия размышляла, пока ехала по уродливым лос-анджелесским улицам к конспиративной квартире Спаклера. Она выяснила на компьютерной карте лишь примерное направление, не называя улицы и номера дома. А вот имя ему сказала настоящее. И даже если Силк подумал, что оно липовое, все равно - разве можно было так поступать?
Но раз уж это случилось, ей хочется, чтобы он произносил это имя. Хочется слышать, как слово "Зия" звучит в его устах.
"Стоило ли ради этого открываться перед ним?"
Еще рано об этом судить. Но пока ей нравится. Она не вполне откровенна с ним, но подошла гораздо ближе к правде, чем обычно. Это скользкая дорожка. Когда оперативник начинает говорить правду, ни к чему хорошему это не приводит.
- Зия...
- Что?
- А что мы станем делать с этим Спаклером, когда его найдем?
- Пусть тебя это сейчас не беспокоит. Сначала нужно найти.
"Зия. Ей нравится, как он это произносит. Определенно нравится".

Глава двадцать седьмая
- Район Эхо-парка, - объявил Силк. - Согласно указателю.
По сравнению с грязными, полными машин пластобетонными шоссе это местечко показалось им просто прекрасным. Небольшое озеро, окаймленное травяным лугом, пальмы вдоль улицы - наверное, их и называли парком. Опрятные домики и кубы, поднимающиеся вверх по холму, - розовые, голубые, желтовато-коричневые, оранжевые.
- Да, - кивнула Зия. - Мы уже совсем близко.
По дороге она рассказала ему свой план. Они остановятся за один дом от Спаклера, выяснят ситуацию и тогда решат, как поступить дальше.
Они подъехали к Т-образному перекрестку. Дальше начиналась высокая решетчатая ограда, увенчанная колючей проволокой, а вдоль нее - двадцативосьмиполосная скоростная автострада, заполненная медленно движущимся транспортом - в основном автобусами и грузовиками. Вот одна из причин, по которым Силк терпеть не мог этот город. Да, в Лос-Анджелесе - лучшая система наземных автострад с транспортными развязками. Предполагается, что сложнейший компьютер связывает все эти автострады и развязки в единое целое. Но даже в самый удачный день вы потратите часа три, чтобы проехать пятнадцать километров. А случается, что вам вообще лучше пройти пешком: тогда вы попадете в нужное вам место быстрее и, возможно, не таким взвинченным. В Лос-Анджелесе есть люди, которым по карману содержать парк в полсотни автомобилей с водителями и которые тем не менее предпочитают ездить на велосипеде или ходить пешком - настолько их раздражают транспортные заторы.
Зия повернула влево и, пристроившись к колонне мотороллеров и велосипедов, стала взбираться на невысокий холм. Уже возле самой вершины она снова повернула влево. Из-за женщины, которая въезжала наверх на многоскоростном велосипеде с ребенком на заднем сиденье, они едва плелись. Как раз это им и было нужно.
- Ты видишь номера домов?
- Да.
Она по памяти назвала адрес.
- Дом стоит на этой стороне, - сказал Силк.
- Откуда ты знаешь?
- Все четные номера - по эту сторону. Нечетные - по противоположную.
Да, забавно. Казалось бы, уж такую-то ерунду шпионка должны знать. Даже та, что прилетела с З-2, - ведь она провела на Земле столько времени. Что, Силк, еще одна трещина в фасаде?
"Да, но любовница она - просто фантастическая..."
- Вот здесь, - сказала она. - Коричневый дом прямо перед нами. Похоже, он спускается по склону холма тремя ярусами.
Силк кивнул.
- Бьюсь об заклад, мы увидим задний фасад снизу, со стороны озера, - сказала Зия.
- В здании три секции. Судя по адресу, Спаклер живет в нижней, - предположил Силк.
- Ну что же, давай спустимся с другой стороны и остановимся в парке.
Так они и поступили.
Учитывая, что на дворе стоял ноябрь, день был теплый, даже по лос-анджелесским меркам. Ребятишки в шортах и их родители кормили плавающих в пруду уток. Маленькие водные велосипеды неспешно бороздили водную гладь. Поистине идиллическая картина, казалось, она совсем неуместна в этом бескрайнем городе.
- Мне бы в туалет, - сказала Зия.
- Иди.
Она двинулась к лодочной станции.
Силк потянулся, прошелся туда-обратно по дорожке. Заметил небольшой пятачок, сплошь усеянный белыми пятнами, и, задрав голову, увидел с дюжину голубей, примостившихся на спутниковой антенне-тарелке. Улыбнулся и прошел стороной. Все это сильно походило на сон.
Неподалеку стояла таксофонная будка, и у Силка вдруг возник соблазн позвонить. Он зашел внутрь, набрал номер своего удостоверения личности и стал ждать. На сколько часов здесь время вперед по сравнению с островом? Кажется, на три? В Лос-Анджелесе уже почти десять. Так что все в порядке.
В конце концов Ксонг все-таки подошел. В таксофоне не было видеоустройства, и Силк лишь услышал его сонный голос.
- Силк?
- А кто же еще, Ксонг-донг. Как живешь?
- Господи, Силк, куда тебя занесло?
- В Лос-Анджелес.
- И какого черта ты тут делаешь?
- Практикуюсь в вождении. Слушай, Ксонг, я хотел у тебя кое-что спросить...
- Силк, я рассчитываю на эксклюзив. Ты ведь дашь мне возможность выбиться в люди?
- Да о чем ты?
- Как, ты разве не знаешь? Господи, да половина планетарной полиции тебя разыскивает. Не только местные фараоны, но и Сьюпэк, и Забой. Что ты такого натворил, Силк? Ребята из этой хреновой Земной Службы Безопасности землю носом роют, все о тебе расспрашивают. Это что, из-за Мак? Только не трави мне байки, Силк, - помнишь наш уговор?
Силк изумленно глядел на таксофон, словно тот внезапно превратился в большого паука. Господи Иисусе.
- Эй, Силк, ты слышишь меня? Черт!
- Ксонг? Брюс, что такое?
- Мой биопат установил, что нас подслушивают.
Силк хотел было поинтересоваться, кто это может быть, но догадка, промелькнувшая в его мозгу словно молния, заставила его рывком задвинуть приемопередатчик обратно, прервав разговор. Он достаточно насмотрелся детективов, чтобы знать - при достаточной расторопности можно проследить, откуда ведется разговор, тем более когда его прослушивает какое-то правительственное агентство.
Кому он вдруг понадобился? И зачем?
Силк повернулся спиной к телефону. Ему придется о многом поговорить с Зией - Даннер - или как ее там зовут на самом деле. И разговор состоится прямо сейчас...
Мимо проехала частная машина. В салоне сидели двое. По какой-то необъяснимой причине Силк обратил на них внимание, когда машина поравнялась с ним. Пассажир был чернокожий, водитель - мелкий, с заостренными чертами, придававшими ему сходство с крысой. Силк не знал ни того, ни другого, никогда не видел их прежде. Но в этот момент его подозрительность возросла многократно. Он вдруг уверился, что эти двое наблюдают за ним. Хотя ни один, ни другой даже не взглянули в его сторону, но у него засосало под ложечкой от предчувствия. Он едва сдерживал себя, чтобы не обернуться и не посмотреть им вслед. Итак, темно-зеленый четырехместный "мицубиси", номера он не разобрал, но, судя по цвету, номер местный...
- Силк...
Он обернулся и одновременно подскочил на месте.
- Черт! Не делай так больше!
- Ладно, успокойся. Прости, я совсем не хотела...
- Кто ты такая? И что тут на самом деле происходит?
Она удивленно захлопала ресницами.
- О чем ты?
- Я только что разговаривал со своим другом, с острова. Он говорит, к ним полицейских понаехало видимо-невидимо: местных, региональных, планетарных. И все меня ищут. Ну а на самом деле, значит, ищут тебя. Так что происходит?
- Ты разговаривал с ним? По телефону?
- А что, прикажешь ему телепатировать? Да, конечно, я говорил по этому чертову телефону.
- Садись в машину!
- И не подумаю, пока ты не перестанешь кормить меня сказочками и не выложишь все как есть.
- Мне некогда с тобой спорить, Силк. Если они ищут тебя, то линия твоего друга поставлена на прослушивание, и они уже знают, где ты находишься. И прилетят сюда через пять минут, а то и раньше. Нам нужно забрать Спаклера и смываться отсюда, а иначе нас самих заберут!
- Все равно я никуда не поеду.
Она сверкнула в него глазами. Покачала головой.
- Ну хорошо. Я постараюсь объяснить коротко. Слушай меня внимательно. Я - тайный агент, работаю на Международную Службу Безопасности - охотников за головами. В нашей организации появились предатели, и Спаклер знает их имена. Если противник найдет его раньше нас, он погибнет, и мы так ничего и не добьемся. Вот кто ищет тебя - вражеские агенты, проникшие в Земную Службу Безопасности. Пока мы не узнаем их имен, все, кто участвует в этой операции, смертельно рискуют. Ты, я - все.
Силк оценивающе посмотрел на нее. Да, она разговаривает искренним тоном. Но это ровным счетом ничего не значит. Он сам умел произносить ложь искренним тоном, с непринужденной улыбкой. Как раз в этом и заключалась его работа.
- Послушай, я обещаю, что позже объясню тебе все. Пожалуйста, садись в машину.
Силк вздохнул. Черт возьми. Можно ей доверять или нет?
- Ну пожалуйста.
Он кивнул.
И оба они двинулись к машине.
- Жаль, что я не подключил вовремя сканер, - сказал Ратсо.
Сидящий в соседнем кресле Кинг лишь пожал плечами. Может быть, им действительно стоило бы послушать телефонный разговор, так неожиданно прерванный Силком. А может быть, и нет. Не исключено, что он просто узнавал погоду на завтра.
- Это уже не так важно. Я уверен - мы идем по пятам за нашей добычей. Рискну предположить, что они сейчас где-то в пределах той петли, которую описали на машине, прежде чем эта женщина вышла и отправилась в туалет.
- Как мы теперь поступим?
- Припаркуемся на полпути к блочному дому, что стоит на холме. Чтобы вовремя их заметить. Оружие у тебя с собой?
- Да, под сиденьем.
Кинг наклонился и запустил руку под кресло. Вытащил оттуда две пластиковые коробки по полметра длиной. В них лежали винтовки для стрельбы пулями шестимиллиметрового калибра с помощью углекислоты. Пули были свинцовыми с твердыми пластиковыми наконечниками, заполненными ядом - по составу тем же самым, какой содержится в некоторых южноамериканских лягушках, но произведенным искусственно. Один точный выстрел укладывал человека наповал.
Правда, вначале он мечтал, что от души позабавится со своими жертвами, заставит их через боль осознать свои ошибки. Но ради главной награды, ожидавшей его, вполне стоило отказаться от такого рода удовольствий - если это было необходимо. Шпионка и ее сообщник и так обречены, и пусть их смерть будет скорой и легкой, зато он заживет в свое удовольствие на новой французской вилле, будет пить французское шампанское, закусывая разными деликатесами. В конечном счете победа достается тому, кто не вышел из игры. А проигравшие унесут с собой в могилу его позор. Они уже никому ничего не расскажут.
Кинг открыл коробку и достал оттуда две половинки револьвера. Собрал их, проверил электронный снайперский прицел и приладил на место газовый баллон. Потом заправил пятизарядную обойму в поворотный механизм. Пластиковые наконечники сидели прочно и слетали уже после того, как пуля ввинчивалась глубоко в тело. Тогда и выплескивался наружу яд.
Самый надежный выстрел - это когда пуля попадает в кость.
Ратсо припарковал машину. Видно было, что он нервничает.
- Что-нибудь не так?
- Нет. Просто задача у нас не из легких. Ведь если операция сорвется, нам нельзя будет оставлять ни одного свидетеля. Правильно?
- Именно так. За исключением того типа, за которым охотится наш объект. Лучше, если мы его даже не раним - про убийство я уже и не говорю. А любого случайного прохожего, которому мы попадемся на глаза...
Ратсо сглотнул слюну. Ему уже приходилось устранять случайных свидетелей - тех, кому просто не повезло. Все, кто увидит их, подлежат ликвидации - будь то безобидный старичок или отряд бойскаутов.
- Едут, - сказал Ратсо.
- Ты бы собрал свое ружье, - посоветовал Кинг.
* * *
Зия понимала, что они могут вляпаться в неприятнейшую ситуацию, но выбора не оставалось. Ее любовник здорово напортил. Скорее всего легавые уже со всех ног мчатся к телефонной будке. Не застав там никого, они оцепят обширный район и станут останавливать всех подряд. Пока этого не произошло, нужно добраться до Спаклера. Конечно, все это очень некстати, но ничего не поделаешь - такова реальность.
Она остановила машину прямо перед зданием из трех корпусов.
- Ну а теперь мы вот как сделаем: спустимся по ступенькам, ты ногой распахнешь дверь и тут же отступишь назад. Я войду первая.
Она достала из-под сиденья обрез, переломила пополам и удостоверилась, что он заряжен. Если начнется пальба, у нее в запасе будет всего один выстрел.
- Потом мы хватаем Спаклера и запихиваем его в машину. Ты садишься за руль, я слежу за ним. И мы спокойно, не нарушая никаких правил, едем в аэропорт Сильверлэйк. Это частный аэропорт, близко отсюда. Там мы арендуем хоппер, чтобы выбраться из города. Только старайся не въезжать в подземные развязки, а то попадешь в пробку.
Силк кивнул. В глазах его сквозил испуг.
- Ну, пойдем.
Она выбралась из машины, прижав обрез к ноге, чтобы скрыть его очертания.
Здание, хотя и вполне приличное с виду, было далеко не новым, и его уже не раз ремонтировали. Лестница - не из пластика, а из настоящего бетона. Она осторожно ступала по истертым, гладким ступенькам - не хватало только упасть и отстрелить самой себе голову из обреза.
Лестница уводила вниз, к маленькому крыльцу с навесом. В крошечном дворике одиноко росло какое-то фруктовое дерево. Дворик этот, грязный и запущенный, был сплошь усеян собачьими экскрементами.
"Вот ты где спрятался, дружок".
Они торопливо прошли к двери из прессованного волокна, без стекол. Окна по обе стороны от двери были изнутри закрыты занавесками.
Сил к уже собирался пнуть дверь ногой.
Она отстранила его резким, коротким движением. Потом взялась за ручку и слегка надавила. Раздался щелчок, и дверь открылась внутрь. Оказалось, что она даже не заперта.
В тот же момент залаяла собака. А когда Зия зашла в дом, лай сменился рычанием.
Спаклер стоял в маленькой кухне, слева от двери. Когда Зия ворвалась внутрь, он выронил чашку. Что-то белое выплеснулось на пол у его ног.
Зия стала наводить на него обрез.
- Анна! Взять ее! Фас!
Рычащая собака была справа от нее. Большая собака. Какая-то помесь овчарки с чем-то еще. Весила она килограммов пятьдесят. По команде Спаклера она сорвалась с места, сделала три-четыре быстрых скачка и взвилась в воздух, устремив к горлу Зии распахнутую пасть.
* * *
Пешеходов поблизости не было, и, как считал Кинг, это значительно упрощало дело. За несколько минут мимо них проехали несколько человек на велосипедах и мотороллерах, но сейчас улица совсем опустела.
Когда шпионка и Силк стали спускаться по лестнице, Кинг и Ратсо остановили машину метрах в двадцати от здания на той же стороне улицы. Оставалось только выйти из машины и, водрузив короткое ружье на открытую дверцу, взять под прицел верхние ступеньки лестницы. С такого расстояния, да с его снаряжением, на них хватит одного выстрела. А потом они уедут, прихватив с собой Спаклера, и все - игра закончится.
Конечно, у Кинга здорово чесались руки по шпионке и Силку. По последнему в особенности. Рана от арбалетной стрелы благополучно заживала, но последствия ее до сих пор сказывались, заставляя снова и снова вспоминать о том, как он эту рану получил. Но как профессионал он говорил себе, что сейчас не время и не место для подобных юношеских страстей. Когда его гнев немного поутих, здравый смысл снова возобладал над всеми прочими мотивами. Убить их, взять награду и уехать - вот что подсказывала ему логика. А что касается Ратсо, то его расположенность к этому человечку тоже стала быстро улетучиваться. Если оперативник выполнил свою задачу, его лучше всего тоже ликвидировать. Некоторые покупают молчание за деньги, но особенно рассчитывать на порядочность в этой воровской среде все-таки не стоит. А мертвец расскажет что-либо судебному патологоанатому только в том случае, если тому удастся заполучить тело для вскрытия.
Кинг улыбнулся. Спрятать концы в воду - обычная задача во время любой операции. И, сделав это на совесть, он избавит себя от каких бы то ни было хлопот в будущем.
Вертолет застрекотал у него над головой. Он летел довольно низко и продолжал сбавлять высоту. Кинг быстро взглянул на него. Полицейский вертолет.
Он нахмурился. Что-то случилось в том парке. Оставалось лишь надеяться, что с его делом это никак не связано.
* * *
Силк видел, как собака - огромная страшная собака - рванулась к Зие. Он не успел шагнуть, как собака уже прыгнула.
И как в тот раз, когда два бандита пристали к ним возле отеля, время замедлило свой бег. Собака проплыла по воздуху. Розовато-серые складки на ее пасти оттянулись, обнажив длинные желтые зубы. Зия стояла совершенно неподвижно, как на голографии, глядя на собаку широко раскрытыми глазами. Вдруг шевельнула рукой - той, в которой держала обрез. Потом сдвинулась влево, повернулась...
Собака не могла на лету изменить направление. Она приземлилась туда, где за какую-то долю секунды до этого стояла Зия, как раз вовремя, чтобы подставить голову под приклад обреза. Собака не приостановила свой прыжок, но голова ее дернулась в сторону от мощного удара.
Собака пролетела дальше, пытаясь повернуть, изогнувшись всем телом. С размаху впечаталась в стену за спиной у Зии, сползла вниз и замерла, распласталась на полу.
Зия повернулась, но если она и заметила человека, пробегавшего мимо нее, то остановить его все равно не успела. Человек этот направлялся к двери.
Силк подвинулся, загородив ему дорогу. Кто это - Спаклер?
Человек был помельче Силка, но он находился в движении. Он на полном ходу врезался в Силка, и оба они упали...
- Держись! - крикнула Зия.
Незнакомец и Силк вскочили на ноги, уже в обычном временном измерении. Силк совершенно не чувствовал боли, хотя только что его сильно ударили.
- Это дробовик, - сказал незнакомец. - Если выстрелишь - продырявишь обоих!
- Не хотелось бы, - сказала Зия. - Двинешься, Спаклер, и от тебя мокрое место останется.
У Силка холодок пробежал по спине. Неужели она действительно выстрелит, рискуя и его задеть? Или все это блеф?
Как бы то ни было, Спаклер явно ей поверил. Он раскинул в сторону руки, разжал кулаки.
- Не стреляй. Я не хочу умирать.
Позади нее жалобно скулила собака. Она лежала на боку, почти не двигаясь, но видно было, что жизнь все еще теплится в ней.
- Анна! Позволь мне ей помочь!
- А о чем ты думал раньше - когда ее на меня натравливал? Кто-нибудь другой о ней позаботится. А нам пора ехать.
- Сука! Шлюха вонючая!
- Рада познакомиться. Поворачивайся.
Она зашла за спину Спаклеру. Схватила его за шиворот и приставила обрез к пояснице.
- Одно глупое движение, и я в тебе такую дырку сделаю, что сквозь нее грузовик проедет. Обидно будет умирать таким молодым. Поднимайся по лестнице.
И тут, словно невзначай, она обернулась и взглянула на Силка.
- Ты в порядке?
- Ты бы пристрелила нас обоих?
Она засмеялась - с облегчением, как показалось Силку.
- Нет. Спаклер слишком ценен для нас. Правда, сам он об этом не знал.
Силк молча наблюдал, как она поднимается по ступенькам следом за Спаклером. Поверил ли он ей? Не совсем.
- Я не хочу возвращаться домой, - заныл Спаклер. - Отпусти меня. Я никому ничего не расскажу.
- Заткнись, - процедила Зия.
"Не расскажу о чем?" - удивился Силк. Бессмыслица какая-то. Они ведь хотели узнать имена предателей, так? Так почему тогда "не расскажу"? Он что, принял ее за агента противоборствующей стороны? А ведь попытайся это тип бежать, она бы его как пить дать застрелила. И это тоже не поддается разумному объяснению. Конечно, если правдива ее история.
Ну что же - хватит ему быть пассажиром. Пора браться за руль. Он и так уже заехал слишком далеко и теперь не сдвинется с места, пока не получит ответов. Если в ее истории концы с концами не сходятся, значит, его облапошили, не важно, хороший он любовник или нет. Похоже, его держат за дурака. Пора показать ей, что это не так.

Глава двадцать восьмая
Странное все-таки у человека восприятие. Поднимаясь по лестнице вслед за Зией и ее пленником, Силк подметил, что бетонные ступеньки и оштукатуренные стены плохо сочетаются друг с другом. Само здание выкрасили в кремовый цвет, а ступеньки - в ядовито-зеленый. Местами краска отслоилась, и из-под нее серыми крапинками проглядывал бетон. Вдобавок к этому пустынный склон холма, прилегающий к зданию, был усеян всевозможным мусором. Эта большая помойка совершенно не вписывалась в окружающий ландшафт.
Зия и Спаклер почти добрались до верхней лестничной площадки, которая находилась на одном уровне с улицей. Силк успел лишь высунуть голову на поверхность, когда зеленые ступеньки вдруг подстегнули его память. Он глянул на улицу и обнаружил припаркованный поблизости "мицубиси".
Зеленый "мицубиси", и в нем два человека.
После телефонного разговора с Ксонгом и замысловатых пируэтов Зии он совсем забыл о подозрительной машине. А теперь эта машина снова оказалась перед ним.
Дверца со стороны пассажирского сиденья приоткрылась. Зия в этот момент смотрела в противоположную сторону, одной рукой она по-прежнему держала за шиворот Спаклера, в другой - обрез, приставленный к его пояснице.
Из "мицубиси" вылез какой-то крупный темнокожий человек.
Силк никогда не видел его прежде - по крайней мере таким, каким он был сейчас. Зато Силк помнил другого - здоровенного детину, не раз угрожавшего ему.
Конечно, человек этот мог оказаться обычным коммивояжером или чьим-то гостем, и тогда Силк выставит себя дураком. И все-таки в этот момент его охватил отчаянный страх.
- Ложись! - закричал он и, бросившись вверх по ступенькам, толкнул Зию плечом в спину. В результате и Зия, и Спаклер повалились на тротуар...
В руках у негра появилось ружье. Он вскинул его, опершись на приоткрытую дверцу...
Господи, вот она - их смерть...
* * *
Кинг собирался быстро выставить одну ногу из машины, зафиксировать дверцу в нужном положении и поставить на нее винтовку. Какое-то время он размышлял - а не предложить ли шпионке и Силку сдаться, но потом отверг эту мысль. Слишком уже рискованно. Лучше всего просто-напросто застрелить обоих, разом покончив со всеми проблемами.
Увидев, как Ратсо выскочил по другую сторону машины, он понял - что-то не так. Троица поднялась до самого верха, но потом все бросились наземь.
Черт возьми!
Дверца, хотя и не годилась теперь для упора, не мешала ему. С такого расстояния Кинг запросто попал бы в них даже навскидку. Он приставил приклад к плечу, подвел красное пятнышко, отбрасываемое лазерным прицелом, к голове женщины и нажал на спусковой крючок...
И именно в эту секунду Спаклера угораздило вскочить на ноги.
Так что он оказался между Кингом и шпионкой.
Спаклер не успел выпрямиться. Выстрел пришелся ему в грудь, он накренился назад, в сторону шпионки, и, падая, почти полностью загородил ее от Кинга.
"О нет!"
* * *
Зия почувствовала, как пуля ударила в тело Спаклера. Когда Спаклер стал падать, она инстинктивно вскинула руки, чтобы остановить тело, и обронила дробовик. Обрез брякнулся о тротуар и отскочил дальше. Спаклер стоял между пси и снайперами, надежно прикрывая от выстрелов, но, лишившись оружия, она теперь находилась в скверном положении. Зия подталкивала тело, стараясь сохранить его в вертикальном положении до тех пор, пока не нащупает обрез...
* * *
Силк видел обрез, скользивший в его сторону. До него оставалось каких-то несколько сантиметров.
Из машины продолжали стрелять. Снова и снова пневматическая винтовка издавала короткое глухое "пам" - второй раз, третий, четвертый, - дробя кости Спаклеру. Одну за другой поглощало пули его обмякшее, бесформенное, как куль с мукой, тело.
Чуть высунувшись из-за него, Зия попыталась правой рукой дотянуться до оружия...
Слишком далеко...
- А-а-а! - закричала она и перекатилась по тротуару.
* * *
И Силк, в глубине души считавший, что подобное просто невозможно, увидел, как пуля вонзилась Зие в спину, чуть пониже левого плеча, и тут же ей разорвало рубашку спереди. "Навылет", - пронеслось у него в голове.
Силк уже почти привык к этому замедленному течению времени. Он перевел взгляд на стрелков. Один, тот, что пониже, в этот момент огибал машину. Другой, высокий, двигался вдоль ее крыла. Через пару секунд снайперы подойдут вплотную и убьют их обоих - в этом можно не сомневаться.
Именно в этот момент Силк перестал быть игрушкой в руках Зии.
Он подобрал с тротуара дробовик.
Силк никогда прежде не стрелял из подобного оружия, даже не притрагивался к нему. Но арбалет знал как свои пять пальцев. А здесь принцип был тот же самый: целишься и спускаешь курок.
Силк вскинул обрез, навел на подступающего к ним коротышку.
Коротышка видел это. С выпученными от страха глазами он прицелился в Силка и хотел было выстрелить.
Но не иначе как один из богов, устало следивший за всем происходящим, решил, что за последнее время Силку слишком редко выпадала удача, и сжалился над ним. И ружье у снайпера лишь щелкнуло, патроны в нем кончились или просто случилась осечка - этого Силк так никогда и не узнал.
Располагался коротышка так, что загораживал своему рослому напарнику всю перспективу.
- Отойди в сторону! - рявкнул негр.
Но вместо этого коротышка попятился от Силка. Их разделяло метров пятнадцать, не больше.
Чернокожий вытянул руку, чтобы оттолкнуть коротышку в сторону - иначе он не мог выстрелить...
На обрезе, который взял Силк, вообще не было прицела. Он сжал его обеими руками, наставил на своего противника, словно толстенный стальной палец, и нажал на спусковой крючок - шершавый, со множеством заусенцев.
Казалось, разорвалась бомба. У Силка зазвенело в ушах, в нос ударил едкий запах пороховой гари, ружье дернулось, так что он едва удержал его в руках. Господи...
Лицо коротышки сплошь покрылось пунцовыми кляксами. Один глаз лопнул. Ружье подбросило высоко в воздух, а сам он отлетел назад, врезавшись в негра, и оба рухнули на землю. Никакого ограждения на вершине холма не было, и они покатились вниз по склону.
Мать честная! Да он ведь убил обоих!
- Подгони машину! - крикнула Зия.
Силк побежал к ней. Зия стояла на одном колене, зажав правой рукой рану в боку, пытаясь подняться.
- Силк, машину!
Силк встал с тротуара и направился к машине на одеревеневших ногах.
- Подожди-ка, вот ключ. - Она выудила из кармана брюк пластиковую карточку и бросила в сторону Силка. Кровь из раны едва сочилась - входное отверстие было с монетку в один стад, не больше.
Он на лету подхватил вращающийся пластиковый прямоугольник.
- Поторопись!
Когда он развернул машину и поехал к Зие, она уже встала в полный рост и теперь волокла ему навстречу Спаклера. Силк затормозил и открыл дверцу.
- Помоги затащить его в машину.
- Он мертв, Зия.
- Я знаю. Все равно тащи.
Только теперь Силк в полной мере оценил выражение "мертвый груз". С какой бы стороны он ни брался за тело, какая-то часть его так и норовила прилепиться к тротуару, словно клеем намазанная. Наконец им все же удалось впихнуть Спаклера в машину и уложить на заднее сиденье. Силку показалось, что на это ушла целая вечность, хотя на самом деле все совершилось за несколько секунд.
- Тебя нужно отвезти к врачу, - сказал он, обводя взглядом склон холма. Отсюда не было видно тех двоих, что он убил.
- Ничего, думаю, со мной все обойдется. Пуля прошла через мышцы спины и не успела разорваться - Зия шумно втянула воздух через нос. Потом еще раз.
Что это она?
- Ты еще не учуял?
Силк принюхался. Пахло чем-то вроде... горелого тоста. Не совсем так же, но похоже.
- Яд, - пояснила Зия. - Из тех пуль, что попали в Спаклера.
Господи!
- А как же те двое? - Он оглянулся через плечо на убитых снайперов.
- Легавые приедут с минуту на минуту. Хочешь их дождаться?
Силк тут же тронулся с места.
* * *
Благодаря тому, что Кинг был в хорошей спортивной форме и умел падать, он почти не пострадал, скатившись по склону холма. Правда, он ударился обо что-то локтем и порвал рубашку, но этим дело и ограничилось, а ведь все могло быть гораздо хуже. Почти у самого подножия холма он налетел на проржавевший корпус стиральной машины и от удара на какой-то миг потерял сознание, но, поднявшись на ноги, понял, что ни переломов, ни растяжений нет.
А вот Ратсо, похоже, повезло гораздо меньше. Он лежал ближе к вершине холма, уткнувшись лицом в землю, совершенно неподвижно.
Кинг стал карабкаться вверх.
Добравшись до Ратсо, он перевернул его на спину.
Готов. Пули, выпущенные из дробовика, превратили его лицо, шею и грудь в кровавое месиво. Одна из дробинок через глазницу проникла ему в мозг - заведомо убийственная траектория.
Черт возьми!
Теперь надо был смываться отсюда, причем не мешкая. На теле Ратсо не осталось ничего такого, что могло бы привести полицейского следователя к Кингу. И поскольку при общении с покойным он всегда использовал кодовое имя, даже самое подробное изучение компьютерных файлов мало что дало бы властям.
Если только они не схватят его прямо здесь.
Кинг побежал к взятой напрокат машине. Он даже не удосужился подобрать винтовку, которую выронил Ратсо. Пусть полиция попробует разобраться. Чем больше находок ей придется обследовать, тем лучше. У Силка в спине все еще сидит жучок. Значит, его снова можно будет запеленговать, пока он остается в радиусе действия аппарата. Спаклер и женщина скорее всего уже мертвы - Кинг точно знал, что они с Ратсо попали в обоих. Досадно, конечно, что у Силка хватило ума загрузить обоих в автомобиль, но если он догонит парня, пока тот не успел выбросить трупы, - значит игре еще не конец.
Яростный собачий лай преследовал Кинга, когда он уезжал с этого места.
У Зии разболелся простреленный бок. Она знала, что рану нужно почистить - пули, летящие с огромной скоростью, хотя и проходят стерилизующую термообработку при трении о ружейный ствол, но заносят в тело волокна одежды. Ей еще повезло, что пуля вошла не очень глубоко и яд не растворился в ее организме.
Впрочем, обо всем этом она позаботится позднее. А пока надо выбираться отсюда.
- Как они вышли на нас? - спросил Силк.
- То есть?
- Я абсолютно уверен: негр - этот тот самый парень, что забрался ко мне в куб, а потом гнался за нами перед вылетом из Ганы. Как он нас нашел?
Зия покачала головой.
- Понятия не имею.
Транспорта на окрестных улицах было меньше обычного, и вскоре они уже отъехали на порядочное расстояние от места перестрелки. С помощью компьютерной карты Силк выяснил, как проехать в аэропорт.
- Итак, даже если они сопровождали нас с Гавайских островов в Лос-Анджелес, в чем я сильно сомневаюсь, как им удавалось висеть у нас на хвосте до самого последнего момента? Я ведь все время их высматривал - потому и заметил "мицубиси" возле парка, - жаль только, что тебе ничего не сказал. А потом они сразу появились возле холма, хотя - я уверен - за нами следом никто не ехал.
Да, хороший вопрос, подумала Зия. И вправду, как им это удалось?
- Здесь не обошлось без электронного слежения, - сказала она. - Выходит, они пометили кого-то из нас по дороге сюда.
- Но как? Мы переоделись, багажа при нас нет...
- Черт возьми, Силк, я не знаю. Меня только что подстрелили. Дай мне передохнуть, ладно?
Впрочем, ее рана служила слабым оправданием. Он, человек вне игры, оказался вдруг более проницательным, чем она. Нехороший знак.
Силк смущенно заморгал и уставился на компьютерную карту.
- Прости меня.
Несколько минут они ехали молча. К этому времени машины вновь запрудили улицу, и им пришлось сбавить скорость.
- Силк, с тобой все в порядке? Он покачал головой.
- Не совсем. Я ведь застрелил тех двоих.
- У тебя не оставалось выбора: либо мы их, либо они нас.
- Они у меня до сих пор стоят перед глазами. У того, что поменьше, лицо в клочья разлетелось. Как подумаю об этом, меня в дрожь бросает.
- По крайней мере ты жив и способен думать. Если бы ты не выстрелил, они бы нас прикончили. Таков закон джунглей - ты идешь на все, лишь бы выжить.
Силк снова покачал головой.
Она все поняла. Когда Зия в первый раз убила человека, крови было гораздо меньше, и все-таки ее не покидало чувство, что это произошло накануне, а не шесть лет назад. Он был таможенником на Шинто - светлокожий, голубоглазый человек с каштановыми курчавыми волосами, слишком серьезно относившийся к своим обязанностям. Он обнаружил Зию, когда та пряталась в контейнере сухогруза, и попытался арестовать. Они схватились. Зия с перепугу слишком сильно ударила, он упал с сорокаметровой высоты на пластобетонный пол. Она не видела, как он ударился, только слышала. Звук этот потом снова и снова раздавался у нее в ушах, стоило только заснуть. Звук упавшего плашмя человеческого тела. Она не видела трупа, но позднее, послушав новости, убедилась, что человек этот умер. А ведь он просто выполнял свою работу - так же как и она, впрочем. Зия тогда ничем не выдала своих чувств - коллеги даже не подозревали, что скрывается за ее показным безразличием. На самом деле даже сейчас, через шесть лет, она помнила все до мельчайших подробностей. Даже голубые глаза.
Бедняга Силк. Он вдруг оказался в гуще событий, в которых ровным счетом ничего не понимал. А теперь вдобавок стал убийцей. Зия невольно почувствовала к нему жалость.
Ну ничего. Если они выберутся из этой передряги, Силк внакладе не останется. Наслаждение способно заглушить даже самую сильную боль.

Глава двадцать девятая
Силк и сам не смог бы толком объяснить, что он рассчитывал увидеть в аэропорту. Но в любом случае предчувствия его не оправдались. На какое-то время Зия словно забыла о ране в боку. Она подвернула рубашку так, чтобы скрыть кровавое пятно, и после этого как ни в чем не бывало разговаривала с женщиной из фирмы по прокату самолетов, предъявила удостоверение личности, уладила все необходимые формальности.
Наконец она вернулась к порядком перенервничавшему Силку и сказала:
- Ну вот, теперь все в порядке. У нас есть самолет.
- Но как тебе это удалось?
- У меня есть лицензия, солидный счет в банке - а больше ничего и не требуется, чтобы взять напрокат самолет малой авиации. В полете мы частично выведем из строя бортовой компьютер, чтобы он потом не донес на нас, и немного схитрим при пересечении двух границ. Но главное - мы избавимся от любого хвоста, как только поднимемся в воздух.
- И все-таки расскажи мне честно - что происходит.
- Сил к, я ведь уже...
- Если ты этого не сделаешь, я останусь здесь. И отдам себя в руки местного правосудия. Зия, всего четверть часа назад я убил двух человек.
Она посмотрела на него пристально, вздохнула.
- Ну хорошо. Давай только взлетим, а потом я заполню все пробелы в твоих знаниях - обещаю тебе. Я...
Тут зрачки у нее беспорядочно забегали, и она покачнулась...
- Зия! - Силк в тревоге бросился к ней.
- Ничего... ничего страшного, Силк. Просто у меня на секунду в глазах помутилось. Давай-ка подумаем, чем нам прикрыть Спаклера - его ведь придется грузить в самолет.
- Зачем?
- Мы сбросим труп в море - там его точно не найдут.
- Зачем все это нужно?
- Слушай, я тебе все расскажу - давай только сначала выберемся отсюда. - Она положила руку ему на грудь. Силк почувствовал через рубашку тепло ее ладони.
- Ну уж нет - на этот раз твои штучки не помогут, - сказал Силк. - Да, я получил безумное удовольствие и совсем потерял голову от секса, но теперь этого недостаточно.
Она рассмеялась.
- Знаешь, ты мне начинаешь по-настоящему нравиться. Ну, хорошо. Если противник обнаружит тело Спаклера, мы выдадим ему кое-что раньше времени. Поверь мне хотя бы в одном: я хотела взять его живым. Но мертвый он все так же опасен для нас.
Силк так и не понял, что она имеет в виду. Но сдаться местным полицейским, чтобы потом толковать им про шпионов, зоофилов, убийства... По правде говоря, такая перспектива тоже не особенно ему улыбалась.
- Ладно. Но если ты снова станешь кормить меня баснями, то я сразу же выхожу из игры.
- Договорились.
* * *
Чувствовала себя Зия, мягко говоря, паршиво. Боль от огнестрельной раны не стихала, но это не было для нее неожиданностью. Гораздо больше ее беспокоили слабость, жар, головокружение. У нее бывали раны и пострашнее, но такое болезненное состояние наступило впервые. И тут в голове промелькнула мысль: а что, если часть яда из пули все-таки попала в организм? Совсем немного - иначе она давно бы умерла. Отрава. Обычно убийцы пользуются очень сильнодействующей отравой. Самая микроскопическая доза сильно ударяет по здоровью.
Возвращаясь к машине, где их терпеливо дожидался Спаклер, Зия размышляла над своим выбором. Выполняя это задание, она увязала все глубже и теперь уже брела по горло в трясине. Ускользнуть за пределы стратосферы обычным путем вряд ли удастся, даже не стоит рисковать. Правда, теперь, когда она позаботилась о Спаклере, с возвращением можно и повременить. С другой стороны, если ее поймают, никакие системы защиты против психотропных средств не помогут. По части пыток земляне - непревзойденные мастера. Только попади к ним в лапы - и они начнут шелушить тебя слой за слоем, будто луковицу, пока вообще ничего не останется. Конечно, труп Спаклера поведал бы им гораздо больше. Но даже и так они обретут уверенность там, где пока у них только догадки.
Итак, она станет биться до последнего, уповая на свой последний, довольно призрачный шанс. Если она упустит этот шанс, то покончит с собой прежде, чем ее схватят. Если же сумеет им воспользоваться, то потом как-нибудь оправдается перед руководством. Конечно, рано или поздно земляне докопаются до истины, но главное, что утечка информации случится не по ее вине.
Зия то и дело спотыкалась, пока они шли к машине. Сумеет ли Силк управлять самолетом? На таком "кукурузнике" не получится преодолеть одним махом несколько тысяч километров, необходима дозаправка. Ну, положим, она введет в программу коды аэродромов, на которых им предстоит совершать промежуточные посадки. Но что, если ей станет хуже? Тогда придется довериться ему, а значит, хоть что-то рассказать - иначе она его просто потеряет. Она достаточно изучила мужчин, чтобы разглядеть человека, загнанного в угол. Силк как раз пребывал в таком состоянии. А ведь она нуждается в нем. И, возможно, даже хочет в нем нуждаться. Черт возьми.
- Куда теперь?
- К тридцатому ангару, - сказала Зия.
Силк тронулся с места. Она попросила его остановиться возле мусоросборника, не доезжая до охраняемых ворот. Там оказалось достаточно барахла, чтобы прикрыть тело Спаклера, лежавшее на заднем сиденье. Возможно, объемистый ворох старых газет выглядел несколько странно, но по крайней мере он ничем не напоминал труп. А прояви сторож излишнее любопытство, Зия бы обо всем позаботилась.
Сторож - усталая женщина, коротавшая время у голопроектора, взглянула на квитанцию и взмахнула рукой, едва оторвавшись от экрана.
Зие стало смешно. При всеобщей безалаберности, царившей в этом мире, по крайней мере в том, что касалось ее сферы деятельности, оставалось только удивляться, как это она попала в такой переплет.
Они подошли к шестиместному реактивному самолету с единственным двигателем в хвостовой части. Даже без автопилота вести такой самолет не составило бы особого труда, а Зия, с ее уровнем подготовки, могла бы это делать чуть ли не с завязанными глазами.
Внутри лежали одеяла. В два одеяла они завернули тело Спаклера и, убедившись, что никто не смотрит в их сторону, затащили его в самолет. Багажное отделение оказалось достаточно вместительным для трупа, и туда легко было проникнуть изнутри самолета. Как только труп спрятали от посторонних глаз, Зие полегчало.
Нашлась в самолете и аптечка. Зия попросила Силка продезинфицировать рану и забинтовать.
- У меня заграничный паспорт не подтвержден, - вспомнил вдруг С ил к.
- Ничего, мы ведь не туристы. Тебе твое удостоверение личности вообще не понадобится.
Он наложил повязку. На большее ей пока не приходилось рассчитывать. Когда она еще сможет обратиться к врачам!..
- Отлично. Теперь давай поднимем эту штуку в воздух.
Силк вслед за ней прошел в кабину пилота. Зия опустилась в кресло по правому борту и стала проверять приборы.
- Итак, мы взяли двухнедельный отпуск, - пояснила она. - Летим отсюда в Денвер, потом в Сент-Луис, потом в Новый Орлеан, потом в Майами. Эта птичка может долго порхать без дозаправки.
- Но ведь на самом мы летим не в Майами, - уточнил Силк.
- Нет. Мы летим... нажми-ка вон ту кнопку справа от тебя, зеленый диод... так, хорошо... мы летим в Ису.
- Иса? Никогда не слышал такого названия.
- Неудивительно. Иса - всего лишь точка на карте. Крохотный бразильский городок, что стоит на реке того же названия, примерно в ста километрах на восток от границы с Колумбией. Посреди тропического леса в долине Амазонки, вернее, того, что от него осталось.
Да, что ни говори, а Зия была профессионалкой. Она без запинки выдала данные о городке, о существовании которого Силк, местный житель, даже не подозревал.
- Наверное, для отдыха лучшего места и не сыскать. Река, джунгли. А почему мы летим именно туда?
- Потому что там есть к кому обратиться за помощью.
- Какой помощью?
- Давай мы вначале взлетим, Силк. Мне придется перепрограммировать компьютер так, чтобы он направлял самолет туда, куда нужно нам, а владельцам самолета сообщал бы при этом совсем другие координаты.
- И ты умеешь это делать?
- Конечно. А кто не умеет?
* * *
Кинг потерял сигнал.
Неудивительно. Даже при самых благоприятных условиях сигнал радиомаяка можно принимать лишь в небольшом радиусе, а в городе ко всему прочему эфир полон электронных помех. Оставалось прибегнуть к старому, испытанному способу поиска - прочесывать район за районом, с севера на юг или с востока на запад, в надежде вновь запеленговать жучок. Если радиомаяк запищит, то компьютер, настроенный соответствующим образом, быстро установит местонахождение источника звука, но вначале его нужно услышать.
Если они сумеют покинуть пределы города прежде, чем он их отыщет, то задача значительно усложнится.
Кинг вздохнул. В который уж раз он решил было, что взял все в свои руки, и снова в решающий момент судьба-злодейка настигла его и все пошло прахом. Да, тут есть от чего впасть в уныние. Казалось бы, он шел на верное дело. И вот оно сорвалось. Выходит, одним удача сопутствует, а от других постоянно отворачивается - другого объяснения и не подберешь.
Спаклер, конечно же, мертв - вряд ли шпионка подобрала противоядие к его отраве, не известной никому на Земле. Да и самой шпионке он успел влепить пулю, и значит, от нее теперь остались одни воспоминания. Остается Силк. Но сколько он продержится в чужом городе, без всякого обеспечения, при том, что помимо Кинга за ним охотятся другие люди, с гораздо большими возможностями? Его невероятное везение ведь рано или поздно закончится, это точно, но Кингу необходимо найти его раньше других игроков.
Он наверняка знает, насколько ценен Спаклер. Поэтому и умчался с такой поразительной быстротой, прихватив с собой трупы. Добравшись до вершины холма, Кинг обнаружил, что его уже и след простыл. А поскольку он и сам тут же задал стрекача, чтобы не напороться на местную полицию, то не рассчитывал, что Силк уйдет так далеко. Оставалось только надеяться, что радиомаяк не пострадал в перестрелке. Потому что в этом случае все пойдет коту под хвост.
И тут, словно его мысли задели какие-то невидимые космические струны, раздался писк радиомаяка.
Кинг рассмеялся в голос. Ну что же, если вы, боги, существуете, спасибо вам за маленькую любезность, подумал он. Это вполне справедливо, учитывая, как они с ним поступали в последнее время.
Компьютер обозначил на карте местонахождение объекта. Всего в нескольких километрах от него. Вот и хорошо. Значит, игра еще не закончена.
* * *
- Ну вот, все готово, - сказала Зия. - Курс запрограммирован, компьютер нас прикрывает, и мы девятые в очереди на взлетную полосу. - Она обернулась к Силку. - Ты хоть раз управлял такой штукой?
- Нет, но на симуляторе у меня неплохо получалось.
- Это еще что такое?
- Компьютерное моделирование. Игра. Я знаю устройство разных моделей, знаю расположение приборов и рычагов, но настоящим самолетом ни разу не управлял.
Она пожала плечами.
- Ладно, если я правильно ввела программу, то с ней и шимпанзе справится. Правда, иногда случаются всякие неожиданности.
- Неужели?
Она улыбалась, но лицо ее показалось Силку бледным. Похоже, у нее слегка кружилась голова.
- С тобой все в порядке?
- Почти. - Она коротко выдохнула. - Боюсь только, из пули, которая меня задела, все-таки вытекло немного яда.
Тревожное чувство охватило Силка.
- Мы можем что-то сделать?
- Вряд ли. Либо отрава убьет меня, либо нет. Мы почти все время будем лететь над водой. Если я умру, обмотай Спаклера чем-нибудь потяжелее и выкинь его к чертовой матери. Когда доберешься до Исы, расскажи там обо всем, что случилось. А дальше они обо всем позаботятся.
Сил к посмотрел на нее испуганно.
- Это ужасно - то, что ты говоришь, Зия. Она повернулась к нему:
- Неужели тебе это не безразлично? Господи, Силк, да я бы на твоем месте уже давно бы психанула. Я рискую твоей жизнью, рассказываю тебе разные небылицы. Даже если со мной хорошо в постели, я давно заслужила от тебя хорошую зуботычину. А вместо этого ты волнуешься за меня...
Она вдруг смолкла и нахмурилась, словно поняв, что сболтнула лишнее.
По правде говоря, Зия была права. Она затащила его в это дерьмо, за это полагалось бы отколошматить ее как следует или по крайней мере накричать, но нельзя ведь воспринимать все только в черном или белом цвете. Да, он ни с кем еще не получал такого наслаждения, но даже этого недостаточно, чтобы покрыть все издержки. Здесь крылось что-то другое, более... глубокое, чем секс.
Но что именно? Это было не то, что он испытывал к Мак, с другой стороны, дело не ограничивалось физическим удовольствием от фрикций. Его связывало с этой женщиной нечто гораздо более сложное. Она, безусловно, перевернула всю его жизнь. Шутка ли сказать: он вылетает из Лос-Анджелеса вместе с тайным агентом, уроженкой другого мира, прихватив с собой труп, а за ними по пятам гонятся убийцы. Такое ему никогда даже и не снилось.
По всем разумным меркам, ему не следовало бы испытывать нежных чувств к Зие - или как там ее зовут на самом деле. Однако же он их испытывает.
- Взлетаем, - предупредила Зия. - Пристегнись к креслу.
Силк молча подчинился.
* * *
Насколько Силк мог судить, с приборами она управлялась довольно уверенно. Маленький реактивный самолет взял разгон и оторвался от земли - настолько плавно, что он едва уловил момент, когда они перестали катиться по взлетной полосе и взмыли в воздух. Зия накренила самолет влево, сделала плавный вираж и стала набирать высоту. Через несколько минут они уже поднялись над дымкой, окутывавшей город, еще через некоторое время дымка осталась позади, и теперь они летели над искрящейся поверхностью Тихого океана.
* * *
Компьютер выдал ему координаты, но не сообщил, что за объект там находится. Пока Кинг ехал туда, он то и дело включал принимающее устройство и даже увеличил длительность сигнала, боясь снова потерять радиомаяк.
До указанного места оставалось каких-то полкилометра, когда у радиомаяка резко поменялись координаты. Произошло это настолько быстро, что компьютер не успел подстроиться под сигнал. Кинг в изумлении смотрел на экран. Невероятно - Силк уже набрал скорость триста километров в час и продолжал ее увеличивать. Никто не сможет ехать так быстро, даже по абсолютно пустым улицам...
И только в тот момент, когда сигнал заглох окончательно, Кинг понял, что произошло.
Они поднялись в воздух.
Впереди уже виднелся указатель аэродрома.
Кинг выкрикнул что-то нечленораздельное, охваченный безумной яростью.

Глава тридцатая
Силк сходил в туалет - тесный отсек с унитазом и маленькой раковиной. Потом вернулся в кабину пилота. Они летели уже двадцать минут, набрали высоту восемь тысяч метров и порядком удалились от океанского берега. Настало время потребовать обещанного. Либо он добьется от Зии чего-то похожего на правду, либо покинет самолет при первой же посадке, и тогда конец ее сценарию.
Зия сидела с закрытыми глазами, совершенно неподвижно.
- Зия?
Он в испуге стал трясти ее.
- Зия!
Она застонала, и Силк почувствовал невероятное облегчение. Жива!
Он кричал что-то, растирал ее руки, холодные и липкие, бил по щекам, но так и не смог привести в чувство.
Поскольку самолет прекрасно сам справлялся с полетом, Силк отстегнул ремень безопасности и отнес ее в пассажирский салон. Устройство кресел позволяло опускать спинку в горизонтальное положение. Он разложил одно из сидений, сделав из него узкую койку для Зии. Укрыл ее одеялом. Какое-то время постоял возле нее, не зная, что предпринять. Потом вспомнил об аптечке и сходил за ней. В аптечке он нашел бинты пяти видов, антисептики, стероидную мазь, аспирин, слабительное, антигистаминные средства, маленький шприц для подкожных инъекций адреналина, ингалятор для астматиков, какие-то таблетки, названия которых ничего не говорили Силку. На сложенном в несколько раз листе бумаги был напечатан краткий курс по медицине, доступный каждому, кто умел читать, и для скорейшего усвоения материала снабженный нехитрыми иллюстрациями к каждому разделу.
И никаких противоядий для отравленных пуль.
Силка учили оказывать первую медицинскую помощь, но с тех пор прошло десять лет, и полученные навыки ни разу не пригодились ему на практике. А что, если попробовать адреналин? Ведь он применяется при анафилактическом шоке. Впрочем, не исключено, что адреналин лишь ухудшит ее состояние.
Силк в отчаянии наблюдал за лежащей без чувств женщиной, зная только одно: он не хочет, чтобы Зия умерла. Он хочет испытать до конца все, чему суждено между ними произойти.
Силк раздел ее под одеялом, достал шприц, набрал из ампулы адреналин и, освободив иглу от колпачка, воткнул ей в бедро, как предписывала инструкция. Потом надавил на поршень и только тут вспомнил, что забыл пустить пробную струю. Но теперь это уже не имело значения. Зия что-то пробормотала, но так и не пришла в себя.
Силк выпрямился и сглотнул ком, подступивший к горлу. Он находился над океаном, в оставшемся без пилота самолете, уносившем его к южноамериканским джунглям. К тому же их искали какие-то люди, и всего час назад он убил двух из них. Да, плохи его дела.
С другой стороны, Зия полностью отключилась, и теперь на какое-то время ему предстояло взять все в свои руки. Возможно, это лучше, чем пребывать в подвешенном состоянии, словно пассажиру потерявшего управление автобуса. При желании он мог положить всему этому конец. Вопрос только - хотел ли он этого. К своему удивлению, Силк обнаружил, что не хочет. По крайней мере до тех пор, пока не очнется Зия.
* * *
Располагай Кинг прежними возможностями, он с помощью радиомаяка отследил бы Силка в любой точке планеты. Шпионская сеть Забоя опутала весь Земной шар, электронные глаза и уши позволяли подсматривать и подслушивать буквально все. Хотите знать, что за книгу читает субъект, расположившийся на скамейке в Вашингтон-сквер? Нет проблем. Интересуетесь, о чем горничная этого субъекта болтала по телефону со своим дружком? Тоже проще простого. Желаете отыскать радиомаяк, который носит в своем теле некий человек, поднявшийся в воздух на небольшом реактивном самолете? Сообщите нам приемную частоту.
Увы, все эти средства стали теперь для него недоступны.
А потому Кинг сидел в зале ожидания аэропорта и изучал расписание полета, составленное той женщиной, что теперь называла себя Зия Реланж. Последняя информация содержала немало сюрпризов. Если женщина эта взяла напрокат самолет, то, выходит, отравленная пуля не попала в нее. Или попала, но перед этим потеряв свои свойства. А может быть, у нее иммунитет - учитывая особую благосклонность, оказанную этой даме госпожой Фортуной, он бы не удивился.
Ну да ладно - хватит гадать на кофейной гуще. Лучше повнимательнее перечитать расписание.
Расписание полетов - информация, предназначенная для широкого круга людей, и Кинг получил ее без особого труда. Вот только старенький голопроектор подкачал - изображение получилось нерезким. Но прочесть можно. В кабинке стоял какой-то тяжелый восковой дух, ассоциировавшийся у Кинга с дешевыми деками для компакт-дисков в допотопных компьютерах. От его первого компьютера пахло примерно так же. Отец стащил эту штуку в порту, когда работал там диспетчером, - не для Кинга, а просто так, потому что под руку попался. У отца не хватало мозгов, чтобы освоить программирование, и за ненадобностью компьютер отошел к Кингу, когда мальчику было двенадцать лет. Отец даже вором себя не считал - все таскали с работы разную мелочевку, все до одного - он не раз это повторял. Подумаешь, компьютер - велика важность.
Кинг не отрываясь смотрел на экран. Компьютер самолета охотно делился с ним своими данными, но если в них была хоть крупица правды, то Кинг согласился бы, что можно взлететь на орбиту, махая руками, как птица крыльями.
Да, отец его всегда оставался мелким воришкой, кичащимся собственным невежеством. Лишь один шаг отделял его от безработицы. И в конце концов он сделал этот шаг - хозяева, уставшие от его жульничества, выставили его за дверь. Кингу тогда исполнилось четырнадцать. До тех пор, пока он не достиг своего семнадцатилетия и не покинул дом, дня не прошло, чтобы отец не сетовал на свою горькую участь, проклиная тех, кто в ней повинен.
- Засранцы! Им это ломаного гроша не стоило. За все платила страховая компания. Все этим промышляют, а отыгрались на мне одном. Ублюдки!
Характер у отца был вспыльчивый, и после нескольких рюмок или ампул он обычно принимался пинать все подряд. Мебель, стены, Кинга, если тот подворачивался под горячую руку. Мать - она ушла от отца, когда Кингу и двух лет не исполнилось, - тоже неизменно оставалась объектом отцовской ненависти. "Похотливая сучка... шлюха вонючая" - так обычно отец именовал ее, произнося эти слова почти слитно.
- Похотливаясучкашлюхавонючая! Убью ее, если найду!
На самом деле его бывшей жене ничего не грозило. Отец Кинга был слишком невежествен, чтобы ее отыскать, даже в соседнем микрорайоне. Если бы только случайно на нее наткнулся. Да и то он, как правило, пребывал в таком состоянии, что вряд ли узнал бы ее. Или, узнав, все равно через пять минут забыл бы, кто перед ним. Но на самом деле она не проживала ни в соседнем микрорайоне, ни в этом городе, ни даже в этой стране. Ни под девичьей фамилией, ни под фамилией его отца. Кинг проверял.
Невежественный, глупый, жестокий, да к тому же хронический алкоголик - вот что являл собой отец Кинга. В утро его семнадцатилетия, когда папаша в очередной раз стал буянить, у Кинга лопнуло терпение. Кинг-старший уже схватил его, чтобы толкнуть о ближайшую стенку, но неожиданно получил отпор. Ловким ударом сын сбил его с ног. Оба были настолько поражены, что драка угасла сама собой. Растерянный отец сидел на полу, уставившись в пустоту.
- Я знал, что дело этим кончится, - повторял он, всхлипывая. - Я знал: даже собственный сын против меня пойдет.
Кинг ушел к себе в комнату, побросал то, что влезло в два чемодана и был таков. Одно юноша знал наверняка: он никогда не станет таким, как отец. Он выучится, он не пристрастится к алкоголю, он сумеет держать себя в руках, он добьется успеха. Добьется во что бы то ни стало.
Кинг покачал головой, словно стараясь стряхнуть с себя груз ненужных воспоминаний. Ну что же, большинство из задуманного ему удалось. Он получил образование - довольно приличное для человека, избравшего себе такое поприще. Уже сейчас денег у него на счету достаточно, чтобы жить не работая и обходиться без унизительного пособия. А если он заново отыщет свою жертву и завершит операцию, то его скромное состояние возрастет тысячекратно. У него нет тяги к каким-либо химическим препаратам. В большинстве случаев он способен обуздать свой нрав. Вряд ли отец бы им гордился - он был настолько глуп, что стал бы завидовать его успехам, - но сам Кинг себе нравился. Оставив дом, он с тех пор ни разу не виделся с отцом, да и не испытывал особого желания. Лишь изредка, в полночных фантазиях, он мысленно обращался к нему: "Погляди на меня, старикан. Видишь, как многого я достиг - тебе такое и не снилось".
Но, если он все-таки проворонит Силка и аусвельтершу, его триумф будет неполным. И как ему теперь быть?
* * *
Господи, до чего же огромный член у этого парня! Длиной - сантиметров тридцать, в обхват - как ее рука. И все-таки Зия знала, что сможет принять его в себя и осушить до последней капельки. Да, это у нее всегда получалось наилучшим образом. Он придвинулся, собираясь войти в нее - Зия не видела лица, не знала, кто это, знала только, что знакома с ним. Она ухватилась за его член и вставила его в себя. Одним рывком он вошел в нее весь, без остатка. Потом внезапно стал маленьким внутри нее, и хотя работал как заводной, но Зия почти ничего не чувствовала. Она лежала, уставившись в потолок, утомленная, расстроенная, ожидая, пока все закончится, но потом все куда-то пропало, и вот она уже входила в библиотеку. А там старуха, сидевшая за самым первым столом, жестом подозвала ее к себе и вручила материалы о Хэнсоме, знаменитом шпионе, обитавшем на Юваросе во время Торговой войны и так искусно водившем за нос противника, что за его голову назначили награду в миллион стадов. Его так и не поймали. Хэнсом возвратился на Новую Землю, написал книгу - о нем сделали видеофильм. Зия видела его однажды - на выступлении в концертном зале. Ей тогда исполнилось двенадцать. Господи, с тех пор два года прошло. Она еще была совсем ребенком. Когда она сидела за столом и просматривала материалы, вошел Силк, устроился рядом с ней, и он был таким же юным - не старше четырнадцати - и улыбался ей, а она млела от любви, ну прямо как в романтических видеофильмах. Он держал ее за руку, словно наэлектризовывая ее, - это возбуждало гораздо больше, чем когда дядя Лу засунул ей палец во влагалище и стал водить туда-сюда...
Но теперь она уже бежала, медленно, словно ноги ее увязали в глине, и кто-то гнался за ней по пятам - какое-то чудовище, она и не смогла рассмотреть его как следует, но знала, что это опасная тварь, которая уже настигает и вот-вот схватит и сожрет живьем, и она уже не слышит ничего, кроме биения собственного сердца: тук, тук, тук.
* * *
Силк сидел в кабине самолета, пытаясь разобраться в системе управлении. Расположение приборов и рычагов не слишком отличалось от того, что он видел на дисплее имитатора. И с компьютером, даже после манипуляций Зии, вполне можно справиться. Впрочем, это вряд ли понадобится. Вся система действовала автоматически. Самолет способен совершать взлет и посадку практически без постороннего вмешательства. От него, Силка, требовалось лишь одно: сообщать, где и когда им следует дозаправиться.
Он сверился с картой и выяснил: примерно через три часа они приземлятся на южной оконечности полуострова Байя, в безымянной местности, расположенной тридцатью километрами южнее района под названием Тодос Сантос. Силк напряг память, пытаясь выудить оттуда полузабытые испанские слова. Кажется, это переводится как "Все святые"...
Да, самолет приземлится сам, но ведь ему скорее всего придется договариваться о дозаправке. Он воспользуется ее удостоверением личности - Зия запрограммировала эту посадку, и, возможно, все как-то обойдется. А возможно, что и нет. Где-то на полпути следует избавиться от Спаклера. Конечно, малоприятное занятие, но зато, когда он пересчет границы Нижней Калифорнии, штата, имеющего тесные связи и с США, и с Мексикой, ему не придется объясняться с властями по поводу трупа в багажном отделении. С Зией он как-нибудь вывернется - скажет, что больна и все такое прочее, но даже полный идиот вряд ли поверит в байку про беднягу Тома, которого они якобы летят хоронить - ведь труп даже не положили в гроб, и к тому же он весь начинен отравленными пулями.
Дело оказалось довольно простым, хотя и заняло время. В багажном отделении стояли запасные баки с кислородом, и один из них тянул на все пятьдесят килограммов. Он привязал Спаклера к полному баку при помощи его же одежды и нескольких проволочных вешалок. Потом подтащил тело к наружной двери, залез обратно в салон и задраил люк в полу. Вывел из строя систему блокировки, которая не давала наружной двери багажного отделения открыться в полете.
Когда Спаклер полетел вниз, самолет чуть-чуть накренился и зашумел сильнее обычного, но этим все и ограничилось. Силк наблюдал за падающим телом и зеленым кислородным баком при помощи камеры, установленной в нижней части самолета. Правда, он не видел, как труп бултыхнулся в воду, но по законам физики аусвельтеру полагалось благополучно долететь до океана и уйти на дно.
Силк закрыл наружную дверцу, и шум сразу поубавился.
Согласно карте, они уже миновали континентальный шельф и глубина океана под ними достигала теперь четырех тысяч метров. Извращенец Спаклер отправился в океанскую пучину, чтобы кормить ее обитателей. Недели через две от него мало что останется. Силк вспомнил про рыбу-попугая, водившуюся у него на родине. Нет, наверное, вообще ничего не достанется. Передавай привет морскому дьяволу, Спаклер.
Ну что же, с одним делом покончено. А до ближайшей посадки еще оставалось часа два. Ему, пожалуй, стоит пока пораскинуть мозгами - как вылезти из этого дерьма. Силк подошел к Зие, осмотрел ее. По-прежнему без сознания, но при этом нормально дышит. Он снова уселся в кресло пилота.
Итак: когда все это началось? Когда тот верзила забрался к тебе в куб?
"Нет. Еще раньше. Что тебе говорила Мак по дороге на ту вечеринку?"
Она упоминала про какого-то аусвельтера. Теперь-то он знал, что про Спаклера. Что-то было неладно с его кровью. Нашли у него там какую-то штуку... не то проразию, не то декразию... Ну, если ему назовут это слово, он вспомнит. Главное, что Мак обнаружила что-то из ряда вон выходящее, и это ее заинтриговало. Да. А потом Мак убили, и разные напасти дождем посыпались на него.
Похоже, все либо вообще не говорят ни слова правды, либо ловко подтасовывают подлинные факты. Что-то не так с этим Спаклером. Будь он просто болен какой-то заразой, Мак, конечно, забеспокоилась бы, но все-таки не проявляла бы к нему такого интереса. Нет, здесь кроется что-то другое - то, из-за чего ее убили, - если это, конечно, правда. То, ради чего все, включая его новую подружку, готовы друг другу глотки перегрызть.
"Но что именно?"
Что может иметь такую важность? И имеет ли это отношение к тем медицинским аномалиям, которые Мак заметила в Спаклере? Или это что-то другое, то, о чем ему было известно?
Силк вздохнул и перевел взгляд на простирающуюся во все стороны синеву - небесную и океанскую. Вдали, по правому борту, бушевал шторм, гоня по небу редкие рваные облака. Воздух в самолете был холодный, спертый. Слегка попахивало машинным маслом.
Итак, Спаклер прибыл к ним с З-2. Если, конечно, Ганс, эта сарделька в докторском халате, не превзошел его в плетении баек, в чем Силк сильно сомневался. Спаклер покинул родную планету, посидел в карантине на Земле, а потом вдруг взял да и сбежал. Да, он очень любил собак, но стоило ли из-за этого своего пристрастия заваривать такую кашу?
Тут Силк вспомнил, что бормотал этот Спаклер незадолго перед смертью, когда они вели его вверх по лестнице. "Не хочу я домой, - говорил он. - Ну что вам стоит меня отпустить? Я никому не скажу. Клянусь!"
Если его домом была З-2, значит, Спаклер считал, что Зия отправит его туда. Она действительно упоминала про какое-то небольшое путешествие, но это не значит, что она - та, за кого ее считал Спаклер.
"А за кого он ее считал?"
М-да... Вот он - главный вопрос. Зия говорила, что она уроженка Новой Земли, и Спаклер тоже в этом не сомневался. С другой стороны, она утверждала, что работает на Земную Службу Безопасности. На секунду предположим, что Спаклер прав - Зия действительно хотела переправить его на З-2. Вопрос: с чего это вдруг у земного агента возникло такое намерение? Получается полная бессмыслица. Если Спаклер обладает чем-то настолько ценным, почему бы землянам не оставить его у себя? Отношения между Землей и другими мирами складываются не лучшим образом. Идет вакуумная война - так ее назвали из-за обширных пустот, разделяющих звездные системы. Гонка вооружений, взаимное недоверие, страх и всплески ксенофобии - вот что характеризует сегодняшний мир.
Одно ясно: Зия - тайный агент одной из спецслужб. Но что, если она работает в интересах своей родной планеты? В свете последних событий эта версия кажется наиболее правдоподобной.
Силка вдруг словно озарило. Да, тогда все становится на свои места. Она действительно сбежала из карантина, как и рассказывала ему. Правда, Зия добавляла, что ее туда внедрили, но что, если как раз в этой части ее истории и заключена ложь? Самые лучшие легенды всегда имеют правдивую подоплеку, потому и сходят за чистую монету. Нужно знать, с какой стороны их раскручивать, чтобы расслышать фальшивые нотки в почти безупречном звоне.
А что, если те злодеи, которых ты пристрелил, на поверку окажутся агентами Земной Службы Безопасности?
"Вот так-то, Силк".

Глава тридцать первая
"Интересно, какой высоты эти деревья?" - думал Силк. В темноте их стволов не было видно, но приборы сообщали о них. Вот только высоту объектов компьютер давал весьма приблизительно, округляя на несколько метров, и цифры выходили слишком уж внушительные. Черт побери.
Зия до сих пор не пришла в сознание. Пару раз она начинала стонать и покрывалась испариной, но при этом ни на что не реагировала. Первая дозаправка, в Байя, прошла гладко. После того как Силк остановил самолет - единственное действие, не предусмотренное программой автопилота, два человека подогнали к нему сбоку небольшой бензовоз, закачали в бак горючее и без единого слова удалились. Один из них лишь подал Силку знак кулаком с оттопыренным кверху большим пальцем.
К тому моменту, когда Силк вырулил в хвост очереди на посадочной полосе и приказал компьютеру действовать дальше по программе, во рту у него пересохло от страха. Но на самом деле волноваться было не о чем. Взлет произошел плавно, без сучка без задоринки.
Второй раз они сели в Коста-Рике, в Гуапилесе. Процедура дозаправки здесь почти не отличалась от той, что была в Байя. Было совершенно очевидно: наземные службы предупреждены о том, что не следует совать нос в чужие дела, и в точности выполняют это предписание. Непостижимо.
Так или иначе, они уже почти достигли экватора, и теперь им предстояло лететь вдоль побережья Колумбии. Самолет сбавил высоту, удерживаясь в пределах двенадцати метров от поверхности океана. Он реял над гребнями волн, словно морская птица в поисках рыбы, настолько близко, что Силк видел белые барашки, освещенные звездами. Впереди них начиналась суша: полоса леса, через сотню километров - горы, а в двадцати тысячах километров от них - Иса.
Пора набирать высоту - иначе они налетят на деревья. А если даже этого не произойдет и самолет, срезав несколько веток, помчится дальше, он ударится о камни в предгорьях Анд и разлетится вдребезги, словно наполненная чернильница.
Каким бы никудышным пилотом ни считал себя Силк, в такой ситуации он уже вряд ли мог что-то напортить. Обливаясь потом, он потянулся к рычагу, чтобы перейти на ручное управление и попытаться...
И тут внезапно самолет взмыл вверх, поднявшись метров на пятнадцать над верхушками самых высоких деревьев. По надписи на экране компьютера Силк догадался, что сенсоры самолета задействованы в выполнении программы полета. И что Зия заранее настроила приборы на бреющий полет - чтобы их не обнаружили местные радары. Если она все сделала правильно, то самолет будет и дальше лететь над самой землей, поднимаясь или снижаясь в зависимости от рельефа местности.
"Если она все сделала правильно..."
- Ну, как наши дела?
Не будь Силк пристегнут ремнями к креслу, он бы сейчас подпрыгнул до потолка.
- Господи!
Зия смотрела на него почти в упор, прислонившись спиной к задней стенке кабины. Он отстегнул ремни и встал.
- С тобой все в порядке?
- Чувствую себя паршиво, но жить буду. И сколько времени я так пролежала?
- Примерно семь часов. Я тебе впрыснул адреналин.
- Наверное, он и помог. Где мы сейчас?
- Над Колумбией. Только что достигли береговой линии.
- Прекрасно.
- Я разделяю твою радость. И все-таки хочу задать тебе несколько вопросов.
Она оперлась о его плечо и проскользнула к креслу пилота.
- Хорошо, только дай мне хотя бы минуту - посмотреть, что тут творится. Ты ничего не напутал с посадками?
- Нет.
- А что со Спаклером?
- Он отправился кормить рыб.
- Ну что же, лучше половина победы, чем совсем ничего.
Она дотронулась до каких-то кнопок, считала информацию с экрана, кивнула.
- Никаких проблем во время дозаправки?
- Нет. Никто даже не разговаривал со мной. Просто закачивали горючее и уезжали. На все уходило не больше десяти минут.
Она закончила осмотр приборов, развернулась вместе с креслом и посмотрела на него.
- Хорошо. Не желаешь присесть? - Она жестом указала на второе кресло.
- Пожалуй, нет.
- И все-таки?
Силк сел.
* * *
Перебрав все доступные ему средства, Кинг снова пожалел о тех временах, когда состоял на службе в Скате. Если Силк до сих пор носит в себе жучок и не покинул этой планеты, то с помощью шпионской сети его обязательно бы обнаружили.
Он расположился снаружи небольшого гостиничного комплекса в Сансет-Бич, на юго-востоке от Сил-Бич, в свою очередь расположенного юго-восточнее Лонг-Бич. Окна здания выходили на берег залива. Тонкая песчаная полоска даже сейчас, при угасающем свете ноябрьского дня, была усеяна раковыми больными, пренебрегающими, судя по цвету их кожи, лосьоном от загара. Гостиница была старая, потрепанная непогодой, но все-таки неплохо сохранившаяся. К тому же она могла похвастаться системой безопасности, которые, как правило, устанавливали только в более современных зданиях. Забойщики предпочитали эту гостиницу именно из-за отсутствия показной роскоши.
Кинг, по-прежнему загримированный под негра, сидел во взятой напрокат машине и наблюдал за зданием. Если он не сильно просчитался, то Мартини Пирс все еще здесь обитает. Конечно, под другим именем, а уж как его теперь зовут - этого по обычным каналам не выяснишь. По таким, как телефонные справочники. Но Кинг рассудил, что Пирс слишком редко меняет привычки, чтобы съехать отсюда. Если он, конечно, до сих пор живет на этом свете. Но если это так, значит, он наверняка продолжает работать на Земную Службу Безопасности. Пирс - заурядный службист, безынициативный, начисто лишенный личных амбиций, вполне удовлетворенный скромным статусом хранителя информации. К тому времени, когда Кинг познакомился с ним, он уже лет пятнадцать не занимался оперативной работой и вовсе не горел желанием покинуть свой безопасный компьютерный мирок.
Кинг вздохнул. Пирс достиг всего, чего хотел, и теперь безмятежно доживал век в своих владениях. Ему сейчас уже под пятьдесят, и если он не занялся пластическими операциями и гимнастикой, то, значит, остался таким же толстым, лысым и - как бы это сказать помягче - маловыразительным. Кинг не видел этого человека лет десять, но был уверен, что узнает его с первого взгляда.
Пирс, должно быть, имеет доступ к глобальной шпионской сети прямо из дома - ведь это нужно ему для повседневной работы.
Коротко подстриженная женщина, на которой не было ничего, кроме светло-зеленых трусиков от бикини, проехала мимо него на роликовых коньках. На глазах у Кинга она чуть согнулась, потом подпрыгнула в воздух метра на полтора, разведя темные от загара ноги, и, сделав двойной тулуп, изящно приземлилась на свои пружинистые ролики. Небольшая, но упругая грудь колыхнулась от встряски. Девушка посмотрела на него с улыбкой и покатила дальше.
Кинг долго не сводил глаз с удаляющейся голой попки. Молодая крепкая спортсменка буквально излучала уверенность в том, что будет вечно мчаться по жизни, не падая, даже не оступаясь.
Он вздохнул. У жизни есть прекрасные стороны, а есть и уродливые. Не по своей воле он избрал этот путь. Он с удовольствием завершил бы операцию, не трогая этого Пирса. Но один неверный шаг приведет его сейчас на край пропасти. Если Забой заподозрит, что он сунул нос в его дела и добился своего - заполучил чип, который сделает потом предметом торга, - его уничтожат, как вчерашнюю секретную сводку. Да, флегматичного Пирса можно запугать, принудить к сделке. Но потом все равно придется позаботиться о том, чтобы он никому ничего не выболтал. Неприятно, конечно, но что поделаешь? Задача теперь сильно усложнилась. Риск тоже возрос. Он уже потерял слишком многое. Спаклер наверняка мертв, шпионка-аусвельтер и ее сообщник сбежали и, конечно же, давно распорядились его телом. По крайней мере он бы на месте шпионки поступил именно так. Ее прислали сюда, чтобы вернуть Спаклера на З-2, а в случае провала ликвидировать. После гибели Спаклера и исчезновения его тела информация, которой располагал Кинг, не стала менее ценной, но пот товарный вид потеряла - из-за отсутствия конкретных доказательств. Значит, ему придется заарканить шпионку и Силка. Оба подтвердят рассказ Кинга, и тогда он буквально из ничего получит хорошие барыши. Да, он найдет их, и не только ради денег, но и чтобы вкусить сладость победы. Они побили его в нескольких раундах подряд, не потому что они умнее - нет, по воле слепого случая, и все-таки он чувствовал себя глубоко уязвленным. Они за это заплатят.
Низенький лысоватый толстяк вышел из здания и направился к автобусной остановке на углу. Пирс.
Улыбаясь, Кинг вылез из машины.
* * *
- Наверное, ты за это время многое передумал, - сказала Зия.
Самолет снова стал набирать высоту. Вечерние грозы, бушевавшие к северу от них, давали достаточно света, чтобы Силк мог рассмотреть проступающие впереди зубчатые очертания гор.
- Да, например, я подумывал - не сбросить ли тебя в океан вместе со Спаклером.
- Ну и почему ты этого не сделал? Он пожал плечами.
- Посвяти меня в свои мысли, - попросила Зия.
- Посвящать придется долго - слишком много всего накопилось. К черту все это. Просто мне надоели твои игры. Ты - врушка. Я это знаю, потому что сам умею врать. Не пора ли тебе выложить все начистоту?
- Но теперь ты меня решил держать в неведении. Чтобы не выглядеть в ее глазах полным дураком,
Силк сказал:
- Хорошо. Вот мои соображения: мне кажется, что Спаклеру не полагалось находиться здесь, на Земле. Он каким-то образом вырвался со своей планеты - твоей планеты, З-2 - и прилетел сюда. А потом, поскольку знал, что за ним гонятся, при первой же возможности сбежал из карантина.
Силк замолчал и посмотрел на нее. В этот момент вспышка молнии осветила ее лицо, абсолютно бесстрастное.
- Ну-ну, продолжай.
- Именно тебя прислали, чтобы вернуть Спаклера обратно. Ты работаешь не на Земную Службу Безопасности, а на аналогичную организацию, существующую на З-2.
Она кивнула:
- Да, ты оказался умнее, чем я предполагала. Что еще?
У Силка засосало под ложечкой. Подумать только, перед ним - инопланетный агент.
- Мак обнаружила в организме Спаклера отклонения от нормы. Не заразную болезнь - Мак свое дело знала хорошо, - а какие-то скрытые свойства, настолько важные, что она погибла из-за этого.
Силк перевел дыхание.
- А теперь я хочу выяснить - имела ли ты отношение к ее смерти?
Зия покачала головой:
- Нет. Думаю, что и Спаклер не был в этом замешан. А вот тот верзила... Я не знаю, кто он, но агенты Земной Службы Безопасности обычно ведут себя по-другому. Еще одно неизвестное в этом уравнении. Он откуда-то знал, что собой представляет Спаклер. Если от Мак, тогда он ее, возможно, и убил. По крайней мере наши люди к этому не причастны.
Силк снова вздохнул. Он вдруг осознал, что руки его непроизвольно сжались в кулаки. И постарался успокоиться. Слава Богу, его подозрения не оправдались.
- Должно быть, здесь кроется что-то, связанное с генетикой, - продолжил он. - Нечто незаконное, согласно Генетической Конвенции.
Он вспомнил разговор, который они вели, пока летели с Гавайских островов на материк, перед тем, как вместе отправиться в туалет. Как она там называла Землю? Скучной утопией?
- В это с трудом верится, но мне кажется, Спаклер являл собой некую более совершенную модификацию базовой модели, - закончил он и посмотрел на нее испытующе.
Еще одна молния. Они приближались к эпицентру непогоды. Раскаты грома зазвучали секунды через две после вспышки. Дождь уже хлестал по стеклу.
- Пожалуй, нам лучше облететь это место стороной, - сказала Зия и защелкала переключателями. Когда она закончила, самолет начал выполнять вираж, отклоняясь от грозового фронта.
Зия выдержала его взгляд.
- Пойми, я не должна этого делать. Не должна сообщать кому-то больше положенного.
- Понимаю, - сказал Силк. - У меня ведь тоже работа секретная. Но я почти обо всем догадался сам, ведь так? Мы сидим по уши в дерьме, и я вполне заслужил того, чтобы знать правду.
- Да, пожалуй. Ты ведь мог сбросить меня вместе со Спаклером, - согласилась она. И замолчала на несколько минут.
Силк ждал.
- Да, во многом ты прав. Я действительно работаю на Новую Землю. Меня послали сюда, чтобы вернуть Спаклера. Он был ученым среднего калибра, работал в лаборатории Исследовательского Центра Бэдленда, занимался усовершенствованием геномов. До тех пор пока опыты не приносили результатов и лабораторией никто не интересовался, Спаклеру сходили с рук его извращенческие забавы. Но потом научный проект увенчался успехом, и лаборатория сразу оказалась в центре внимания. У нас на Новой Земле тоже есть политики. А Спаклер со своими собаками портил всю картину. К тому времени он уже завел девять животных - целый гарем. Деятельность лаборатории освещалась столь подробно, что он уже не мог оставаться в тени. И потому решил сбежать - чем дальше, тем лучше.
Она снова замялась, но Силк нетерпеливо кивнул.
- Наше руководство еще не готово сообщить внешнему миру о наших достижениях. Не могу объяснить тебе в точности, что это за штука и как она действует, потому что не знаю химических формул. Но покопавшись в научной литературе, я выудила оттуда кое-какие термины: теломы, сенстатины, ретровирусные нейрохроматики, анемоновая дистилляция, дегидроэпиандростерон и прочие словечки, о которые язык сломаешь. Произносить я их научилась, но понятия не имею, что они означают. Главное, что все это работает.
- Что именно работает, Зия? Что? Она посмотрела на него в упор:
- Генетическая инфекция. Стоит тебе получить эту инфекцию - и все: если тебя не переедет поезд или ты не разобьешь голову о биде, поскользнувшись на мокром полу в туалете, то ты не умрешь. Ты перестаешь стареть, Силк. Они назвали это Гормоном Вечности.
Силк остолбенел. Мать честная! Так вот почему за ними гонится такая свора! Господи! Если все это правда, то такой штуке цены нет! Средство от старения. Препарат, обеспечивающий вечную жизнь. Да это просто волшебство какое-то!
"Ну и как, по-твоему, земные власти поступят с тем, кто знает об этой штуке, когда они еще до нее не добрались? Ну а даже если они и доберутся, то что это изменит?"
- Мать честная... - Силк покачал головой, - да нам теперь крышка!

Глава тридцать вторая
Пирс - флегматичный работяга, постный, как недосоленный рисовый пудинг, полез под диван за пистолетом. Рывком приподняв диван левой рукой, он выхватил оружие, двигаясь плавно и в то же время достаточно быстро - такая сноровка приобретается частыми упражнениями.
Кинг не то чтобы испугался - скорее изумился. Но не настолько, чтобы отказал выработанный рефлекс. Он дважды выстрелил в Пирса из своего маленького пистолета. Как и прежде, заряд был не смертельный, но очень эффективный.
Пирс повалился на диван, чуть-чуть не нажав на спусковой крючок. Но "чуть-чуть" в таких случаях не считается.
Кинг какое-то время рассматривал лежавшего без чувств человека, ощущая интенсивный выброс адреналина в кровь.
Пирс с пистолетом. Просто невероятно.
Если бы в последние несколько недель Кинг не пережил столь бурные события, возможно, это он бы распластался на полу, а не Пирс, так удививший его. Но сейчас его реакция обострилась до предела. И хотя в сознании Кинга даже не промелькнуло мысли о том, что Пирс станет сопротивляться, но подсознание работало, как у воина, заставляя его держать меч наготове. Интересно.
Кинг сделал три шага по дорогому персидскому ковру и опустился на корточки. Вынул маленький пистолет из руки лежащего без сознания человека и осмотрел его. Антикварная вещица, в хорошем состоянии - из вороненой стали, с накладными желтовато-коричневыми пластинами на рукоятке - то ли из кости, то ли из оленьего рога. На стволе, с правой стороны, выгравирована лошадь, вставшая на дыбы, и система оружия: "автоматический кольт 25-го калибра".
Повернув пистолет, Кинг нашел предохранитель и кнопку с левой стороны рукоятки. Нажал на кнопку, и из ручки выскочил магазин. Он достал оттуда патроны и осмотрел. Номер шестой - с желтыми латунными гильзами, пулями с красноватой медной оболочкой, из которой выступает крошечная синяя полусфера. Как историк он знал, конечно, об огнестрельном оружии, но ни разу не имел возможности изучить его так подробно - ведь оно строжайше запрещено законом. Да, эта штука не была типичным орудием убийства тех времен. Она сделана так, что помещается в дамской сумочке или в кармане - средство на самый крайний случай. Убойная сила у него невелика, хотя, судя по синим наконечникам, пули эти усовершенствованного образца. Прицел очень примитивный, наверное, с небольшого расстояния меткая стрельба возможна, но только если оружие находится в опытных руках.
Кинг снова зарядил магазин, со щелчком задвинул его на место и отвел назад затвор, дослав патрон в патронник. Пирс в любом случае не успел бы этого сделать - ему следовало бы постоянно держать оружие на взводе. Но он, наверное, боялся, что пистолет непроизвольно выстрелит - это привело бы к большим неприятностям, ранению, а то и к смертельному исходу. Термин "автоматический" в данном случае употреблялся не совсем правильно. Как правило, им обозначается оружие, которое стреляет без остановки, пока нажат спусковой крючок. А здесь лишь очередной патрон досылается в ствол за счет предыдущего выстрела, и так пока не опустеет магазин.
Он встал, прицелился Пирсу в висок и спустил курок.
В закрытом помещении выстрел прогремел так, что у него зазвенело в ушах. Сероватое дымное облачко вылетело из ствола, в воздухе запахло чем-то кисловато-едким. Пистолетик дернулся у него в руке, словно пытаясь освободиться, стреляная гильза упала справа от него. До чего интересно.
Кровь сочилась из пробитой головы Пирса. Кинг снова опустился на корточки, чтобы проверить его пульс, а секундой позже частое, прерывистое сердцебиение внезапно прекратилось.
М-да...
Кинг перевел боек в верхнюю позицию, оставив пистолет на взводе, и сунул оружие в карман.
Пусть остается под рукой - мало ли что может случиться.
* * *
Самолет летел сквозь ночную мглу, на высоте, которая позволила бы заметить наблюдателя, притаившегося в лесу. Силк сидел рядом с Зией, уставившись в подступающую со всех сторон черноту.
Зию обуревали противоречивые чувства. Этому взболтанному коктейлю надо бы дать отстояться - тогда она смогла бы разделить его на отдельные компоненты. Но в настоящий момент ей приходилось иметь дело с гремучей смесью из волнения, похоти, злости и... еще чего-то, чему она даже не могла дать точного определения. Проблема со Спаклером решена, но теперь возникла проблема с Силком - что с ним делать дальше? Ей нужно выбираться из этого мира, и не мешкая: все зашло слишком далеко. Но оставлять его здесь, после того как он все узнал, нельзя.
Вряд ли она сможет взять его с собой. Допустим, она разыграет перед своим руководством спектакль и добьется, чтобы Силка не бросили в тюремную камеру и не стерли ему память. Но таким образом она рискует загубить свою карьеру. Объяснение типа "он сам за мной увязался" сгодится для пятилетнего ребенка, но для агента секретной службы оно звучит смехотворно - ей просто перестанут доверять.
Зия Реланж? Да, она отлично справлялась с оперативной работой, а потом взяла да и притащила себе с задания какого-то парня. А теперь она, кажется, тасует папки с делами на станции Омега, в пустыне Лейбеа, да?
Впрочем, ей могут подыскать местечко и похуже.
Черт побери.
"Но тогда что ей остается?"
Она украдкой взглянула на Силка, погруженного в свои мысли.
С собой его взять нельзя. Оставить здесь - так те, кто за ними гонятся, запросто его освежуют. Выходит, выбора нет?
"Какие тут могут быть еще вопросы?"
Зия покачала головой, возражая своему внутреннему голосу.
Я действительно не хочу этого делать.
"Ну да, еще бы. Ведь он - отличный любовник. И сумел отворить дверь, прежде всегда закрытую, да? А что, дома тебе мало парней, с которыми можно поразвлечься? Да еще таких, с которыми этот размазня и рядом не стоял. А в темноте они ведь все на одно лицо, верно?"
- Нет, я больше так не считаю.
- Что?
Зия растерянно заморгала. Оказывается, последнюю фразу она произнесла вслух. Господи, у нее и впрямь крыша поехала.
- Да нет, ничего.
- Долго нам еще лететь? Она взглянула на приборы.
- Чуть больше часа - семьдесят минут.
- А знаешь, - сказал он, - мне ведь следует тебя ненавидеть.
При этих словах ее чрево словно наполнилось чем-то живым, рвущимся наружу, и все тело сковало холодом.
- ...но будь я проклят, если мне не хочется сорвать с тебя все, до последней нитки, и трахать тебя до потери сознания, прямо сейчас, не сходя с этого места.
Радостный порыв, охвативший ее, лишь частично был замешен на сексе - она это знала. Да, Силк прав - даже если он никогда больше не захочет ее видеть, его нельзя будет винить в этом после всего, что она с ним сделала. Но правда заключалась еще и в том, что она хотела вызвать в нем желание, страсть и даже...
"Не смей этого произносить, не смей далее думать!"
...и даже любовь к себе...
"Что ты вообще знаешь о любви, черт бы тебя побрал!"
- Наверное, все дело в гормонах, - сказал он. - А иначе что же это такое? Если только...
- Если только что, Силк?
- Не знаю. - Он снова покачал головой. И тут она внезапно обо всем догадалась.
Он чувствует то же самое. Это не просто секс. Это нечто большее.
О Господи! Какой ужас. Что, если это чудо действительно совершилось? Где-то она читала: много троп поднимается в гору. Что, если одна из них начинается сексом и, петляя, выводит куда-то еще? Без всякой видимой причины.
"Черт возьми. Это нечестно. Этого просто не может быть. Ты не должна провалиться в любовную бездну с таким, как он. И ты должна его убить".
- У нас еще остался час, - сказала она. - Компьютер прекрасно со всем справляется.
И они потянулись друг к другу.
* * *
Кинг успел на орбитальный лайнер, следующий в Нью-Амстердам, бразильский город на побережье Атлантики. Там он мог пересесть на местный самолет и добраться на нем до Манауса, крупного города в долине Амазонки. Хотя шпионские службы не могли знать наверняка, где Силк завершит свой полет, но острие угла, очерченного его радиосигналом, указывало именно в этом направлении. В пределах определенного радиуса им придется посадить самолет для дозаправки - Кинг знал емкость его баков. Те коды, которыми Пирс помимо собственной воли снабдил его, будут действительны всего несколько дней, а потом Забой заменит всю шифровальную программу. Как только они найдут тело Пирса, вся прежняя деятельность мертвеца будет тщательно расследована - насильственная смерть агента всегда вызывает взрыв активности по обеспечению безопасности.
Но до этого он найдет Силка или по крайней мере установит его примерное местонахождение. Бразилия - большая страна, но ее внутренние районы по-прежнему мало заселены по сравнению с Лос-Анджелесом. Так или иначе, но он их выследит.
Пока корабль заполнялся пассажирами, Кинг сидел, откинувшись на спинку кресла, уставившись в пустоту. На протяжении всей операции им руководили либо тяга к богатству, либо гнев, смешанный с досадой. А между тем разгадка этого ребуса сулила нечто гораздо более ценное, чем деньги, более желанное, чем месть, которую он учинит над шпионкой и Силком.
Вечную жизнь.
Он с самого начала решил, что, заключая сделку с покупателями генетического сокровища, вытребует для себя именно такой награды. При более тщательном изучении он понял: если бессмертие сразу станет доступным для широких слоев земного общества, это вызовет массу проблем. Социальные катаклизмы приобретут поистине космический размах. Пострадает институт брака. Деторождение поставят в жесточайшие рамки и обязательно примут законы против всех видов насилия - какой прок в бессмертии, если тебя в любую минуту может переехать грузовик? Или засыпать обломками рухнувшего здания? Преждевременная кончина человека, который, бережно относясь к своему здоровью, мог бы дотянуть до седьмого десятка, - уже трагедия. А как ужасно будет, если на тридцатом или на двухсотом году жизни оборвется жизнь того, кто мог бы дожить до тысячи лет. Вот это действительно трагедия.
В мирах границы; где население пока исчисляется миллионами, такое долголетие не создаст особых проблем - первое время, а возможно, даже в течение длительного периода. Конечно, постепенно и там появятся трудности, но людям не свойственно беспокоиться об отделенном будущем, о том, что случится через одно или пять столетий.
В этот момент ожили двигатели. Кинг уселся поглубже в кресло и убедился, что надежно пристегнут к креслу. Интересно, будут ли люди пользоваться такими кораблями, став практически бессмертными? Кто-то, конечно, будет, но многие от этого откажутся. Если верить статистике, вероятность гибели в шаттле, в спусковой камере или в реактивном самолете ничтожно мала. Но кто станет рисковать, когда на одной чаше весов - вечность, а на другой - внезапная смерть. Если твоя жизнь беспредельна или в крайнем случае угаснет вместе с солнцем, через миллионы лет, не будет ли безопаснее воспользоваться другими средствами передвижения? Например, бронированным лимузином? Или непотопляемым кораблем? Да, конечно, такое путешествие займет гораздо больше времени. Но время-то как раз превратится в дешевый товар. А жизнь станет слишком ценной, чтобы ею рисковать.
Кинг вдруг подумал об оружии, которое отправил к месту своего назначения в запаянной трубке. Держать у себя подобные вещи, предназначенные лишь для одного - убивать, - давно уже считается преступлением. Но в будущем, когда жизнь человеческая удлинится бог знает до каких пределов, столетнее или двухсотлетнее тюремное заключение за ношение оружия станет нормой. А применение оружия вообще будет повергать всех в ужас.
Нет, он не думал, что власти подпустят всех желающих к этой панацее, о которой им станет известно благодаря Спаклеру. Нет, они наверняка попытаются как-то регулировать этот процесс, возможно, даже засекретят препарат, оставив его для узкого круга избранных. Но подобные вещи нельзя вечно хранить в тайне. Какой-нибудь предприимчивый химик или генетик обязательно столкнется в своей практике с человеком, обладающим новыми, улучшенными хромосомами, и, не теряя времени, воссоздаст их. Возможно, на это уйдут годы, возможно - десятилетия, но, когда это случится, общественность возопит так, что ее услышат во всей галактике.
Корабль покатил по взлетной полосе, стал медленно подниматься в воздух. Кинг закрыл глаза.
"Только не напорти мне на этот раз, - молил он некоего бога на всякий случай. - Дай мне дожить до этого времени, дай получить все, что мне причитается. Позволь мне это - и я с радостью воздвигну тебе храм. А передо мной откроется жизнь столь долгая, что меня самого впору будет почитать за полубога".

Глава тридцать третья
В рассеивающейся ночной мгле самолет сделал медленный, плавный вираж, накренившись на борт, едва не задев за верхушки деревьев.
- Скоро опять посадка, - сказала Зия.
Силк молча кивнул. А что будет дальше? Зия не хотела об этом говорить, да и сам он, еще минуту назад охваченный порывом страсти, тоже не хотел. Секс удобен еще и тем, что, когда все идет хорошо, думать не надо. Но рано или поздно им все равно придется продолжить разговор.
- Судя по карте, там город, - сказала она. - Но нам нужно то место, что находится в пятидесяти километрах отсюда. Мы будем в безопасности, как только доберемся до секретной базы.
- Неужели?
Она развернула кресло так, чтобы видеть его. В это время вдруг ожила рация.
- Внимание, П-169, - произнес голос по-английски, с сильным акцентом, но вполне разборчиво, - в ответ на ваш компьютерный запрос диспетчерская служба аэродрома Исы сообщает: вашему самолету отведена посадочная полоса номер два.
- Ну вот мы и прилетели, - сказала Зия Силку. Потом щелкнула переключателем на приборном щите. - Говорит П-169. Вас поняли. Идем на снижение.
- Через три минуты будете на аэродроме, - сказал диспетчер. - Добро пожаловать в Ису.
Когда самолет выполнил очередной вираж, Силк спросил:
- Где ты научилась летать? В шпионской школе?
- Нет. Мой дядя летал на кукурузнике над джунглями З-2. Доставлял всякую всячину людям, которые прятались от цивилизации, но при этом хотели жить с комфортом. Он и научил меня водить самолет, когда я еще была девчонкой.
Она рассказывала все это с видимым безразличием, но Силк уловил в ее голосе какие-то странные нотки.
- Ты чего-то не договариваешь.
- Что ты имеешь в виду?
- Похоже, для тебя это не очень радостные воспоминания.
Зия удивленно посмотрела на него:
- С чего ты взял?
Он пожал плечами:
- А что, разве я не прав?
Она умолкла на несколько минут, покачала головой.
- Да нет, прав. Мой дядя был пилотом джунглей во всех смыслах. Он учил меня не задаром.
Силк не стал ее дальше расспрашивать. Да, детство у нее было не сахар. А бывает ли вообще счастливое детство?
* * *
По пути в Нью-Амстердам Кинг еще два раза решился использовать коды, добытые у Пирса. Один раз - когда суборбитальный корабль пошел на снижение, другой раз - когда он уже приземлялся. В обоих случаях портативный компьютер сумел пробиться сквозь электронные помехи и отыскать сигнал радиомаяка. Объект по-прежнему находился в Бразилии, но уже не двигался в направлении Манауса. Согласно компьютерной карте, сигнал теперь исходил из местности под названием Иса, расположенной в глубине бразильской территории.
М-да...
Пока корабль с грохотом опускался на местный космодром, Кинг обдумывал свои дальнейшие действия. Первоначально он собирался отправиться в Манаус местным рейсом, но теперь забеспокоился, что шпионка и Силк осуществят свои намерения прежде, чем он успеет войти с ними в контакт.
Оказавшись в космическом порту, Кинг первым делом переговорил с транспортным агентом. Да, неподалеку отсюда находится отделение чартерной службы, где он сможет взять напрокат самолет. Нужно пройти по коридору Д вон туда.
- Си, пилота тоже можно нанять. Все, что пожелаете, сеньор...
Поскольку Кинг долгие годы не водил самолет и его знания несколько устарели, он решил, что лучше усадить за штурвал кого-то другого. На это путешествие уйдет уйма времени и денег, но он рассчитывал возместить все потери в миллионнократном размере. И это как минимум.
* * *
Воздух снаружи был теплый и влажный, но и он казался благом после стерильной атмосферы замкнутого цикла. Уже забрезжил рассвет. Зия и Силк стояли на бетонированной площадке возле своего самолета. Как Силк догадался о ее переживаниях, связанных с дядей? Если он научился видеть сквозь благопристойный фасад, за которым она скрывала свое подлинное прошлое, значит, она действительно уже ни на что не годна.
- Оказывается, здесь не так уж жарко, - сказал Силк.
- Что?
- Мы ведь не так далеко от экватора, - пояснил он. - Я рассчитывал, что это настоящая парилка, даже зимой. А оказывается, здесь почти как в Гане.
Зия пожала плечами.
- Что теперь будем делать? - поинтересовался Силк.
- Наймем какой-нибудь транспорт и совершим небольшое путешествие.
Силк кивнул, подавляя зевок. Потом потянулся, сделал наклон, достав кончиками пальцев до ступней, выпрямился.
- А тебе не приходило в голову снять какую-нибудь комнату и вздремнуть пару часиков? Не знаю, как ты, а у меня уже глаза слипаются.
- Поспим, когда доберемся до надежного места - там, где нас никто не застанет врасплох. Давай пошевеливайся.
Вышло немного грубее, чем хотела Зия, но она ведь тоже держалась из последних сил. И потом, ей хотелось снова подчинить Силка своей воле. Их роман расцвел пышным цветом, словно сорняк в некогда чистеньком, ухоженном саду, и теперь она просто не знала, что предпринять. Да, конечно, это растение сорное, но не такое уж и уродливое...
Зия подписала договор, предъявила фальшивые удостоверения - свое и то, что она изготовила для Силка, - и выкатила из ангара видавший виды электромобиль. На этой колымаге они и отправились из космического порта на север, в сторону секретной базы. Но перед этим им предстояло проехать через центр населенного пункта.
Иса была сонной деревенькой с пятитысячным населением. Между шестиэтажными жилыми кварталами примостились склады и мастерские. На окраине города стоял сталеплавильный завод, извергающий во влажный воздух клубы черного дыма, никаких других промышленных предприятий не было видно. Пахло бензиновой гарью и пыльцой тропических растений. По утренним улицам катили велосипеды с мотором и мотоциклы, торопились на работу редкие пешеходы. Зия вспомнила свое детство. Оно прошло в таком же вот городишке - крошечном мирке, где все друг друга знают. Иногда она пыталась представить - что было бы, пойди она в жизни другой дорогой. Ну, вышла бы за кого-то из местных, нарожала бы ему детишек, устроилась официанткой в ресторане "Рыболовный крючок". Совершенно другая судьба. Когда-то от этой мысли ей блевать хотелось.
Но теперь... А что тут, собственно, такого ужасного? Да, ей нравятся азартные игры, но вот появился Силк, спутал ей все карты, и внезапно будущее стало вырисовываться совсем в другом свете. Неужели она действительно пошлет все это к черту и самоустранится?
Ну нет, это уж слишком.
"Тогда готова ли она ликвидировать Силка и вернуться домой хотя бы с половинчатым триумфом?"
Вопрос не из легких.
- Останови машину, - попросил Силк.
- Где?
- Вон там - у магазина спортивных товаров.
Зия посмотрела в ту сторону, куда он показывал рукой. И увидела небольшое здание с решетками на пластиковых окнах, ничем не выделяющееся в ряду других похожих строений. Она автоматически притормозила.
- Что тебе там понадобилось?
- Хочу прикупить кое-что.
- Послушай, нам ехать меньше часа.
- Может быть, и так, но, судя по карте, дорога петляет в джунглях. Заросли подступают прямо к обочине. А если кто-нибудь выскочит оттуда, мне останется только размахивать собственным членом.
- О, Силк, по мне - так нет оружия страшнее.
- Зия...
- Никто оттуда не выскочит...
- Да? А как же они находили нас до сих пор? Зия вырулила к обочине.
- Проклятие, - сказала она, - я забыла устроить проверку на жучков. Совсем голову потеряла. Это все ты виноват, Силк, со своим сексом.
Человек за прилавком - то ли хозяин, то ли приказчик, зевнул и скороговоркой выпалил несколько слов на португальском. Это был коротышка с грустными глазами, густыми черными волосами, зачесанными назад, и вислыми усами, закрывавшими почти весь рот. Он напомнил Силку моржа, однажды виденного в зоопарке.
- Вы говорите по-английски? - спросил Силк. Морж покачал головой.
- Но, но энглез. Эспаньол? Нихонго?
Силк улыбнулся. Японский он знал еще хуже испанского. Он порылся в памяти. Как это у них называется...
- А... тенго... у, тьене, арбалеста? Баллиста? - Черт, как это там... - Крузарко?
Кажется, до моржа что-то стало доходить. Он ухмыльнулся и кивнул.
- Си, си. - Тут он снова разразился тирадой, на этот раз по-испански, но Силк все равно ничего не понял. Как по-испански будет помедленнее? "Ретардо"? "Ретарда"? Господи, можно себе представить, как он коверкает язык. Еще бы: англоязычный житель Гавайев пытается объясниться с португалоговорящим бразильцем при помощи школьного курса испанского.
Впрочем, это не так важно. Главное, что после его слов продавец открыл шкаф и показал ему три арбалета.
Силк осмотрел арбалеты, прикрепленные изнутри к дверцам. Один из них - тренировочный, с силой натяжения килограммов в двенадцать, с дешевым прикладом из стекловолокна, отлакированного под дерево. Барахло. Второй - для стрельбы на точность по неподвижным мишеням, чуть лучше изготовленный, но тоже с небольшой силой натяжения. Третий - охотничье оружие. Раньше ему доводилось видеть такие арбалеты, но пострелять не удавалось. Этот был тяжелее первых двух, с силой натяжения примерно пятьдесят килограммов, с рычагом для взведения тетивы и примитивным прицелом в виде прорези с мушкой, без всякой электроники. Об этом не говорили вслух, но все знали: в отдельных районах мира до сих пор существуют охотничьи заповедники, где очень богатые люди могут побродить с луком или арбалетом, а то и с ружьем, постреливая животных, уцелевших после эпидемии. Оленя, импалу, некоторые виды диких козлов и кабанов. Наверное, здесь, в джунглях Амазонки, тоже есть подобные заповедники. Силк кивнул и улыбнулся.
- Вот этот, - показал он. - Алла.
Торговец вытащил арбалет из шкафа и положил на прилавок. Силк взял его в руки, приложил к плечу, посмотрел в прицел. Потом кивнул и снова положил на прилавок.
- А стрелы? М-м-м... Флечас?
Снова быстро брошенная фраза на испанском, из которой Силк не понял ни слова. Тем не менее Морж нырнул под прилавок и появился оттуда с тремя стрелами. Одна - учебная, с затупленным концом. Вторая - просто алюминиевый прут без наконечника - для стрельбы по мишенями. Третья - охотничья стрела из прессованного стекловолокна, которую увенчивал дельтовидный стальной наконечник с заостренными краями. Она сильно походила на экспонаты его коллекции.
Силк дотронулся пальцем до охотничьей стрелы.
- Дайте мне десять штук. Диез флешаз, пор фавор. - Так, что ему еще может понадобиться? - Тьене чукиллос?
Торговец кивнул, улыбнулся еще шире и показал на стеклянный шкаф с ножами, разложенными в ряд. Силк уселся на корточки возле шкафа и выбрал финку в ножнах из нержавеющей стали, с черной неопреновой ручкой. Он постучал по стеклу.
- Вот эту.
Потом поднялся и показал рукой на арбалет, стрелы и нож.
- Куанто? Эн эстандарос?
Хозяин магазина достал калькулятор и набрал несколько цифр, потом повернулся, чтобы доказать Силку сумму.
Шестьсот стадов. В Соединенных Штатах арбалет и нож обошлись бы ему вдвое дешевле. Но в таких случаях торговаться не приходится. Силк кивнул.
- Ты думаешь, арбалет и нож нам пригодятся?
- Не знаю. Но очень хотелось бы, чтобы не пригодились.
- Ладно, я сейчас достану свою кредитку...
- А наличных у тебя не осталось?
- Есть две тысячи. А что?
- Лучше не сообщать ему номера моей лицензии. А вдруг она потом всплывет на каком-нибудь сканере?
Она кивнула.
- Может быть, это не так важно, но ты прав - лучше перестраховаться. А он согласится продать оружие без лицензии?
- Не знаю. Я предложу ему накинуть сверху пару сотен.
- Давай. Все равно деньги эти - шальные. Их добывали наши светлые головы из финансового отдела. Спроси, есть у него здесь туалет?
Силк кивнул и повернулся к торговцу.
- Донде эста эль несессарио?
Морж показал ему, в какую сторону идти. Зия отдала Силку сложенную пополам пачку купюр.
- Заплатишь ему, а потом приходи в туалет.
Он ухмыльнулся.
- Да нет же, не для этого. Нам нужно поискать друг у друга жучки. Если у него есть перочинный ножик или пинцет, купи.
Морж не особенно обрадовался просьбе Силка - продать ему арбалет без лицензии, но, увидев сотенные купюры, веером разложенные на прилавке, крякнул, потер подбородок и сгреб деньги растопыренной пятерней. Возможно, чуть позже он сообщит в полицию о краже арбалета, но Силк уже столько всего натворил, что дополнительные обвинения в воровстве и даче взятки погоды не сделают. Когда Силк с превеликим трудом объяснил-таки, что ему нужно, торговец извлек откуда-то перочинный нож со множеством лезвий. Потом Сил к попросил его снять арбалетный лук с приклада и упаковать его вместе со стрелами в пластмассовый цилиндр самого безобиднейшего вида. Позднее, выехав за пределы города, он снова соберет и отрегулирует арбалет. Финку в ножнах он засунул за ремень и прикрыл сверху рубахой. А потом отправился в туалет, к Зие. Она уже стояла голая. Несмотря на усталость, Силк почувствовал, как в нем волной поднимается желание. И положил ей руку на плечо.
- Даже и не думай. Я хочу, чтобы ты меня осмотрел. Я уже как могла себя проверила, но ты обрати внимание на спину, ягодицы и голову.
- С удовольствием. А что мне искать?
- То, что покажется посторонним на голом женском теле. Какая-нибудь странная родинка, крапинка, колотая рана, словом, все необычное.
Она повернулась кругом.
Силк сделал все в точности, как она ему сказала. Но обнаженное тело Зии возбуждало его. Когда он наклонился к ее ягодицам, рука непроизвольно скользнула к ней в промежность.
Она сжала ноги изо всех сил.
- Силк, ну тебя к черту. Дело очень серьезное.
- Еще бы.
- Этим мы займемся чуть позже.
Он улыбнулся, любуясь очертаниями ее прекрасной попки. Потом наклонился еще ниже и поцеловал одну половинку.
- Ладно, договорились.
Он тщательно осмотрел каждый участок ее тела, но так ничего и не нашел.
- Ну хорошо, теперь твоя очередь, - сказала она, когда Сил к закончил.
Он разделся и быстро повернулся к ней спиной, чтобы скрыть эрекцию. Но она все-таки успела заметить.
- Господи, Силк, ты что - из породы кроликов? - И заулыбалась.
Через несколько секунд он почувствовал, как Зия ущипнула его за спину.
- Проклятие!
- Что там?
- Маленькая дырочка. Как будто кто-то уколол тебя иголкой.
- Я ничего не чувствую.
Она оттянула кожу кончиками пальцев.
- У тебя тут какой-то маленький шарик. Так вот почему верзила все время шел за нами по пятам. Наверное, он сумел подойти к тебе совсем близко и выстрелил этим жучком. Стой спокойно.
- Что ты собираешься делать?
- Выковырять жучка. Эту штуку слышно в небольшом радиусе. Работает она на биоэлектрической энергии - в общем, старье. Но если этот парень работает в Земной Службе Безопасности, то он сейчас задействовал все станции слежения на этой планете. И тогда кто-то из них сейчас принимает этот сигнал.
Спину ему вдруг пронзила острая боль.
- Ой!
- Прости. Я уже почти достала... вот она!
Он обернулся к Зие и увидел на кончике перочинного ножа красный шарик - не больше булавочной головки.
- Какая маленькая! - удивился он.
- Вирус тоже очень маленький, а сколько бед может натворить.
Она положила шарик на край раковины и прижала лезвием. Что-то негромко хрустнуло, и Силк уловил знакомый кисловатый запах - чуть позже он вспомнил, что так же пахли красные муравьи, которых он давил в детстве.
- Пойдем, - сказала Зия. Силк стал торопливо одеваться.
* * *
Маленький реактивный самолет, нанятый Кингом, несся по небу со скоростью несколько сотен километров в час, быстро сокращая расстояние между побережьем и долиной Амазонки. Через несколько часов он будет на месте.
На всякий случай он решил проверить радиомаяк - в третий раз с тех пор, как они взлетели. Он открыл портативный компьютер, послал сигнал радиомаяку и отключил звук - оставил только изображение. Потом незаметно взглянул на сидящего впереди пилота, но тот был погружен в собственные мысли. Если бы он даже расслышал писк, то все равно не обратил бы внимания.
Кинг посмотрел на экран компьютера и нахмурился. На нем так ничего и не появилось.
Он снова послал сигнал.
И опять никакого ответа.
Кинг стиснул зубы. Черт возьми! Неужели ребята из Забоя так быстро нашли Пирса и поменяли все систему кодов? Ну что же, такое вполне возможно. Да, жаль, конечно.
Возможно также, что радиомаяк вышел из строя.
Или что его обнаружили и ликвидировали.
Кинг вздохнул. Какая теперь разница! Главное - результат. Радиомаяк находился в относительно стабильном состоянии последние несколько часов, то есть не перемещался больше чем на сотню километров в каком-либо направлении. Иса - небольшой городишко, плотность населения в этом районе небольшая - всего несколько человек на квадратный километр. Если шпионка и Силк здесь, он сможет их отыскать. Ведь не для того же они летели из Лос-Анджелеса в эту глушь, чтобы снимать местные пейзажи. Нет, они где-то там, спрятались и теперь обдумывают, что им дальше предпринять.
Но почему именно там?
Этого он не знал. Но рассчитывал, что если поспешит, то сумеет это выяснить.
- Эта штука может лететь побыстрее?
Пилот вздрогнул от неожиданности.
- Простите, что? - Он слегка гнусавил, как все австралийцы. Наверное, этот парень занимается контрабандой редких животных, когда не хватает легального заработка. Судя по запаху, самолет его частенько переоборудуют под зверинец.
- Форсируй двигатель, - сказал Кинг. - Я вспомнил об одном срочном деле.
- Как скажете, шеф, деньги-то ваши.
Пилот нажал на педаль, и самолет стал набирать скорость.

Глава тридцать четвертая
Когда они отъехали от города на несколько километров, на участке дороги, окаймленном деревьями и густым кустарником, в который вплелись ползучие растения, Сил к собрал арбалет.
Зия, сидевшая за рулем, наблюдала за ним краем глаза.
Закончив, Силк попросил:
- Давай остановимся на минутку.
- Зачем?
Он похлопал по арбалету.
- Хочу проверить, как он стреляет.
Она кивнула. Да, конечно. Это одна из первых заповедей, которые внушали молодым оперативникам. Если у вас есть оружие, изучите его как свои пять пальцев.
Отыскав поляну, она свернула с дороги. Автобус проехал мимо них, потом несколько грузовиков, нагруженных бревнами, но в целом движение по дороге было не особенно оживленным. Теплый воздух был напоен ароматом джунглей, в котором смешивались запахи гниющих листьев, пыльцы и опаленных солнцем растений. Да, хорошенькое место, ничего не скажешь. Напоминает общественный туалет в Кошачьем Городе в летний вечер.
Силк выбрался из машины. Он повертел арбалет в руках, осмотрел прицел, потом с помощью маленького рычага натянул тетиву. Вставил одну из коротких толстых стрел. Она легла в желоб с легким щелчком. Потом он навел арбалет на толстое дерево метрах в пятнадцати. Тетива зазвенела совсем тихо - по сравнению с газовым или химическим оружием. Стрела промчалась с такой скоростью, что Зия потеряла ее из виду, и с сочным хрустом вонзилась в ствол дерева на уровне человеческой груди.
Силк кивнул и что-то подкрутил в прицеле, потом вставил вторую стрелу. Она вошла в дерево примерно на сажень ниже.
Силк снова кивнул.
- С такого расстояния уложит замертво, - сказал он. - Хочешь попробовать?
Зия пожала плечами. Обращаться с древним оружием их не учили, но принцип, наверное, тот же самый.
Он отдал ей арбалет, зарядил его, показал, как взводить тетиву.
- Вон видишь тот маленький шарик спереди? Наведи туда, куда хочешь выпустить стрелу, и размести по центру выемки. Курок идет немного туго, но не заедает. Сохраняй мушку совмещенной с прицелом до тех пор, пока стрела не попадет в цель.
Зия подняла арбалет и прицелилась между двух стрел, выпущенных Силком. Потом решительно спустила курок. Арбалет чуть подпрыгнул, но она держала его крепко, как только могла. Стрела пробила дерево чуть выше, чем она ожидала, едва не задев ту, что выпустил Силк, и все-таки оказалась между первыми двумя. Ну что же, учитывая приличное расстояние, вполне приемлемая точность для оборонительного оружия, хотя она предпочла бы плазменную винтовку с оптическим прицелом. Зия сомневалась, что им придется воспользоваться арбалетом. Они будут в безопасности, как только доберутся до базы. Насколько она понимала, база была закамуфлирована под ботанический сад, небольшой исследовательский центр, якобы изучающий местную флору. И, если ее правильно проинструктировали, там на самый крайний случай есть спецсредство, позволяющее тайно покинуть планету. Наверное, ракета одноразового использования, замаскированная под обычный кукурузник. Ракета доставит ее на орбиту, а там уже будет ждать какой-нибудь корабль, зафрахтованный через нескольких подставных лиц.
Пока Силк вытаскивал из дерева стрелы, Зия обдумывала, как ему все это объяснить.
Она ведь до сих пор не решила, как с ним поступить. И это не давало ей покоя. Зия чувствовала, что вот-вот может сорваться.
- Ну вот, - сказал Силк. - Теперь все в порядке. Можем ехать.
* * *
Самолет Кинга мчался на пределе своих возможностей, маленькие двигатели натужно ревели. Благодаря набранной скорости он уже наверстал часть времени вдобавок к тому, что выгадал, воспользовавшись орбитальным кораблем - при длительных перелетах этот вид транспорта намного удобнее, чем обычные реактивные самолеты. Приземлившись в Исе, он будет отставать от них всего на каких-то несколько минут. Кинг уже сочинил историю, рассказав которую мог рассчитывать на помощь местных властей. Если шпионка и Силк в поселке, то он быстро их разыщет. Если отправились куда-то еще, он решит на месте, как поступить. На тот случай, если эта парочка снова поднялась в воздух, у него есть самолет. Если движется по земле, он станет их преследовать. Согласно компьютерной карте, из города ведут только две дороги - одна вдоль реки, другая - на север и на юг. Кинг уже наступал им на пятки, чувствовал это и хотел положить конец всему именно здесь, и как можно скорее.
- Через пятнадцать минут садимся, - сообщил пилот.
- Отлично.
* * *
Буйная тропическая растительность Ганы показалась просто ухоженным домашним парком по сравнению с тем, что увидел здесь Силк. Сплошная стена деревьев, зелень всех оттенков, заросли, настолько густые, что в некоторых местах лес просматривался всего на метр в глубину, не больше. Когда-то леса эти нещадно вырубались, и над ними даже нависла угроза полного уничтожения. Но сейчас зеленое море колыхалось над дешевым щебеночным покрытием, как будто собиралось затопить его. Казалось, вот-вот ползучие лианы каскадом низвергнутся на просеку, и если их не вырубить, то через несколько лет дорога просто бесследно исчезнет. В некоторых местах листва нависала над дорогой, и они словно двигались по тоннелю.
- Просто поразительно, - не выдержал Силк.
- Да. На З-2 тоже встречаются похожие места. Здесь вдруг начинаешь чувствовать свою незначительность, правда?
- М-м-м... - Он подумал о том же самом. И еще ему представились полуголые дикари, которые выскакивают из зарослей, размахивая копьями, и большие пятнистые кошки, готовые спрыгнуть и вонзить в жертву свои страшные клыки и когти.
- Ну хорошо, доберемся мы до базы, а что потом?
Зия помолчала несколько секунд. Потом сказала:
- Слушай, давай вначале туда попадем. А потом нам придется сделать выбор.
Силк отвернулся и снова принялся разглядывать хаотическое переплетение ветвей. Было ясно - Зия не хочет обсуждать это сейчас, а давить на нее тоже почему-то не хотелось. Наверное, ни один из возможных вариантов ее не устраивает.
Наверное, его бы они тоже не устроили.
Дорога петляла, постоянно меняя направление, и на ее крутых изгибах Зие приходилось гасить скорость, так что они двигались ненамного быстрее энергичного пешехода. Во многих местах путь перерезали ручьи с перекинутыми через них узкими обветшалыми мостами. Если попадалась встречная машина, кому-то приходилось ждать перед мостом, потому что два автомобиля там не разъехались бы, не говоря уже о грузовиках. Даже из этой развалюхи можно было бы выжать пятьдесят километров в час, а то и больше, на более прямой дороге. А так, по словам Зии, их поездка заняла втрое больше времени против запланированного.
Он кивнул. Пока ни одна машина их не обогнала, и впереди тоже никто не загораживал путь. У них не было повода для беспокойства.
- Посмотри, - сказал вдруг Силк.
Какой-то человек стоял на расчищенном от леса пятачке, в дюжине метров от края дороги, пытаясь свалить дерево с помощь небольшой электропилы. Мельком взглянув на их электромобиль, он снова принялся за дело. Тощий, загорелый, он был одет в майку и шорты, уже взмокшие от пота, ярко-синий шарф, намотанный на голову, прикрывал волосы.
- Местные промыслы, - сказал Сил к.
- Может быть, и так. А может быть - это часовой на подступах к базе. На их месте я бы поставила по человеку с рацией с обеих сторон дороги, чтобы докладывали о каждой приближающейся машине. Нам еще ехать больше часа. Достаточное время, чтобы спрятать все лишнее от посторонних глаз.
Они вписались еще в несколько крутых поворотов, и лишь после этого Силк снова заговорил.
- Неужели тебе все это нравится? - поинтересовался он. - Погони, прятки, постоянная опасность?
Зия улыбнулась, но как-то не особенно весело.
- Это игра. Пусть опасная, но зато ты каждый раз проверяешь себя. Подвергаешь себя риску, иногда смертельному, чтобы узнать - сможешь ли ты выкарабкаться. И тогда в полной мере чувствуешь себя живым. Ты обманываешь Смерть, смеешься над ней, приплясывая, уворачиваешься от взмахов ее косы. Знаешь, что можешь поскользнуться в любой момент, но не поскользнешься. Это действительно сильные ощущения.
- Да, это я уже знаю. Зия посмотрела на него.
- Я очень сожалею, что втравила тебя во все это. Хотя это с какой стороны посмотреть... - Тут она погладила его по ноге.
- А ведь я мог бы вышвырнуть тебя из куба при первой нашей встрече. Или вызвать полицию.
- Я заманила тебя, Силк. Сыграла на твоих чувствах к погибшей возлюбленной. Это входит в мою работу.
Она сама удивилась, что произносит такие вещи. Но Силка это признание ничуть не смутило. Он еще раньше сам обо всем догадался.
- Честного человека трудно заманить.
Он накрыл ее ладонь своей и прижал к ноге. Он был измотан до крайности, ему хотелось отоспаться, провести недельку на пляже, жариться на солнце, плавать, вкусно есть, полностью отгородиться от окружающего мира. Но все это - фантазии, а то, что происходит сейчас, - реальность, какой бы фантастической она ни казалась.
- Я - профессиональный лжец, - пояснил Силк. - И довольно неплохой. Я различаю правду и ложь с полуслова и почти сразу раскусил тебя.
- Тогда почему ты не вышел из игры?
- Сам не знаю. Частично из-за Мак. Частично потому, что ты меня заинтриговала, как никто прежде. Возможно, мне стало любопытно, чем все это кончится. Возможно, захотелось отвесить оплеуху старухе-смерти и посмотреть - смогу ли я увернуться от ее ударов. Не знаю. Но теперь это и не так уж важно, правда?
- Нет, важно. Я думала, что ты сосунок, послушная овечка, как и все остальные. Я думала, что смогу помыкать тобой. Я держала тебя за дурачка. Но ошиблась. У тебя не хватает опыта, но зато в тебе есть стержень, Силк. В некоторых отношениях ты такой же, как я.
Он вздохнул. Неужели это так? Впрочем, ему самому ведь это тоже приходило в голову. Да, во время этой сумасшедшей гонки он несколько раз едва в штаны не наделал от страха, но, с другой стороны, приключения приятно будоражили кровь. Да, Силк вынужден был сознаться самому себе, пусть и не произнося этого вслух, что азарт погони, страх, секс, накал страстей нравились ему, даже когда он уже мысленно прощался с жизнью, даже когда он попрал привитые ему нормы цивилизованного поведения и убил человека. Никогда еще он не ощущал жизнь так полно, как перед лицом смерти. Смерти, которой ему едва удалось избежать.
Наверное, нелегко ему будет вернуться к сочинительству легенд в Порту. Если он вообще до этого доживет.
А, черт!

Глава тридцать пятая
Кинг оставил пилота в местной забегаловке, предупредив, чтобы тот был наготове, а сам отправился на разведку - выяснить местонахождение преследуемых. После короткого разговора с управляющим ангара и агентом по прокату автомобилей он был даже несколько удивлен - слишком уж легко все верили рассказу о том, как он случайно разминулся со своими приятелями.
Мужчина с хорошенькой спутницей, взявшие напрокат электромобиль "восс"? Си, конечно. Они уехали всего с час назад. Если сеньор желает, для него есть такая же машина. Нет, они не сказали, куда направляются. Но их машину он сразу узнает - номер у нее на единицу меньше, чем у "восса", дожидающегося очередного клиента. О, сеньор очень щедрый.
Стоит только правильно сочинить историю, большинство людей из кожи лезут вон, чтобы тебе чем-то помочь. Да, много все-таки дураков на свете.
Он битый час колесил по улицам маленького городка, но так и не отыскал этот электромобиль. Подземных общественных стоянок здесь не было, только несколько частных, огороженных. Маловероятно, чтобы они сняли здесь квартиру, а машину спрятали - ведь электромобиль взят напрокат, а беглецы даже не старались оставить за собой ложный след. Больше похоже, что они покинули город. Кинг не мог утверждать этого с полной уверенностью, но интуиция подсказывала - здесь ему больше нечего искать.
Он притормозил у обочины, не заглушив двигателя. Итак, настало время обоснованных догадок.
Если они взяли напрокат машину, чтобы отправиться в какое-то другое место, значит, это место недалеко отсюда, в пределах нескольких часов езды. Иначе проще было бы нанять самолет - по всей стране есть частные аэродромы, готовые его принять.
А что расположено в радиусе, ну, скажем, ста километров вокруг этого убогого городишки?
Он обратился к компьютерной карте. За пределами редких очагов цивилизации чужаку почти не на чем остановить свой взгляд. Есть, конечно, несколько плантаций на расчищенных от леса участках, какая-то полузаброшенная шахта, несколько научных экспедиций, археологические раскопки, кемпинги для туристов, желающих насладиться природой в ее первозданном виде. В лесу обитают также несколько неприкаянных душ, склонных к отшельничеству, и, согласно молве, прячутся племена аборигенов, ушедших в глубину чащи, подальше от цивилизации. Правда, Кинг считал, что это всего лишь современный миф вкупе с историей об одной старушке, которая вырастила в своем доме корову, подкармливая ее цветочками из деревянных ящиков на подоконнике.
На юге, в пределах сотни километров, на берегу Амазонки находились порты Санта-Рита-ду-Вейл и Сан-Паулу-ди-Оливенса. Но там они могли бы посадить самолет. К востоку располагался город Санту-Антониу-ду-Иса, тоже с небольшим аэропортом.
Проехал мимо на мотоцикле с коляской полицейский, нещадно тарахтя небольшим двигателем на спиртовом горючем. Кинг взглянул на него мельком и тут же о нем забыл.
К востоку, уже на колумбийской территории, находилась Санта-Клара.
На севере не было даже малейших признаков цивилизации до самой Тарауаки, стоящей на реке Уаупес, притоке Рио-Негро. А это в трехстах километрах отсюда.
Кинг внимательно изучил компьютерную карту.
На север. Они поехали на север.
Конечно, он не смог бы привести никаких рациональных доводов. И все-таки был уверен в этом. Да, они спасаются бегством, но при этом бегут в какое-то конкретное место. Где-то есть база, укромное пристанище, в котором шпионка будет чувствовать себя в безопасности. Точно так же он недавно догадался, что они летят в Лос-Анджелес. Называйте это инстинктом осведомленного человека, если хотите. Как-нибудь на досуге он поразмыслит над этим феноменом, а сейчас достаточно того, что его интуиция в очередной раз сработала.
Что касается конспиративных явок, то Забой имел сотни таких мест на этой планете и в других мирах. И, конечно же, любая другая шпионская организация обязательно располагает подобными объектами. Правда, секретными агентами не особо дорожат и с легкостью жертвуют, но время от времени возникает необходимость сберечь нечто по-настоящему ценное, и только совершенно беспомощная служба пасует перед такой ситуацией. Бесспорно, служба безопасности З-2 по масштабам деятельности уступает Забою, но беспомощной ее не назовешь - иначе сотрудники ее были бы полностью деморализованы.
Конечно, иногда удобнее всего прятаться в толпе. Но все зависит от того, что именно ты хочешь спрятать. Четыре тысячи квадратных километров джунглей способны скрыть очень многое.
Кинг снова вырулил на улицу и повел машину на магистраль север - юг. Он поедет на север. Он знает, что они движутся в этом направлении, и станет обшаривать каждое подозрительное место, пока их не найдет.
* * *
- Почти приехали, - сказала Зия. - Еще пара километров осталась.
Силк сделал глубокий вдох.
- Хорошо.
После нескольких крутых поворотов справа показалось еще более узкое ответвление дороги. Зия проверила километраж по одометру карты. Все совпадало. Объект должен находиться здесь. И она повернула.
Еще километр по ухабам - и они уперлись в стальные решетчатые ворота, запертые на дешевенький замок с шифром. Заросли подступали совсем близко к дороге, оставляя просеку метра в два.
- Сейчас разберемся, - сказала Зия, вышла из машины и набрала какой-то восьмизначный код.
- Как тебе это удается? - поинтересовался Силк, когда она снова села за руль. - Столько всего держать в голове? Инопланетные языки, явки, разбросанные по всей галактике, коды замков?
- Это как в школе, Силк. Ты зубришь предмет до тех пор, пока не сдашь экзамен. Мы сейчас разрабатываем программу вирусного обучения - такую, чтобы зараженный человек просыпался, зная еще один иностранный язык. Но пока эксперимент находится в начальной стадии. А с шифром все очень просто. У оперативников З-2 в ходу одна старая шутка, не предназначенная для начальственных ушей. На всех объектах второстепенной важности кодом служит одна и та же комбинация из восьми букв: м-а-т-ь-в-а-ш-у. Запомнить ее не составляет труда.
Силк лишь покачал головой.
Еще один километр по петляющей дороге, и вот уже впереди показался объект. В центре обширной, расчищенной от леса площадки высились четыре сооружения из стекловолокна - голубые полупрозрачные цилиндры, продольно разрезанные пополам и установленные вертикально на рыхлой почве. В самом маленьком из них легко могла поместиться дюжина людей, в самом большом можно было бы спрятать четыре автобуса, поставленных в два этажа. Двери во всех четырех строениях были заперты.
В лагере стояла такая тишина, что тарахтение двигателя в электромобиле казалось непомерно громким.
Зия выключила мотор, и тишина окончательно поглотила все звуки.
- Что-то здесь не так, - сказала Зия. Силк посмотрел на нее, потом на строения.
- Что именно?
- Большинство наших агентов здесь - местные жители, земляне, хотя и хорошо оплачиваемые. И есть среди них по крайней мере один уроженец Новой Земли. Если они на месте, то должны знать о нас. Один из тех двух парней - у дороги и у ворот - обязательно им просигналил. По инструкции, кому-то из персонала положено стоять здесь с улыбочкой, напустив на себя ученый вид.
- А может быть, они любят поспать допоздна?
- Может быть. И все-таки: почему бы тебе не вставить стрелу в свою игрушку?
Силк судорожно сглотнул слюну и потянулся к арбалету.
- А мне одолжи нож.
Сил протянул ей финку. Она расстегнула заклепку и вытащила финку из ножен. Повертела оружие в руке, приноравливаясь к нему, снова убрала в ножны и засунула за пояс.
Машина их стояла, обращенная одним боком к ближайшему строению.
- Теперь мы вот как поступим: я подойду к двери и постучусь. А ты выберешься из машины и встанешь за ней. Оружие опусти, чтобы его не было видно, и наблюдай из-за крыши. Не исключено, что ребята здесь просто засиделись без дела и немного обленились. Но на всякий случай ты меня прикроешь.
- Понял.
- А ты справишься? Силк кивнул.
Зия сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться. Но гормоны буквально бурлили в ней, наполняя тревожным предчувствием. "Что-то здесь не так, - упрямо твердил внутренний голос. - Брось эту затею и уезжай".
А более хладнокровная часть ее естества возражала: "Деваться нам все равно некуда, дорогуша. Нужно ведь как-то возвращаться домой. А иначе станет совсем худо".
Но и внутренний голос не желал сдаваться: "Да бросьте вы - хуже уже не бывает. Бросай все и беги, прямо сейчас".
Зия покачала головой. Нет уж, извини...
Она выбралась из машины и направилась к двери полупрозрачной башни.
Силк тоже вышел наружу, стараясь держать пониже заряженный арбалет. Машина прикрывала его до середины груди, он стоял, повернувшись левым боком к зданию - так, чтобы в случае чего вскинуть арбалет на плечо и выстрелить из-за автомобильной крыши, не переступая с ноги на ногу.
Во рту у него пересохло, сердце стучало все быстрее, все громче. "Расслабься, - внушал он себе. - Отнесись к этому как к спортивному состязанию. Техника у тебя есть. А теперь потребуется собранность. Старайся дышать размеренно..."
"Нет, дружок, это не спорт. Что ты сделаешь, если кто-нибудь выскочит из этой башни с ружьем? Выстрелишь в него?"
Ну, я ведь подстрелил того здоровенного парня, что выскочил из моего куба. Стрелу так и не нашли.
"Тогда ты выстрелил со страху. Хладнокровное убийство - совсем другое дело".
Послушай, если кто-то помчится на меня с пушкой, я так перепугаюсь...
Но, как ни странно, он сам себе не поверил. Раз он пришел сюда, значит, тоже стал игроком. И перестал быть послушной игрушкой в чьих-то руках.
Зия постучалась в дверь.
Силк сглотнул слюну и задержал дыхание, стараясь успокоиться.
Никакого ответа.
Зия стукнула снова.
- Никому не двигаться! - произнес кто-то у Силка за спиной.
* * *
У местной дороги оказалось гораздо больше ответвлений, чем ожидал Кинг, учитывая, что цивилизация еще почти не коснулась этих мест. На протяжении первых десяти километров ему пришлось останавливаться по меньшей мере дюжину раз, чтобы осмотреть разного рода подозрительные боковые лазейки. При этом он не отнимал руки от пневматического пистолета, лежащего на соседнем сиденье под запасной рубашкой. А тот пистолетик, которым он прикончил Пирса, теперь торчал у него из носка, под брючиной из тонкого тропического материала.
Он все время оставался настороже, но пока поиски не дали никаких результатов. Те люди, что повстречались ему при первых семи остановках, ничего не знали о тех, кого он искал. Свернув с основной дороги в восьмой раз, он наткнулся на женщину, которая видела примерно такую же машину, как у него, проезжавшую в этот же день двумя часами раньше.
* * *
Не будь Силк так взвинчен, не будь невидимая пружина, спрятанная внутри него, ломкой, как тонкая сосулька при околонулевой температуре, он, наверное, бросил бы арбалет и поднял руки. То есть поступил бы разумно, рационально. Но к этому времени от его рационализма не осталось и следа. Он активно включился в окружавшее его безумие.
Силк вскинул арбалет.
И когда время снова потекло в замедленном темпе - то, к чему он уже привык, - он увидел человека в светло-зеленой рубашке и желтых шортах, стоявшего метрах в двадцати от него, наводя длинное ружье на Зию или по крайней мере в ее сторону. Когда зрительная перспектива его сузилась до предела, а звон в ушах поглотил все остальные звуки, он увидел, как человек в цветастой одежде начинает поворачиваться, чтобы выстрелить в него...
Целиться уже некогда, произнес внутренний голос - спокойно, холодно, как нечто само собой разумеющееся.
И Силк действительно не стал целиться. Сосредоточившись на этом опасном для него объекте - человеке с винтовкой - он доверился мускульной памяти. За эти годы он упражнялся в тире тысячи раз, и тело его уже непроизвольно принимало правильную позицию. Стрельба навскидку - вот как это называлось. И хотя этот способ не годится для стрельбы с большого расстояния по круглой мишени, но вблизи, по крупным объектам, так вполне можно попасть. Мозг у Силка практически отключился, тело само принимало решения.
Стреляй! Сейчас!
Силк спустил курок. И увидел плавно летящую стрелу. Вот она вонзилась стрелку в грудь и вошла наполовину.
Его противник выронил оружие, схватился за стрелу обеими руками и потянул за нее. Руки его соскользнули, сорвав со стрелы часть оперения. Он попятился назад...
И тут Зия издала низкий, утробный крик.
Силк обернулся так резко, что едва не упал. И увидел перед собой следующую картину.
Дверь полупрозрачного сооружения приоткрыта. Снаружи стоит человек с пистолетом в руке. Зия стоит пригнувшись, с вытянутой рукой, как будто нанося ему кулачный удар в грудь. Нож, рукоятку которого она сжимает, воткнут незнакомцу в солнечное сплетение...
- В машину! Быстрее, быстрее!..
Силк рывком распахнул дверцу и запрыгнул в электромобиль.
Зия тоже бросилась к машине. К тому времени, когда она подбежала, Силк уже открыл дверцу с ее стороны. Позади нее человек, которого она пырнула ножом, медленно сползал на землю. В руке она держала окровавленный нож.
Вот с ревом вернулся к жизни мотор, и Зия выжала полный газ. Выбрасывая комья грязи из-под колес, машина описала полукруг и, когда сила тяги оказалась достаточной, рванулась вперед.
Уже набирая скорость, они услышали позади чей-то крик.
И еще Силк расслышал выстрелы.
Уже сидя за рулем, Зия попыталась осмыслить происходящее. Что у них тут творится, черт возьми? Она ожидала на базе чего угодно, только не этого. И куда им теперь податься?
Она сбавила скорость, готовясь сделать поворот. И тут что-то металлическое стукнуло два раза о кузов. Те люди стреляли им вслед. А кто они такие - черт их разберет...
На соседнем сиденье Силк перезаряжал арбалет. Лицо у него было бледное. Впрочем, главное, что он не подкачал в решающий момент. Тот стрелок, разряженный, как попугай, наверняка бы ее убил, если бы Силк не продырявил его стрелой. Она едва успела справиться с парнем, который выбежал из башни. Черт.
Еще один поворот - и вот уже показались ворота.
Два человека с винтовками преградили им путь.
- Зия?
- Мы их протараним. Пристегнись к креслу и пригнись как можно... Черт!
- Что случилось?
- Мотор заглох.
Она попробовала снова завести двигатель. Никакого результата. Должно быть, пуля повредила мотор. Какое там протаранить ворота! Вряд ли машина вообще докатится до того места, уже не говоря о том, чтобы прорваться дальше под пулями охранников.
Зия притормозила.
- Бери свои стрелы и выпрыгивай. Придется пострелять, пока мы будем кружить по лесу.
- Кружить по лесу?
- Ну да. Какие-то сволочи загородили нам прямой путь с этой планеты. Значит, придется идти окольным.
Те двое уже направились к ним.
Силк вышел из машины, и Зия увидела, как светящееся пятнышко, отбрасываемое лазерным прицелом, стало перемещаться к Силку.
- Силк!
Он вскинул арбалет - так непринужденно, словно и не спешил никуда. Выстрелил.
Один из наступавших упал на колени - стрела пробила ему грудь чуть повыше и левее сердца. Его напарник тут же бросился наземь и открыл пальбу.
- Бежим!
Силк метнулся к лесу. Зия за ним.

Глава тридцать шестая
Когда Кинг работал на Забой, некоторые его коллеги хвастались, что у них нюх на неприятности. Кинг вначале посмеивался над ними, но по прошествии лет стал придавать значение их словам. Едва ли стоит рисковать жизнью, руководствуясь одной лишь интуицией, но все-таки Кингу пришлось признать, что в определенных обстоятельствах этот фактор существует.
Свернув в очередной раз с основной дороги, Кинг вдруг почувствовал, как его нутро сжимается от тревожного предчувствия. Воздух вокруг словно колебался от каких-то сотрясений, сигнализируя об опасности...
Кинг остановил машину, заглушил электромотор. Но и в тишине не смог обнаружить источник своего беспокойства. Он посидел несколько секунд с открытым окном, прислушиваясь. Конечно, действуя по наитию, без всякой явной причины, он выглядел несколько глупо в собственных глазах. И все-таки если на извилистой узкой просеке посреди густой чащи может быть что-то неожиданное, то лучше приготовиться к самому худшему. Очень простое решение.
Кинг вышел из машины. Достал пистолет, убедился, что он заряжен и снят с предохранителя, и осторожно двинулся вперед вдоль края просеки. Увидев что-то подозрительное, он бы тут же нырнул в джунгли. Уже минуло несколько лет с тех пор, как он последний раз тренировался на лесистой местности, и теперь приходилось напрягать память, чтобы извлечь оттуда полученные прежде навыки. Кажется, им советовали ходить по зарослям непринужденно. Если человек крадется, стараясь не задеть за ветки, не наступить за листья, это мало что дает - лучше идти ровным шагом, не разводя руками кусты, а проскальзывая через них...
В этот момент кто-то вскрикнул.
Кинг пригнулся, еще крепче стиснув во влажной ладони рукоять пистолета. Звук раздался где-то впереди, но он так и не разглядел кричащего человека.
Он дошел до следующего поворота, присел на корточки и утиным шагом доковылял до толстого дерева. Укрывшись за его стволом, огляделся вокруг.
Впереди путь преграждали металлические ворота, по другую сторону которых на земле лежал человек. Он распластался на спине, согнув одну ногу в колене, схватившись руками за грудь примерно в области сердца.
Кончик короткой стрелы выступал над его сцепленными пальцами.
В этот момент кто-то зашелестел в зарослях слева от Кинга - человек, который либо не прошел специальной подготовки в джунглях, либо предпочел забыть на время об этой науке.
Сил к! Ну конечно, ведь Кинг шел за этой парочкой по пятам! Да, это точно он!
Кинг стал торопливо пробираться вперед, бросая взгляды по сторонам. Так и не отыскав никого, он, пригнувшись, дошел до распростертого на земле человека.
Тот был еще живой, когда Кинг подошел к нему, хотя и в ужасном состоянии. Увидев приближающегося человека, он простонал:
- По... помогите. В меня стреляли.
Кинг ногой отшвырнул валявшееся рядом ружье и склонился над раненым.
- Кто ты такой?
Незнакомец попытался вытащить стрелу из своей груди и тут же вскрикнул от боли.
- Если хочешь получить помощь, назовись вначале.
- Я... я Нэнс, изЛЧЧР...
Кинг удивленно уставился на раненого. Да, ну и дела...
- Откуда здесь взялись люди из Лиги Чистоты Человеческой Расы? Что это за место?
Его собеседник, очень бледный - наверное, в состоянии шока, - плотно сжал губы.
- У меня в багажнике лежит аптечка, - сказал Кинг. - Она тебе сейчас здорово пригодилась бы.
Раненый покачал головой. Да, упрямый народ.
- Пойми: я могу воткнуть тебе стрелу в глаз, и тогда все твои страдания разом закончатся, и жизнь вместе с ними. А могу принести аптечку и спасти тебя. Так на чем мы порешим?
Лицо раненого к этому моменту стало белым, как у призрака.
- Эти... эти ворота ведут к шпионской базе инопланетян, - прошептал он. - Мы... мы уже давно об этом знали. Мы вы... выжидали, пока здесь появится одна сучка. Они... у них... - Тут он закашлялся, потом застонал от боли и лишился чувств.
Кинг потрогал его сонную артерию. Пульс все еще прощупывался, хотя и с трудом. Он отвернулся, посмотрел на просеку и обступавшие ее джунгли. Электромобиль - точная копия его собственного - замер на тропе, метрах в двадцати от него. Не слышно было больше людей, идущих напролом через чащу, - видимо, сообщников раненого, которые погнались за Силком и этой проклятой бабой.
Кинг прикинул, что ему делать дальше. Бегать за этой парочкой по джунглям - бессмысленно. Если они забрались в такие дебри, значит, на базе есть нечто такое, что им позарез нужно. Хорошо бы выяснить, что именно.
* * *
Уже пробежав первые двести метров, Силк в кровь расцарапал лицо и руки. Он дважды едва не потерял арбалет, налетев на что-то острое, и вывихнул руку в запястье, когда его стрелы запутались в петле из лианы. От него исходил кисловатый запах пота, во рту пересохло, несмотря на влажный воздух.
- Остановись на секунду, - попросила. Зия. Они замерли на месте.
- Ты что-нибудь слышишь?
Силк покачал головой:
- Нет.
- Я тоже. Кажется, мы от них оторвались.
- Очень хорошо. Тогда давай присядем и отдохнем.
Они опустились на землю.
- Ну и что дальше?
Зия провела рукой по коротко остриженным волосам.
- Покружим немного, а потом попробуем незаметно пробраться на базу.
- А потом?
- Давай не заглядывать так далеко вперед, Силк. Вначале нам еще придется сообразить, в какой стороне эта чертова база.
Он встал, прошелся кругом и показал рукой:
- Вон там.
Зия посмотрела на него изумленно:
- Откуда ты знаешь? Мы ведь столько блуждали по лесу и все время меняли направление.
Он пожал плечами.
- Знаю - и все. Я еще мальчиком всегда с первого раза запоминал дорогу.
Он снова сел на землю.
- Очень ценное качество.
Оба умолкли на несколько секунд. Потом Силк спросил:
- А что с нами будет дальше, Зия? Кстати, как тебя зовут на самом деле?
- Зия - это мое настоящее имя, - призналась она. - И я не имела права его выбалтывать.
- Тогда почему ты это сделала? Она воздохнула.
- Хоть убей, не знаю.
- А как насчет первого вопроса?
Зия облокотилась о гладкий ствол дерева и обхватила руками колено.
- Я уже сказала - давай не будем забегать вперед.
- К черту все это... - вдруг сорвалось у него с языка.
Зия недоумевающе посмотрела на него.
- Ты - инопланетная шпионка. Хочешь добраться до транспортного средства, которое доставит тебя в космос. Оттуда ты сможешь добраться домой на попутном корабле. Ты прилетала сюда за Спаклером, да только он давно лежит на дне морском, и значит, тебе больше нечего делать на этой планете. Ты не смогла доставить его обратно и потому обеспечила, чтобы никто другой не воспользовался его генетической структурой. Вряд ли рыбам есть дело до того, что он собирался жить вечно. Впрочем, они в любом случае никому ничего не расскажут.
Ну а как быть со мной? Я знаю обо всем - ты мне сама рассказала. И выходит - я теперь сижу по уши в дерьме?
Зия ничего не ответила. Силк увидел, как она расцепила пальцы и незаметно убрала правую руку за спину - так ей легче было дотянуться до финки, заткнутой за пояс.
- Бросить меня здесь ты не можешь. Меня подберет кто-нибудь еще - например, дружки того верзилы. И вытянут из меня все. Значит, я так же опасен для тебя, как в свое время Спаклер.
Заряженный арбалет балансировал у него на коленях. Правая рука лежала на прикладе. Силк мог навести свое оружие быстрее, чем Зия - при всем своем проворстве - вытащить нож и броситься на него. Судя по тому, как она развернула плечо, ее пальцы уже касались ручки ножа.
Сможет он в нее выстрелить? А почему бы и нет, учитывая, сколько людей он уже продырявил своими стрелами и пулями? Из легендатора Силк превратился в убийцу, причем гораздо быстрее, чем это можно было ожидать. Да, каждый раз его действия носили характер самообороны, но поразительно, что он почти не испытывал раскаяния. Силк слышал об одном полицейском, который застрелил каких-то уголовников на месте преступления. Ему потом пришлось годами лечиться у психиатров, чтобы не сойти с ума. А Силк до сих пор не очень-то тревожился насчет убитых им людей. Вернее, это беспокоило его, но вот с какой стороны: его не покидало ощущение, что вскоре последуют новые трупы. Знай Силк наверняка, кто повинен в смерти Мак, он без колебаний бы вышиб этому человеку мозги.
Господи, вот ужас.
Да, он смог бы выстрелить в нее. Спустить курок арбалета - что может быть проще. Вопрос, станет ли он это делать?
Нет, понял Силк. Не станет. И это особенно его пугало.
Силк превратился в совсем другого человека - дело здесь не только в том, что он мог теперь стрелять по людям. Зия выбила его из привычной колеи и при этом прочно вошла в его жизнь. Трудно сказать, подходит ли здесь слово "любовь", но как ни называй это чувство, а Силк теперь и помыслить не мог о том, чтобы убить ее. Если хочет, пусть вытащит нож, пусть всадит ему в горло - он не станет ее останавливать.
"Господи, да ты совсем уже свихнулся! Как только она дернется, стреляй!"
Нет.
- Подержи, пожалуйста, - попросил Силк, протягивая ей арбалет. - Мне нужно отлить.
"О Боже!"
Зия взяла у него оружие и теперь сидела, глупо глазея на Силка. А он повернулся к ней спиной и отошел на несколько шагов.
"Он все понимает".
У Зии внутри все похолодело - будто какая-то скользкая рептилия заползла ей в желудок, а теперь пыталась выбраться обратно. Силк знает, что она зажала в руке нож и готова в любую секунду броситься на него. Знает, что живым она его здесь не оставит. А ведь он успел бы вскинуть арбалет и поразить ее прямо в сердце, прежде чем она сдвинулась бы на сантиметр.
Да, мог бы, но не сделал этого. Вместо этого он отдал свое оружие и повернулся к ней спиной, предельно упростив ее задачу. Теперь она может прикончить его, даже не глядя ему в лицо.
Почему?
Он - не трус. Зия давно это поняла. Он уложил то ли трех, то ли четырех ее врагов. Значит, убийство не противоречит его натуре. И все-таки он не стал стрелять в нее, когда у него была такая возможность и когда он знал - она может в любой момент его уничтожить.
"О Боже!"
Она услышала, как тонкая струйка ударила по опавшим листьям. Господи, он действительно хотел помочиться.
Вот он закончил и застегнул брюки, продолжая стоять к ней спиной. Потом сделал глубокий вдох и обернулся. Зия заметила, что его трясет.
- Что с тобой? - спросила она.
Он лишь развел руками, не в силах унять дрожь.
- Ты что, с ума сошел? Как ты мог это сделать? Ты ведь знал, что я схватилась за нож. Тебе что, жить надоело?
Он покачал головой, опустил руки. И заговорил, мягко, приглушенно, почти шепотом:
- Нет, я не хочу умирать. Но, наверное, я действительно безумец, потому что... потому что мне легче умереть самому, чем тебя убить.
Зия почувствовала, что сердце ее разрывается на части. Никто еще не вел себя с ней так, как этот землянин.
- Разве так можно, Силк... - проговорила она, всхлипывая. - Как мне теперь поступить... - Она вскочила, выронив арбалет, и заморгала часто-часто, стараясь высушить слезы. - Я не готова к этому!
- Я тоже, - сказал Силк и обнял ее.
* * *
Кинг заметил за оградой еще двух покойников - у одного из груди торчала стрела, другой истек кровью после ранения, то ли огнестрельного, то ли ножевого, как ему показалось. Точнее он не мог определить с такого расстояния - Кинг прятался в листве раскидистого растения на самом краю лужайки. Там его и настигли отдаленные раскаты грома. Воздух посвежел, легкий ветерок принес с собой запах надвигающегося дождя.
Судя по звукам, доносившимся из меньшего строения, там засели какие-то люди. Но сколько их? Неизвестно. Кинг полагал, что шпионы Новой Земли, постоянно действовавшие на базе - если поверить рассказу того раненого, - или мертвы, или, во всяком случае, выведены из строя. Значит, голоса, которые раздаются изнутри башен, скорее всего принадлежат агентам ЛЧЧР. От входа его отделяли метров пятнадцать-шестнадцать. Вдруг кому-то из них вздумается выйти наружу, подставив себя под пули. С такого расстояния он уж точно не промажет...
Кинг ухмыльнулся. Ишь чего захотел...
Но, видимо, богам опять наскучила предсказуемость в ходе событий. Секунд через десять дверь действительно распахнулась, и на пороге показались трое мужчин и женщина. Все четверо - в камуфляжном снаряжении, с винтовками.
И снова гром прокатился над лужайкой. Небо потемнело, верхушки деревьев закачало ветром.
- Черт, только дождя нам не хватало, - процедил один из этой четверки.
Другой ответил:
- Если бы ты их не проворонил, нам бы сейчас не пришлось мокнуть в джунглях.
- А пошел ты... - огрызнулся первый.
Они постояли какое-то время, глядя в ту сторону, откуда шла гроза.
Кинг лихорадочно соображал. Их четверо - значит стрелять придется быстро. На каждого он потратит секунду, от силы полторы - нужно быть слепым, чтобы не попасть с этого расстояния. Оружие его заряжено отравленными стрелами, и любая царапина для них станет смертельной.
Ну что же - за дело.
Хотя небо и потемнело, но все равно было слишком светло, чтобы воспользоваться лазерным прицелом. Он взял на мушку того человека, что стоял от него дальше всех, сделал глубокий вдох и резко нажал на спусковой крючок. Первый еще не успел упасть на землю, как он навел оружие на второго и снова выстрелил.
Звуки выстрелов переполошили остальных, но едва они заметались в страхе, оглядываясь по сторонам, как он выпустил третью стрелу - на этот раз в женщину.
Последний из этой четвертки завертелся волчком, беспорядочно паля в воздух из какого-то полуавтоматического оружия. Пули срезали верхушки кустарников, застревали в стволах деревьев и стенах полупрозрачных башен, но каждый раз стрелок брал слишком высоко, чтобы попасть в распластавшегося под густой листвой Кинга.
Кинг прицелился в него и выстрелил дважды.
Не прошло и двадцати секунд, как все четверо лежали на земле, мертвые или на последнем издыхании.
Отличная стрельба, Депард.
Он еще побыл в засаде какое-то время, ожидая - не прибегут ли сюда другие агенты ЛЧЧР, привлеченные шумом, но вот прошло уже пять минут, а никто так и не появился. Неужели он всех уложил?
Это было бы прекрасно.
Минутой спустя дождь привел свои угрозы в действие. Крупные, увесистые капли, сносимые ветром, наискось забарабанили по полупрозрачным стенам. Густые заросли защитили Кинга в первые минуты ненастья, но потом листья вымокли и дождевые струи просочились внутрь. Впрочем, дождь был теплый и после иссушающего утреннего солнца даже принес с собой некоторое облегчение.
Четыре агента лежали неподвижно. Ни вспышки молнии, ни громовые раскаты не нарушали их покоя.
А когда ливень разыгрался в полную силу и все вокруг затянуло непроницаемой серой пеленой, Кинг выбрался из зарослей и поспешил к ближайшей башне. Он рывком распахнул дверь и заскочил внутрь, держа пистолет на изготовку. Впрочем, оказалось, что это излишняя предосторожность. Все пять человек, что находились внутри - агенты З-2, как предполагал Кинг, - лежали в ряд без всяких признаков жизни.
Ну что ж, похоже, игровое поле теперь осталось за ним.
И довольно ровное.

Глава тридцать седьмая
Дожди, к которым Силк привык в Гане, не шли ни в какое сравнение с тем, что здесь творилось. Он словно оказался под водопадом. Через эту глухую серую стену пробивались лишь порывы ветра да ослепительные вспышки, сопровождаемые треском лопающегося брезентового полотна и басистыми раскатами, сотрясавшими его до основания. Он едва видел Зию, стоявшую в полуметре от него, и с трудом мог до нее докричаться. Деревья раскачивались под грозовым натиском, клонили кроны к земле, сорванные листья тут же смывало прочь. Словом, впечатляющая картина.
- Куда нам? - крикнула Зия.
Силк показал рукой. Ну что же, по крайней мере он не сбился с пути.
Волосы у Зии прилипли в голове, вымокшие рубашка и брюки облегали тело будто слой штукатурки. И все-таки она оставалась самой привлекательной женщиной из всех, кого он в жизни видел.
Даже привлекательнее Мак?
Чувство вины захлестнуло Силка, заставив на мгновение забыть о ливне. И все-таки ему пришлось сознаться самому себе - да, привлекательнее Мак.
Два человека упрямо брели под дождем. Пару раз им пришлось огибать непролазные заросли, недавно упавшее дерево - с обнаженных корней еще не смыло грязь - преградило им путь. Но они продолжали идти, полной грудью вдыхая насыщенный озоном воздух. Несколько раз Силку показалось, что он видел дым, клубящийся над верхушками деревьев.
Во время короткого затишья, когда дождь не хлестал, а лишь слегка накрапывал, Зия спросила:
- А ты сможешь найти нашу машину?
- Смогу. Только зачем - ей ведь все равно конец, да?
- Да, так же как и одному из тех парней, что в нас стреляли. Вряд ли кому-нибудь вздумается снаряжать в такой ливень похоронную команду. Значит, он до сих пор там.
- А он тебе зачем понадобился?
- Не он, а его оружие.
- У меня ведь есть вот это. - Силк потряс арбалетом.
- Да, и ты с ним неплохо управляешься. Не знаю, правда, будет ли он действовать после такой бани. Но я себя увереннее чувствую с винтовкой. Мы ведь не знаем даже, во что ввязываемся, и кто эти люди на базе, и сколько их.
Снова убийства? Раньше ему стало бы дурно от подобных мыслей. А теперь все это стало в порядке вещей. Он кивнул.
Они отыскали электромобиль - на том самом месте, где бросили его, - и какое-то время наблюдали из укрытия, как струи дождя хлещут по маленькой машине.
Метрах в тридцати от них, возле ворот, неподвижно лежал человек, в которого стрелял Силк. Подойдя ближе, он убедился, что тот мертв - широко раскрытые глаза не мигали от падающих на них дождевых капель.
- Я пошла за винтовкой, - сказала Зия. - Прикрой меня.
Зия опустилась на четвереньки и осторожно добралась до того места, где в грязи лежала винтовка убитого. Схватила ее и побежала обратно, к сидящему на корточках Силку.
Сидя в грязи, она бегло осмотрела оружие. Потом нажала куда-то, и полный патронов магазин выскочил к ней на ладонь.
- Шестимиллиметровые.
Она вынула один патрон из магазина. Белая гильза диаметром примерно с большой палец Силка была сделана из чего-то вроде пенопласта. Из нее выступал черный конус величиной с мизинец.
- Это "черный коготь", - пояснила Зия. - Она же - "морская звезда". Пуля с мягкой головкой. При контакте осколки разлетаются звездообразно. Белый материал - это взрывчатое вещество.
Она вставила патрон обратно и примкнула магазин.
- Судя по счетчику, все восемь патронов на месте. Лазерный прицел действует. Вода ничего не испортила. - Она улыбнулась Силку. - Ну вот, теперь совсем другое дело.
"Господи, Силк, ты втюрился в женщину, для которой винтовка - лучшая забава?"
Ну и что с того, черт возьми?
- Ну а теперь давай сходим выясним, на что нам можно рассчитывать.
Он кивнул.
Они углубились в джунгли, неотступно преследуемые дождем.

Глава тридцать восьмая
Совершив разведывательный обход базы, Кинг быстро все выяснил, несмотря на нещадно хлеставший ливень. Объект этот якобы предназначался для изучения биологических явлений, в первую очередь растительного мира. Соответственно создатели центра позаботились о внешних атрибутах, призванных убедить человека со стороны, не искушенного в профессиональных тонкостях, что так оно и есть. По сути дела, единственное, что выдавало иное, звездное предназначение базы, - это небольшой корабль, спрятанный внутри самого крупного из строений. Впрочем, термин "звездный" здесь не совсем подходил. Летательный аппарат обладал достаточной мощностью, чтобы разорвать гравитационные оковы, удерживающие его возле Земли, и, набрав необходимую скорость, выйти на орбиту. Вполне подходящая штука для тех, кому приходится спешно покидать планету. Конечно, радары Земной Службы Безопасности и допплеровские локаторы, густо разбросанные по планете, обнаружат взлетающий корабль, но ни для кого не секрет, что зонтик, прикрывающий земной шар, в первую очередь рассчитан на отражение возможной агрессии извне, а не на то, чтобы сбивать беглецов. К тому времени, когда они расшифруют данные, поступившие с радаров, и примут какое-либо решение, корабль уже станет недосягаемым для большинства зенитных батарей. А запускать боевую ракету в межкосмическое пространство крайне нежелательно с политической точки зрения, и на такую меру идут только в исключительных случаях - если нарушитель несет в себе реальную угрозу для Земли.
Прокрасться тайком на Землю почти невозможно, а вот удрать с нее - относительно легко.
Осмотр базы показал также, что, кроме Кинга, на ней никого нет. К этому времени дождь немного поутих, центр грозы переместился в сопредельные районы. Значит, если его наблюдения за тропической погодой верны, то скоро выглянет солнце и начнет собирать влагу для следующего атмосферного цикла.
Кинг подобрал винтовку одного из агентов ЛЧЧР, нашел укрытое листвой со всех сторон место, откуда просматривался единственный незаблокированный вход в ангар, и, расположившись в теплой грязи, стал ждать.
Если шпионка и ее сообщник живы, они придут сюда. В этом сомневаться не приходится. Земля хоть и перенаселенная планета, но электронные устройства сделали ее маленькой. Стоит только привлечь побольше людей, и они рано или поздно тебя отыщут - если ты, конечно, не отгородился полностью от внешнего мира.
Нет, его жертвы обязательно сюда пожалуют - им нужен корабль, чтобы сбежать с Земли. Уж на этот раз он как следует приготовится к их появлению. Желательно взять живьем кого-то одного из этой парочки - тогда все эта эпопея завершится самым благоприятным образом. Да, так или иначе скоро должна наступить развязка. И ни к чему за всю свою жизнь Кинг еще не стремился так сильно.

Глава тридцать девятая
Вооружившись, Зия почувствовала себя немного лучше, но душевного спокойствия так и не обрела. Поступок Силка ее здорово обескуражил, и то обстоятельство, что спецсредство для бегства с Земли попало в неведомо чьи руки, тоже не радовало. Она понимала, что агентов Земной Службы Безопасности - по крайней мере в их официальном качестве - здесь нет. Если бы за дело взялась ЗСБ, то в окрестностях базы рыскала бы сейчас, несмотря на дождь, сотня-другая сотрудников с новейшим оборудованием, при помощи которого можно разглядеть каждую песчинку на пляже.
Гром все еще доносился до этих мест, но откуда-то издалека, с расстояния в несколько километров. Дождь пошел на убыль и теперь едва моросил.
Нет, кто бы в них ни стрелял, это не штатные сотрудники спецслужб.
И тогда получается... Что?
Что это некие люди, прознавшие об особых свойствах Спаклера. Кто они: недобросовестные агенты, решившие сорвать жирный куш для себя лично? Или медики, которые случайно наткнулись на результаты медицинских тестов, произведенных возлюбленной Силка, и осознали их подлинное значение?
Зия утерла лицо и вслед за Силком нырнула под нижние ветви. Да, конечно, неплохо было бы докопаться до истины, но, в сущности, это уже ничего не изменит. Спаклер мертв, и никто его не найдет. Она выполнила задание и теперь хочет только одного - поскорее добраться до дома.
И прихватить с собой Силка.
Парень определенно запал ей в душу, и Зия не знала, к чему все это приведет, продолжать ли их отношения, или положить им конец. Потом она разберется в своих чувствах. Неизвестно еще, выйдут ли они живыми из этой переделки, но сама она убивать Силка не собирается. Так же, как и он ее.
Вот так-то. Не "люблю тебя", а "убить тебя рука не поднимается". Едва ли это одно и то же. И тем не менее...
- До ограды - метров двести, - сказал Силк, остановившись.
- Хорошо. Теперь я пойду впереди. А ты старайся не шуметь и ступать мне в след.
- Нет.
- Что нет?
- Ты лучше вооружена. Я пойду впереди, а ты меня прикроешь.
А ведь он прав. И Зия это признала вслух.
Они поменялись местами, и Силк повел ее к базе.
* * *
Солнечный свет только-только стал пробиваться через бреши в облаках. Кинг ерзал в грязи, вот уже в третий раз проверяя пружину винтовки. Конечно, затевая все это, он вовсе не рассчитывал валяться в жидком месиве посреди тропических джунглей, но что поделаешь... В агентстве они быстро отбрасывали ненужную брезгливость - еще на первых тренировках. Кинг прожевал завалявшуюся в кармане плитку шоколада, запил ее содовой из пластиковой фляги и захотел было помочиться. Но тут же вспомнил, чем обернулось подобное поползновение в самом начале операции, и решил потерпеть. Он пролежит здесь столько, сколько потребуется.
Зия подползла к распластавшемуся на земле Силку и проследила взглядом за его рукой.
- Смотри... - прошептал Силк.
На мокрой земле лежали четыре человека в камуфляжном снаряжении. Трое мужчин и одна женщина, насколько Силк мог разглядеть. Никто из них не шевелился. Возле ближайшего из тел натекла лужица крови, изрядно разбавленной дождевой водой.
Опять трупы.
- Кто?.. - начал было он.
- Не знаю, - перебила Зия. - Наши люди так не одеваются, по крайней мере когда хотят выдать себя за ботаников. Это люди противника.
- А кто их убил?
- Спроси что-нибудь полегче. Кто знает: возможно, они только связали наших людей, а те освободились и убрали их.
- Ты действительно так думаешь? Она прикусила нижнюю губу.
- Вообще-то нет. Скорее всего с нашими ребятами сталось то же самое.
- И тогда?..
- Не знаю. Может быть, есть еще один игрок, который нам еще не попадался на глаза. Или попадался, но мы его не распознали.
Силк покачал головой. Ну и заваруха...
- Одно ясно: где-то поблизости бродят люди, у которых интересы совсем не совпадают с нашими. Да, быстро они управились с этими четырьмя - трупы-то совсем рядышком лежат.
- И что нам теперь делать?
- Искать их. Но только очень, очень осторожно.
Да, Зия хотела знать, что происходит, но важнее для нее было выбраться из этой мышеловки. Спецсредство находилось в самом большом из строений - если, конечно, его никто не увел. Им с Силком предстояло добраться до него, завести двигатели и дать отсюда деру, пока их не подстрелили, как тех четверых.
А где бы она сама устроила засаду? Если бы поджидала тех, кто должен вернуться и проникнуть в ангар?
Там, откуда видно двери. В большом строении два входа. На месте противника она заблокировала бы один из них и стала наблюдать бы за вторым. Ткнувшись в закрытую дверь, они потом все равно обойдут здание кругом либо наделают много шума, пытаясь проникнуть в здание с той стороны.
Итак. Где удобнее спрятаться, чтобы держать под контролем обе двери?
Она осторожно провела Силка, держа оружие наготове. Кое-где солнце проглядывало сквозь облака, но было все еще достаточно сумеречно, чтобы разглядеть на земле пятнышко, отбрасываемое лазерным прицелом.
С задней стороны ангара кусты заканчивались всего за несколько метров от стены. Зия пригнулась и стала пробираться сквозь заросли. Потом взмахом руки остановила Силка и ползком преодолела последние пять метров.
Минут через пять она убедилась, что вокруг никого нет, кроме них. И поползла обратно, к тому месту, где лежал Силк.
- Я никого не видела.
- Хорошо, и что теперь?
- Попробую открыть дверь. Он покачал головой:
- Нет, дай лучше я.
- Не строй из себя героя, Силк. Я в таких вещах лучше разбираюсь.
- Вот именно. К тому же у тебя восьмизарядная винтовка, а у меня только арбалет. Так что прикрой меня получше.
И снова он оказался прав.
- Хорошо, иди.
Силк подполз к краю зарослей, а потом резко вскочил и метнулся к двери. Ухватился за автоматическую ручку, дернул, но дверь, открывающаяся внутрь, не сдвинулась с места. Он снова нырнул в кусты и распластался на земле возле нее.
- Заперто.
Зия рассудила: если за дверью никто не наблюдает - а раз в Силка не выстрелили, то скорее всего так оно и есть, - значит ее действительно заперли. Она могла бы сбить замок выстрелом. А потом они по-быстрому заберутся в корабль, и тот, кто сторожит переднюю дверь, не успеет их остановить.
Конечно, к тому времени, когда они включат двигатели, могут начаться крупные неприятности. Корабль не бронированный, достаточно нескольких метких выстрелов, чтобы вывести его из строя, возможно, навсегда. Стекловолоконные стены ангара не защитят от пуль. А что, если к двери с той стороны прислонили пластобетонную бочку или что-нибудь в этом роде? Тогда они выдадут свое присутствие и при этом так и останутся торчать снаружи.
Нет, все-таки придется пройти кругом к главному входу.
Она объяснила все это Силку, и тот кивнул.
Они осторожно двинулись в обход.
* * *
Кинг расстегнул штаны, перекатился на бок, высвободил член и стал справлять малую нужду. Темно-желтая изогнутая струйка полилась в ближайшую лужу. С деревьев до сих пор звучно падали дождевые капли, и, даже если поблизости кто-то был, он все равно не расслышал бы журчания, издаваемого Кингом. Закончив, он застегнулся и снова лег на живот, держа наготове винтовку.
Ему сразу же полегчало.
Отдельные лучики солнца уже проникали на базу. Изумрудные джунгли сияли, освеженные недавним омовением. До чего плодородный край! Было даже что-то зловещее в этой неистребимой тяге к жизни.
И тут какой-то шум раздался у него за спиной, по левую руку.
Кинг набрал воздуху и задержал дыхание, с напряжением прислушиваясь. Да, ему бы сейчас здорово пригодились усилители звука, поляризующие линзы, детекторы с инфракрасными лучами.
И снова шум.
А что, если это отголоски ливня? Сорванный листок зашелестел, падая на землю, или какой-нибудь зверек расчищает вход в нору от разного сора.
Да, может быть, и так. А может быть, человек замыслил воровство и теперь тихонько сюда крадется.
И тут с ясностью, не оставляющей места ни для каких сомнений, Кинг осознал, что его вычислили. Значит, нужно поменять позицию!
Он выполз из-под куста. По расчищенной земле легче передвигаться. А если за спиной у него, в джунглях, кто-то есть, то под таким углом все равно не увидит его, если держаться у самого края зарослей.
Он двинулся ползком, но вскоре привстал на четвереньки. Быстрота - вот что сейчас главное. Нужно укрыться в каком-то более безопасном месте. Но где?
* * *
- Ты слышала?
- Да, - сказала Зия. - Кто-то движется в зарослях. Давай попробуем обойти его сбоку. Ты возьмешь вправо, сделаешь метров десять по кругу, а потом пойдешь на сближение. Только не выстрели в меня по ошибке.
Силк кивнул, пополз и потом остановился.
- Ты что?
- Будь осторожнее, - попросил он. - Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
- Хорошо, и ты тоже. - Зия улыбнулась. Когда он скрылся из виду, она покачала головой.
Ну что же, это звучит лучше, чем "не могу тебя убить". Этакая декларация неугасающей любви.
* *
Зия больше не ощущала себя спокойным, собранным секретным агентом. Она устала ползти. Рубашка и брюки разодрались в нескольких местах, набрякли от облепившей их грязи. Царапины на коленках и ладонях саднили, из-под черной корки сочилась кровь. Сейчас бы бутылочку хорошего вина да бадью с теплой водой. И еще пару часов свободного времени, чтобы плескаться и попивать себе вволю, никуда не торопясь. Но сначала им нужно выбраться отсюда живыми.
Достигнув края зарослей, она тут же отыскала место, где еще недавно прятался человек, стороживший дверь. В мокрой земле остался отпечаток человеческого тела, довольно крупного, в воздухе попахивало мочевиной. Должно быть, он отливал где-то поблизости, а теперь придется здесь ползать - так уже ей "везет" в последнее время.
- Зия? - хрипловатым шепотом окликнул ее Силк.
Она увидела, как Силк приближается к ней по-пластунски.
- Этого парня здесь уже нет, - сказала она. - Наверное, услышал нас и смылся.
Он поравнялся с ней. Остановился и сморщил нос.
- Фу...
- Что такое?
- Похоже, я окунулся в мочу.
Зия беззвучно засмеялась.
- Ничего, переживешь.
- Куда теперь?
- Думаю, он отступил в глубь базы.
- С чего ты взяла?
- Он не прополз мимо нас. А справа заросли совсем непролазные - вряд ли он стал бы туда соваться.
Зия высунула голову из кустов, взглянула налево. Никого.
В тот момент, когда Силк вылезал на расчищенную полосу, она посмотрела вправо.
И увидела метрах в семидесяти человека, уползавшего от них на четвереньках.
- Вот он! - воскликнула Зия и вскинула винтовку. От волнения она произнесла эти слова в полный голос. Ползущий человек услышал ее и, перекатившись по земле вправо, исчез в джунглях в тот момент, когда она нажала на спусковой крючок. Прогрохотал выстрел, она увидела, что пуля взрыла грязь в том месте, где только что лежал человек.
- Проклятие! Я его упустила!
- Ну и черт с ним, - сказал Силк. - Залезай в корабль. Ты его заведешь, а я пока посторожу дверь.
- А что, хорошая мысль.
И они побежали к ангару.
* * *
Через несколько секунд Кинг сумел совладать со страхом. Они стреляли в него, но промахнулись на пару метров. С ним все в порядке, но беглецы сейчас наверняка подбираются к кораблю. Значит, нужно вернуться и остановить их!
Он перекатился по земле, сделал глубокий вдох и, направив винтовку в ту сторону, откуда прозвучал выстрел, выскочил на просеку.
Так и не отыскав взглядом преследуемых, он спрятался за одно из маленьких строений. Вздохнул три раза, потом резко выдохнул, снова вобрал воздух полной грудью и бросился вправо, в глубь базы. Кинг бежал, используя следующую башню как прикрытие. Поскользнувшись в грязи, он все-таки удержался на ногах и добежал до тени третьей полупрозрачной конструкции. От ангара его отделяла еще одна башня. Он высунул голову из-за угла, чтобы посмотреть влево - всего на какую-то долю секунды, - и тут же убрал.
И едва он спрятался, как стрела ударилась об угол постройки, отскочила и под углом вошла в землю, так что на поверхности остался торчать только самый ее конец с оперением.
Черт возьми!
Кинг повернулся и бросился к правой стороне здания. Он сделает круг, попробует обойти с фланга этого Силка с его чертовым арбалетом!
* * *
Силк увидел, как чья-то голова показалась из-за угла здания метрах в сорока от него, и тут же выстрелил. Но опоздал. Стрела ударила в стену и отскочила.
Он рывком опустил рычаг, вставил следующую стрелу и стал высматривать свою цель. Куда он исчез?
- Зия, он приближается к нам. Как у тебя дела?
- Приборный щит заблокирован специальным кодом!
Силк снова огляделся по сторонам. Парня как ветром сдуло. Наверняка он сейчас крадется к углу ангара. А потом попытается зайти им в тыл?
Он посмотрел на просеку.
И увидел метрах в двадцати пяти здоровенного парня, который мчался по грязи, стараясь незаметно проскочить этот ничем не защищенный участок.
- Ага, попался, засранец!
Силк выскочил на тропинку и вскинул арбалет.
Увидев его, верзила - кажется, тот самый, которого он подстрелил в Лос-Анджелесе, - стал палить в него с бедра. Силк услышал, как загрохотало - один раз, второй, третий, четвертый. Фонтанчик грязи взметнулся у него возле ног, когда он бросился назад, в прикрытие. Еще одна пуля оставила бороздку в полупрозрачной стене, обдав его дождем пластиковых осколков.
Ну, еще чуть-чуть...
То ли третья, то ли четвертая пуля угодила ему в ногу. Он резко отпрянул и наконец скрылся за углом. Черт возьми!
Силк посмотрел вниз и увидел, что брюки его вспороты. Рана на внешней стороне ляжки довольно сильно кровоточила, но, поскольку пуля прошла по касательной, она едва задела мышцу. Удачно. Еще четыре-пять сантиметров вглубь - и она раздробила бы кость.
- Силк!
- Со мной все в порядке. А вот он уже совсем близко. Поторопись!
Зия понятия не имела, что за код здесь использовали. В отчаянии она набрала хорошо знакомое: "мать вашу".
Тут же зажегся экран голопроектора, ожили приборы.
Вот сукины дети!
- Перехожу на голосовой контроль, - сказала Зия.
- Принято, - отозвался компьютер.
- Приготовиться к взлету, и как можно быстрее.
- Вас понял. Через две минуты стартуем.
- Силк, две минуты осталось!
- Отлично!
* * *
Попал ли он в Силка хотя бы раз во время этой беспорядочной стрельбы? Разве только по чистому везению. А ему сейчас нужно не полагаться на случай, а делать все наверняка.
Кинг услышал, как взревел двигатель - по мере того как он разогревался, звук нарастал и становился все выше. Она сумела завести машину. Проклятие! Конечно, можно подбить корабль в воздухе, но тогда скорее всего оба пассажира погибнут, а ему необходимо взять их живьем. От мертвых какая польза? Если только повесить на них всю ту уголовщину, за которую кому-то ведь придется отвечать перед властями. И все-таки нужно как-то задержать Силка и эту бабу до тех пор, пока он не займет благоприятную позицию, позволяющую обезоружить их, не убивая.
- Силк! - заорал он, тут же бросился вправо и обогнул строение, стоявшее позади ангара.
Силк услышал, как кто-то выкрикнул его имя. Через несколько секунд крик раздался снова, уже из другого места.
- Силк! Нам нужно поговорить!
Силк подбежал к противоположному углу ангара и выглянул. Там никого не было.
- Кто ты такой? - закричал он в ответ.
- Не важно. Я знаю, кто ты, знаю все про инопланетную шпионку. Мы можем договориться!
Он говорил все это на ходу.
- Отвлеки его разговором, - сказала Зия.
Силк отступил и заглянул в ангар. Зия, расположившаяся в кресле пилота, высунула голову из иллюминатора.
- Нам нужна еще минута, чтобы двигатель заработал на полную мощность.
Силк вернулся к углу ангара.
- О чем это ты хочешь договориться? - спросил он громко.
- Давай заключим деловое соглашение. Ты знаешь, какая информация в руках этой шпионки?
И снова голос его куда-то переместился.
- Да, знаю.
- Эти сведения стоят миллионы! Ты получишь свою долю. Да плюс само средство! Ты хочешь жить вечно?
- А ты разве не из Земной Службы Безопасности?
- Теперь уже нет.
- Что от меня требуется?
- Ты примешь меры к аусвельтерше. Взамен получишь жизнь и вместе со мной пожнешь плоды победы. С властями мы тоже все уладим. Против таких денег никто не устоит.
"Пожнешь плоды", "примешь меры"... Ну надо же - этот парень изъясняется как университетский профессор, подумал Силк.
И тут еще одна мысль обожгла его.
- Это ведь ты убил Мак? - выпалил он, не сдержавшись.
И тут же наступила тишина. Лишь рокот двигателя доносился из ангара.
- Ах ты сука!
- Эго была ошибка. Неизбежная. Мне очень жаль.
"Скоро ты по-настоящему об этом пожалеешь, дружок".
С этой мыслью Силк выскочил из-за угла и побежал к тому строению, где, по его расчетам, прятался верзила.
* * *
- Силк, все готово. Иди сюда!
Он расслышал ее слова сквозь грохот моторов.
- Силк! Иди скорее! Никакого ответа.
Она огляделась.
"Куда он, к черту, девался?"
* * *
Кинг услышал топот. Кто-то бежал к нему. Он покачал головой. Должно быть, это Силк. Зря он сознался, что убил докторшу. Хотя... Чем плохо, если он захватит живьем только шпионку? Зачем ему оба?
Он бросил винтовку и достал дротиковый пистолет. Когда Силк забежит за угол, до него останется метр-два. На таком близком расстоянии стрелять из длинноствольного оружия несподручно. А пистолет - как раз то, что нужно.
И тут топот стих.
Да, видно, парень не такой идиот, как он думал. Плохо дело.
Кинг повернулся и стал огибать здание.
* * *
Силк остановился, немного не добежав до строения. Если он, поддавшись ярости, пойдет напролом, очень может статься, что этот тип вышибет ему мозги раньше, чем он успеет вскинуть арбалет. Нет, он не боится, но и умирать раньше времени тоже не хочет. Вначале нужно взыскать с этого парня старый должок.
Он пошел осторожнее, меняя направление. По дороге сюда он растерял большинство стрел. Осталась та, что в арбалете, и еще две, заткнутые за пояс, наконечниками кверху. Силк почти не сомневался, что попадет с первого выстрела, и все-таки, имея в запасе шесть-семь попыток вместо двух, он чувствовал бы себя уверенней.
Может быть, он сумеет подкрасться к этому гаду сзади и выстрелить ему в спину.
И сделает это без всяких угрызений совести.
* * *
Увидев на земле отпечатки ног, оставленные Силком, Зия стала осторожно продвигаться по следу. След уводил за ангар, к строению средних размеров. Винтовку она держала на плече, готовая в любой момент перевести ее в боевое положение. Она хотела было окликнуть Силка, но потом решила, что будет неразумно выдать свое местоположение.
Солнце немного подсушило землю, но грязи и луж еще оставалось достаточно. Она двигалась тихо, как только могла.
* * *
Не иначе как боги снова им заинтересовались.
Кинг выскочил из-за угла именно в тот момент, когда Силк совершил то же самое действие на другом конце постройки. Метров двенадцать разделяли их.
Кинг принял стойку для стрельбы и вскинул пистолет, держа его обеими руками...
* * *
Силк видел, как верзила появился из-за угла, видел, как он вскинул пистолет. И снова время потекло медленнее, а его зрительное поле сузилось, сфокусировалось на пистолете, который полз вверх, пистолете, который нес ему смерть. Больше Силк ничего не замечал сейчас, даже человек, стоявший за этим пистолетом, поблек, превратившись в расплывчатое пятно...
И тут он спустил тетиву...
Зия стояла позади них. Она видела, как Силк выстрелил в верзилу, наводившего на него пистолет. Поскольку все трое располагались на одной линии, сама она не могла открыть огонь...
* * *
Стрела пробила ему обе руки. Вонзилась в левую ладонь с тыльной стороны, в том месте, где она обхватила правую, прошла между костей, отрубила правый мизинец с почти хирургической точностью, проткнула правое предплечье возле запястья и увязла в мышце.
Кинг вскрикнул, скорее от гнева, чем от страха. Он попытался нажать на спусковой крючок, но указательный палец не действовал. Тогда он попробовал расцепить ладони, но стрела намертво пригвоздила их друг к другу. Он снова вскрикнул и задергался, поводя плечами. Так ему удалось выдернуть из правой ладони наконечник, на котором повисли обрывки мышц и сухожилий. При этом он выронил пистолет. Из левой ладони его продолжала торчать стрела. Кинг в изумлении уставился на нее. Все это представлялось ему каким-то нереальным. Боли не было, но он видел причиненное ему увечье, понимал, что пройдет немало времени, прежде чем он залечит рану и приведет руку в порядок. И, внезапно взорвавшись от ярости, бросился на своего обидчика...
* * *
Силк, не отрываясь, смотрел на верзилу с торчавшей из ладони стрелой. А тот вдруг взревел, словно какой-то свирепый зверь, и ринулся на него. Силк нащупал одну из стрел, заткнутых за пояс. Выронил ее. И понял, что не успеет достать следующую...
* * *
- Силк, ложись!
Зия видела, как он распластался на земле. К этому моменту она уже прижала приклад винтовки к плечу, включила лазерный прицел. Красное пятнышко заплясало по телу верзилы, остановилось у него на груди, но в тот самый момент, когда Зия выстрелила, он поскользнулся, и пуля попала выше, в ключицу. А он все продолжал падать, и грязь разлетелась веером, когда он шлепнулся о землю. Он лежал ничком, всего в нескольких сантиметрах от Силка, который потихоньку начал приподниматься...
* * *
Силк встал на четвереньки и очумело уставился на верзилу. Глаза его были закрыты, возле шеи, с правой стороны, виднелась аккуратная дырочка. Зия застрелила его.
- Силк! Ты в порядке?
Зия поспешила к нему. А он уже встал на ноги.
- Да, вроде бы в порядке.
И оба они посмотрели на верзилу, уткнувшегося лицом в землю.
- Похоже, ты его прикончила.
* * *
Кинг был смертельно ранен. Жить ему осталось недолго - он это чувствовал. Пуля натворила дел - разворотила ему грудь, пробила легкое, возможно, задела сердце. Силы быстро покидали его. Он проиграл и теперь платил за все сразу. Но гнев, клокотавший в нем, не давал ему смириться с таким исходом.
Нет, это еще не все.
У него по-прежнему есть оружие. Стрела, застрявшая в левой руке, и маленький пистолет, спрятанный в носок. И если ему суждено умереть, то он захватит с собой на тот свет еще двоих. Пусть составят ему компанию.
Они стояли над ним, его убийцы. Кинг понимал - у него осталось всего несколько секунд.
Отчаяние придало ему силы. Он рванулся вперед и, согнув левую руку, воткнул женщине в голень острие стрелы, торчавшей из его ладони. Испугавшись от неожиданности, она отпрянула, выронив оружие...
Прекрасно. А теперь пистолет...
Он дотянулся до носка, выхватил крошечный пистолет, уже взведенный, готовый к стрельбе, и принялся палить в них, нажимая на спусковой крючок средним пальцем. Он стрелял до тех пор, пока не вышли патроны, думая об одном: прикончить их...
* * *
Зия увидела направленный на нее пистолет, поняла, что не успеет дотянуться до винтовки, и закричала в бессильной ярости.
* * *
Арбалет Силка валялся в грязи, незаряженный. Верзила что-то сделал с Зией, причинил ей боль, так же как в свое время Мак, и Силк рвался убить его! У него оставалось каких-то полминуты. Нечего даже и думать о том, чтобы за это время достать стрелу из-за пояса и вставить ее в арбалет.
А когда верзила поднял свой маленький черный пистолетик, Силк окончательно понял, что арбалет ему не поможет.
Прогремел выстрел, потом еще один, и что-то обожгло его ногу, и когда он бросился вперед, следующая пуля пробила ему рубашку, но не задела кожу... А он уже был на месте...
Силк нагнулся, зажав в руке стрелу. Он вдруг вернулся в первобытное состояние. Все очень просто. Это животное угрожает ему, угрожает его самке! А у него есть заостренная палка. И он изо всей силы ткнул зверя этим оружием. Палка вонзилась зверю в глаз и прошла в мозг.
Тот взревел еще раз, потом дернулся... и испустил дух.
Силк так и не узнал его имени. Но главное, что тот был мертв.
Наконец-то.

Глава сороковая
Перед тем как вывести корабль из ангара, под ослепительное тропическое солнце, они потратили несколько минут на то, чтобы перевязать друг друга. Зия была ранена в голень, Силк - в обе ноги. Мухи уже слетались тучами и с громким жужжанием садились на трупы. Беглый осмотр остальных башен обнаружил еще нескольких мертвецов - все это были агенты, работавшие на ту же самую службу, что и Зия.
Направившись вслед за Зией к грохочущему кораблю, Силк вдруг почувствовал навалившуюся на него усталость.
- Слушай, - сказала она. - Ты можешь остаться, если хочешь. На внешних мирах о тебе никто не знает.
Он остановился, обхватил ее за плечи и развернул лицом к себе.
- Да, но на этой планете обо мне знает чертова уйма народу. Ты пытаешься от меня избавиться?
- Нет. Я просто хотела, чтобы ты знал, что... что...
- Тсс... - перебил ее Силк, прижимая палец к ее губам. - Я знаю.
- Что? Что ты знаешь?
- Я тоже не хочу тебя убивать.
Она рассмеялась.
- О Господи. Мы с тобой веселая парочка.
- Это точно. Слушай, а почему бы тебе не прихватить меня с собой в этой ракете? Только расскажи вначале, что это за планета, на которой мне придется жить.
- Ты уверен, что хочешь этого? Он вздохнул:
- Нет. Я ни в чем не уверен. Но, черт возьми, лучше жить там, с тобой, чем сдохнуть или сойти с ума здесь, без тебя.
- Да, Силк, ты знаешь, чем пронять женщину! Теперь настала его очередь смеяться. Взявшись за руки, они вместе зашагали к кораблю. Силк не знал, что ждет его там, вдалеке от Земли, но в одном он был уверен - скучно не будет.

Стив Перри. Легендатор